Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Ислам Минбаре»
Ислам Минбаре № 6–7(212–213) /2013/ — Курс на крепкую умму
10.07.2013

Муфтий шейх Равиль Гайнутдин награжден одной из высших государственных наград Республики Казахстан — медалью «Шапагат»

18 июня в резиденции Совета муфтиев России в Москве состоялась встреча муфтия Равиля Гайнутдина с председателем Сената (верхней палаты парламента) Республики Казахстан Кайратом Мами, который вручил шейху одну из высших государственных наград Казахстана — орден «ШАПАГАТ». Указ о награждении председателя Совета муфтиев России, Духовного управления мусульман Европейской части России Равиля Гайнутдина был подписан президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым в феврале нынешнего года.

Медаль «Шапагат» (каз. Шапағат — Милосердие) — государственная награда Республики Казахстан, учреждённая на основании Закона Республики Казахстан «О государственных наградах Республики Казахстан» от 12 декабря 1995 года за № 2676. Медалью награждаются граждане за активную и плодотворную благотворительную деятельность и милосердие.

Целый пул мероприятий и площадок, которые Совет муфтиев России сформировал в течение нескольких лет, составляют основу для развития стратегически важных сфер и позволяют в полную силу заняться внутренним строительством и укреплением уммы. Одновременно с этим, благодаря авторитету главы СМР и конструктивной внешней активности организации, укрепляются позиции Совета муфтиев России и на международном уровне.

Для решений актуальных задач в сфере исламского образования и кадрового обеспечения создана ежегодная Московская богословская конференция. Взаимодействие и выработка общности подходов с интеллектуалами и академическими кругами Российской Федерации и всего СНГ происходит на площадке ежегодного Мусульманского форума. Языком культуры и искусства ислам говорит в рамках мероприятий Мавлид ан-Набий и Шатер Рамадана. Институционализации женской мусульманской активности и укреплению института семьи и брака служит проект Союза мусульманок России. Московская международная выставка Halal Expo стала точкой контакта мусульманских религиозных организаций с предпринимательскими проектами, построенными на принципах этического бизнеса (четвертая по счету выставка прошла с 13 по 16 июня во Всероссийском выставочном центре в Москве, читайте об этом на страницах нашей газеты). Голос российских мусульман слышен на международной арене благодаря членству муфтия шейха Равиля Гайнутдина в таких крупных исламских международных организациях, как Евразийский исламский совет (Турция) и Всемирная организация исламского пробуждения (Иран).

Всероссийское мусульманское совещание, прошедшее во второй раз 28 мая в Москве, является в этом ряду той площадкой, которая обеспечивает Совету муфтиев России взаимодействие с широкой общественностью. Прошедшее совещание имело характер гражданского форума, который вынес в повестку дня вопросы межнационального мира и согласия, гражданского единства, прав и свобод человека и обеспечения верховенства права.

Отзывы со II Всероссийского мусульманского совещания, посвященное теме «Мусульмане России и гражданское общество», свидетельствуют, что его участники из регионов получили ответы именно на те запросы, которые поступают к ним со стороны широкой массы верующих. Именно таким образом работает цепочка взаимодействия между муфтием, исламским духовенством и рядовыми мусульманами.


Впервые Всероссийское мусульманское совещание состоялось в марте 2011 года под названием «Россия - наш общий дом»

Буквально накануне совещания Владимир Путин одобрил планы широкого празднования 225‑летия Оренбургского магометанского духовного собрания (ОМДС), учреждение которого являлось актом предоставления мусульманам автономии в сферах семейно-брачного и наследственного права, религиозного просвещения и образования, финансирования религиозной деятельности. Историки свидетельствуют, что муфтият как институт изначально был сформирован с целью расширения свобод и защиты прав верующих. В наши дни Совет муфтиев России является продолжателем именно этих традиций. Аргументация и инструментарий — два основных рычага в функционировании ОМДС, и сегодня продолжают сохранять свое значение для мусульманского сообщества России. Соответствие своей деятельности шариатским положениям и аргументация своей позиции с точки зрения российского и международного права — это тот необходимый идеологический базис, который транслирует Совет муфтиев России в общины на местах. Российское законодательство, отраженное в Конституции, федеральных законах и ряде других документов, гарантирует базовые религиозные и национально-культурные права мусульманских народов, однако участившиеся случаи нарушения этих прав (а, соответственно, и нормативных актов) требуют от мусульман повышения юридической грамотности и защиты собственных интересов, но исключительно посредством законных методов. Эти принципы, сформулированные в выступлении шейха Равиля Гайнутдина, и есть руководство к действию для региональных муфтиев и имам-мухтасибов при построении взаимоотношений как с властью, так и с обществом.

Что касается инфраструктуры и инструментария, здесь, несмотря на очевидные достигнутые успехи, все еще сохраняется большой фронт работ. Почти полностью отстроена система подготовки кадров в ее формальном и материальном аспекте: в системе ДУМЕР существуют два исламских вуза — Московский исламский университет (МИУ) и Нижегородский исламский институт имени Хусаина Фаизханова, в состав СМР входит также Российский исламский университет (РИУ) в Казани, средние учебные заведения зарегистрированы в Башкортостане, Нижнем Новгороде, Саратове и Москве. Вышеназванные Московский и Российский исламский университеты совместно с Институтом теологии и международных отношений в Махачкале учредили в 2010 году при духовном благословении шейха Равиля Гайнутдина Совет по исламскому образованию, который объединяет подавляющее большинство исламских образовательных учреждений страны и юридически располагается по адресу Совета муфтиев России. Работа проделана колоссальная, однако все еще сохраняется задача интеллектуального наполнения учебного процесса и комплектации образовательных учреждений преподавателями высокого класса.

В повседневной деятельности общин заметны активное строительство мечетей и других объектов религиозного назначения, приток молодых кадров в руководство общинами, заметная активизация социальной работы. Как известно, к концу нулевых годов в российском мусульманском сообществе проявилась довольно удручающая тенденция — духовенство, которое по определению должно задавать тон в идеологической дискуссии, стало отставать в своем интеллектуальном развитии от самой уммы. К религиозным истокам стали возвращаться успешные люди средних лет, активно стала приобщаться так называемая продвинутая молодежь, а муфтияты продолжали ассоциироваться с невнятным бормотанием молитв из уст престарелого муллы. Отчасти в ответ на этот вызов в 2010 году Совет муфтиев России объявил о модернизации своей структуры, результатом которой стала отстройка тех направлений, о которых сказано выше. Задача преодолеть опасность вялого инерционного развития была успешно решена, но сегодня муфтиятам мало просто соответствовать интеллектуальному запросу уммы, необходимо обеспечить себе лидерство в идеологической сфере. Только это даст преимущество в борьбе за умы, которую на официальном языке мы привыкли называть профилактикой экстремизма в молодежной среде.

Основные вопросы, которые сегодня муссируются в околоисламской среде и представляют пищу для спекуляций — это наличие субъектности российского мусульманского сообщества и вопросы интеллектуального и численного лидерства. Другими словами, является ли российская умма как общность обладателем определенных прав и обязанностей, а если да, то кто является выразителем ее интересов. В строгом смысле создание ОМДС 225 лет назад как раз и являлось приданием статуса субъектности большой группе людей, объединенных по религиозному признаку, а муфтий являлся представителем уммы перед властями. При этом речь шла не о политической субъектности, а об относительной автономии в границах определенных сфер общественной жизни. Муфтият притягивал лучшие умы, являлся центром как богословской мысли, так и общественной жизни. Воплощенные в XXI веке Советом муфтиев России эти два принципа ОМДС — право представлять религиозные и духовные интересы мусульман и интеллектуальное лидерство — есть основная причина, по которой против СМР развязана кампания по черному пиару.

В свое время муфтий Чеченской Республики Султан Мирзаев возразил на такие публикации, что «и в других конфессиях есть террористы, экстремисты, которые взрывают, убивают. Ведь в начале XX века в Москве против царских чиновников не чеченцы взрывали бомбы, а силантьевы, петровы, ивановы».

Соперничество за право стать первой, второй, пятой, двадцать пятой «силой в российском исламе», навязанная муфтиятам, в том числе и штатными провокаторами, отвлекает от основной задачи — вести за собой умму, добиваться реального влияния в народе. Пока некоторые централизованные религиозные организации стяжают право быть «правильными мусульманами» в оценке самозваных экспертов, Совет муфтиев России идет намеченным курсом по направлению к народу.


Диляра Ахметова



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2020 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.