Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Перейти на главную
Кашшаф Тарджемани (1877–1943) и проекты реформ российских мусульман в 1917 г.
18.05.2020
Иллюстрация

Кашшаф Тарджемани (Тарджеманов, Тарзиманов Кашафутдин Киямутдинович) играл ключевую роль как мюрид и ближайший сподвижник Г. Баруди (муфтия ЦДУМ в 1917-1921 гг., см. статью). После Галимджан-хазрата муфтием стал Риза Фахретдин, а К. Тарджемани стал уже его заместителем. В 1935 г. в связи с массовым закрытием мечетей и арестами Тарджемани выдвинул предложение закрыть ЦДУМ. После смерти Р. Фахретдина он исполнял функции председателя ЦДУМ, однако власти не разрешили провести выборы муфтия. В 1936 г. Тарджемани был арестован по делу ЦДУМ и позднее умер в заключении.

Тарджемани родился в семье имама в деревне Ямкино Спасского уезда Казанской губернии (ныне Алексеевский район Татарстана). В 1904–1917 гг. он был имамом 11-й Соборной (Большая каменная) мечети в Ново-Татарской Слободе Казани, мударрисом Тарджемановского медресе. Двухэтажное кирпичное здание мечети построено в 1801–1805 г. уроженцем д. Урнашбаш (ныне Арский район Татарстана), купцом Габдерахимом Валитовым (ум. 1850). Кашшаф Тарджемани, реформировал медресе по новометодному варианту. В 1905 г. в медресе было 47 учащихся, в 1916 — 77 человек. В 1913 г. в медресе действовали два отделения с общим 7-летним курсом. Начальное действовало в форме мектеба и имело четыре класса. Здесь преподавались чтение на татарском языке, татарская азбука, чтение Корана, вероучение и история ислама, арифметика, диктовка и чистописание. В трёх классах медресе изучались чтение на татарском языке, вероучение и история ислама, арифметика, чистописание, география, изложение на татарском языке, хадисы, чтение и грамматика арабского языка, фикх, фараиз (раздел имущества).

На III Всероссийском мусульманском съезде в августе 1906 г. Тарджемани вошел в состав духовной комиссии. 3 мая 1907 г. в медресе С. Галеева (Баруди) начались неразрешенные учительские курсы, куда прибыло 59 человек, представлявших Астраханскую, Вятскую, Казанскую, Пензенскую, Рязанскую, Симбирскую, Уфимскую, Оренбургскую и Пермскую губернии и Тургайскую область. На них преподавал и Тарджемани. С 16 мая 1907 г. намечалось устроить съезд учителей и шакирдов для создания общероссийского союза шакирдов «Берек». В циркуляре казанского губернатора указывается, что «Берек» является «отголоском постановлений Нижегородского мусульманского съезда 1906 г. Его главными целями являются свержение самодержавия и созыв Учредительного Собрания». Курсы были разогнаны полицией.

Тарджемани и затем продолжал общественную деятельность. В 1914 г. он участвовал в IV Всероссийском мусульманском съезде. В 1915 г. в сборнике «Марджани» Тарджемани доказывал соответствие трудов Ш. Марджани по акиде догматам Ислама.

31 марта в мусульманской библиотеке Казани К. Тарджемани выступил с лекцией о реформе ОМДС. Лейтмотивом его выступления было доказательство необходимости реформы духовных органов. Он подчеркнул принципиальную разницу между православным и мусульманским духовенством: «Наших мулл избирает не правительство, а народ. В основе они служат нации». По мнению лектора, муллы уже в XIX веке выдвинули лозунги религиозной свободы, контроля над медресе, мектебами и вакфами: «40 лет назад Шихаб-хазрат (Марджани — А.Х.) составил и отправил проект в Оренбургское Собрание». Начало современных реформ он относил к апрелю 1905 г., когда при ОМДС было созвано «Голяма жэмгыяте» (см. статьи про М. Султанова,. Р. Фахретдина, Ю. Акчуру). Среди резолюций III Всероссийского мусульманского съезда лектор отмечал проект создания должности всероссийского лидера — Шейх-уль-Ислама и призыв к прекращению вражды шиитов и суннитов. Лектор утверждал, что помимо религиозной автономии необходима автономия культурная. Он видел в Духовном Собрании — «исторический центр казанских мусульман» (здесь татар Волго-Уральского региона), то есть переносил на него функции национального центра.

В Казани было восстановлено существовавшее в дни российской революции 1905–1907 гг. Общество Духовенства, которое 26 апреля приняло проект, где национальная автономия охватывала религиозные, национальные и культурные вопросы. Тюрко-татарский язык в России провозглашался официальным. В вопросе структуры автономии предлагалось равенство органов религиозной и светской автономии. Центральными органами культурной автономии провозглашались Мэркэз Дини Шуро (Центральный Религиозный Совет) и Милли Шуро (Национальный Совет). Мэркэз Дини Шуро и Милли Шуро состояли соответственно из 5 муфтиев и 5 мудиров от 5 вилаятов (областей). Средняя Россия делилась на 5 вилаятов, где существуют национальные и религиозные меджлисы (парламенты): Казань, Астрахань, Оренбург, Уфа и другие. Управление вилаятами осуществлялось бы коллегиями: «Дини Меджлис состоит из 5 казыев, Милли Меджлис состоит из 5 представителей». Каждый вилаят состоял из нахий (районов), в каждой нахии по 100 приходов. В нахии создавалась коллегия из 3 ахунов и 3 муфаттишей (контроллеров). В каждой махалле (приходе) создавалось Дини Идарэ (Религиозное Управление) и Милли Идарэ (Национальное Управление). Главой местного Дини Идарэ становился имам, а главой Милли Идарэ — избираемое лицо.

Таким образом, именно духовенство первым выдвинуло проект национальной автономии. Этот вариант коренным образом отличался от решений всероссийских мусульманских съездов 1905–1906 гг. концентрацией на сугубо татарском, а не общероссийском уровне, но соответствовал проектам, предлагаемым на IV Всероссийском мусульманском съезде 1914 г. Проект также напоминает вариант июльского совещания 1905 г. при Духовном Собрании сохранением структурной вертикали муфтий — ахун — имам. Фактически отсутствуют представительные органы, а вся власть передается правлениям, то есть органам исполнительным. Вместе с тем, структура коллегий стала основой для исполнительных органов автономии (идарэ) в центре и на местах. Показателен также учет самостоятельности основных национальных центров, что было реализовано при формировании коллегий назаратов Милли Идарэ в дальнейшем. Основными недостатками проекта являются фрагментизация нации на пять фактически автономных частей по территориальному признаку, а также на светские и религиозные органы. Фактически раздробленной по тому же признаку оказывалась система образования. Такой вариант не мог поддерживаться национальными лидерами, которые всегда выступали сторонниками единой автономии.

В мае 1917 г. на I Всероссийском мусульманском съезде Тарджемани выступил с докладом о реформе Духовных управлений. В своей основе он повторял резолюцию III Всероссийского мусульманского съезда в августе 1906 г. Напомним ее содержание. По программе реформы управления духовными делами в России создавались пять Махкама-и-Исламия (Мусульманских Собраний), включая два на Кавказе, Оренбургское, Таврическое и Туркестанское. Им передавались все религиозные дела мусульман, включая контроль над медресе, мечетями и вакфами, утверждение духовных лиц и судопроизводство по вопросам никаха, талака и мираса. Средний уровень должны были составлять губернские и уездные меджлисы духовенства. Главой мусульман России избирался Раис уль-Улама с правом личного доклада Императору. Все духовенство избиралось только мусульманами. По предложению 1917 г. также создавалось единое Центральное управление, размещающееся в столице и выделялось шесть местных духовных управлений: Внутренняя Россия, Крым, Северный Кавказ Закавказье, Казахстан и Туркестан. Им передавались все религиозные и образовательные дела мусульман, а также сбор средств и благотворительность. На всех уровнях управления улемы должны были сотрудничать со светскими членами. Тюрко-татарский язык должен стать языком общения между Духовными управлениями, кроме Северокавказского.

При каждом Духовном управлении должен быть создан Совет (Шура), которые проверяют деятельность Центрального управления. Махалли организуются по принципу свободного выбора, и каждая из них является юридическим лицом. Махалли обеспечивают себя средствами на основе сборов, часть денег перечисляется Духовным управлениям для функционирования Милли Сермая (Национальной казны). Для управления делами махалли избирается мутаваллиляр хаяте (попечительский совет). Каждая махалля обладает правом на открытие учебных заведений, библиотек и благотворительных заведений, покупать дома и земли, создавать вакфы. I Всероссийский мусульманский съезд не стал рассматривать этот проект и переадресовал его Съезду духовенства, открытие которого намечалось в Казани на 18 июля.

На I Всероссийском мусульманском съезде Тарджемани был избран казыем ЦДУМ, на II Всероссийском мусульманском съезде переизбран казыем, стал членом коллегии Диния Назараты Милли Идарэ. В июне 1918 г. Милли Идарэ возобновило свою работу после перехода Уфы под власть войск КомУЧА. Поздравление с избавлением от власти большевиков подписали председатель Диния Назарат Галимджан Баруди, Риза казый Фахретдин, Салихджан казый Урманов, Кашшаф казый Тарджемани, Габдулла казый Сулеймани.

Тарджемани в 1921 г. возглавил комиссию ЦДУМ по помощи голодающим, был представителем ЦДУМ при органах центральной власти, встречался с руководителями Татарской республики. Постоянная комиссия уполномоченных от ЦДУМ работала в Москве с ноября 1921 до конца сентября 1923 года. Она регулировала движение гуманитарной помощи из восточных государств, организовала в Москве большой детский приемник для потерявшихся голодных детей, которых затем отправляли к родственникам. В комиссию также входил казый Г. Сулеймани, московские имамы А. Шамсутдинов и А. Фаттахетдинов. В 1920-е гг. Тарджемани был переизбран казыем ЦДУМ на I–III Всероссийских съездах улемов и мутаввалиев в 1920, 1923 и 1926 гг.

10-25 июня 1923 г. в Уфе проходил II Всероссийский съезд улемов и мутаваллиев. 14 июня Кашшаф Тарджемани отчитался о деятельности муфтията во время голода 1921 г. Он выступил с инициативой окончательного урегулирования отношений и объединения с башкирским духовенством в лице Духовного управления мусульман Башкирской АССР, а также за создание истории реформы ОМДС.

ЦДУМ нуждался в сотрудничестве с правительством, при этом гарантируя ему лояльность населения. Кашшаф Тарджемани в статье «Отношения Диния Назарат с правительством и последние поездки» в 1924 г. писал о регулярных контактах с властями. Так в 1920 г. состоялась встреча муфтия Галимджана Баруди, а в 1921 г. казыя Кашшафа Тарджемани с представителями центрального правительства. В 1923 г. было разрешено устройство съезда с участием представителей Крыма, Кавказа и Туркестана. Декретами ВЦИК от 17 марта 1923 г. и 11 сентября 1923 г. было разрешено преподавание Ислама молодежи. В архив Диния Назарат были переданы мусульманские метрики. ЦДУМу было передано историческое здание муфтията в Уфе. Мутаваллии получили право участия в профсоюзах и работы на госслужбе. Были сделаны уступки в обложении налогами мечетей, духовенства и облегчен доступ в школу детям духовенства. Был разрешен хадж. При ВЦИКе была создана комиссия по религиозному законодательству. Во время визита в Казань Тарджемани был принят председателем СНК Татреспублики Кашшафом Мухтаровым, зампредом ТатЦИКа и председателем Научного Центра ТАССР Гаязом Максудовым. Представители правительства гарантировали соблюдение религиозного законодательства, разъяснение статуса ЦДУМ на местах. ЦДУМ должен был направлять один экземпляр своих циркуляров в СНК ТР.

В 1924 г. Тарджемани стал редактором журнала «Ислам маджалласы». В 1920-е гг. достаточно регулярно проходили и съезды мухтасибатов, на которые приезжали представители руководства ЦДУМ, члены Совета улемов. Так в № 7-8 «Ислам маджалласы» за 1925-й год в статье «О Диния Назараты и Голямалар Шурасы» говорится о поездке казыя Кашшафетдина Тарджемани от Диния Назарат на избрание мухтасиба Оренбурга, тогда столицы Казахстана.

В 1926 г. в составе делегации мусульман СССР во главе с муфтием Р. Фахретдином Кашшаф—хазрат участвовал на I Всемирном Конгрессе мусульман в Мекке.

В 1935 г. в связи с массовым закрытием мечетей и арестами К. Тарджемани выдвинул предложение закрыть ЦДУМ. После смерти Р. Фахретдина он, как заместитель муфтия, исполнял функции председателя ЦДУМ, однако власти не разрешили провести выборы муфтия согласно Уставу ЦДУМ, утвержденному НКВД РСФСР в 1923 г. В 1936 г. К. Тарджемани был арестован по делу ЦДУМ и приговорен в 1937 г. к 10 годам заключения. В 1938 г. он и З. Камали (см. статью) были также обвинены в создании «контрреволюционной повстанческой националистической организации Башкирии» и связях с лидерами «Идель-Уральского комитета». Кашшаф-хазрат умер в заключении.

Портрет: 1923 год, комиссия ЦДУМ по передаче Корана Усмана из Уфы в Ташкент. Слева направо: Шахар Шараф, Кашшаф Тарджемани, Абдуррахман Умари, Абдуррахман Гисмати.

www.idmedina.ru



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2020 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.