Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам № 8 (166) /Октябрь 2015/ Дамир Мухетдинов: проблема ислама как минимум должна занимать пятую часть интеллектуального пространства
03.12.2015

Выступление первого заместителя председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации, ответственного секретаря Международного мусульманского форума Дамира Мухетдинова на Международной научно-образовательной конференции «Вера, этнос, нация в эпоху кризисов и перемен».

В качестве эпиграфа я хотел бы привести хадис, переданный Ахмадом и аль-Хакимом. Он звучит следующим образом: «Берегитесь чрезмерности, ибо именно чрезмерность в религии погубила ваших предшественников». Все нижесказанное следует воспринимать через призму этого хадиса.

Я полагаю, что на сегодняшний день перед большинством мусульманского населения стоит фундаментальная проблема модернизации. Эта проблема является общей, хотя российские мусульмане находятся здесь в уникальном положении. От ее решения зависит будущее всей уммы, поэтому к данному вопросу следует отнестись максимально серьезно.

Тот факт, что мусульмане вообще имеют такую проблему, связан с природой современности, или модерна. Начиная с XVII века, то есть на заре Нового времени, Европа выбрала специфический путь развития, характеризующийся двойственностью: с одной стороны, это прогресс в материальной сфере, развитие технологии, точных наук, рост благосостояния; с другой стороны, это забвение духовных принципов или, лучше сказать, переориентация внимания с духовных принципов на посюсторонний мир.

Своими технологическими, социально-политическими и идеологическими проектами Запад поставил весь остальной мир перед альтернативой: либо модернизация, либо постепенная деградация и смерть. В XVIII–XX вв. исламская цивилизация, ввиду ее отсталости в технологическом и научном плане, не смогла автономно формировать свою стратегию развития. При этом, однако, она оказалась лишь поверхностно и чисто внешне затронута модернизацией. В результате чего на сегодняшний день в материальной сфере мы наблюдаем кризис, а в мировоззренческой сфере — рост радикализма и реваншистских настроений.

Я полагаю, что исламский мир не должен становиться экономической и технологической периферией Запада. Но, с другой стороны, он и не должен подвергаться радикальной модернизации в мировоззренческой сфере, иначе имеется опасность потерять многовековые традиции. Если и нужно говорить об углублении модернизации, то это должна быть модернизация умеренного типа, сочетающая духовные традиции ислама и то лучшее, что дает западное общество. Это можно назвать «срединным путем»: между крайним модернизмом и сознательной архаизацией. Такой «срединный путь» соответствует умеренности (араб. васатыйя), к которой нас призывает кораническое откровение: «Мы сделали вас общиной, придерживающейся середины, чтобы вы свидетельствовали обо всем человечестве, а Посланник свидетельствовал о вас самих» (Св. Коран, 2: 143).

Я думаю, что модернизацию такого типа частично прошло российское мусульманство. Практика соединения модерна и духовных традиций, осуществленная российским мусульманством, может быть полезна исламскому миру в целом. Задача российских мусульман сейчас состоит в том, чтобы, используя собственный опыт модернизации, помочь исламскому миру преодолеть кризис. Напомню, что в конце XIX века наш выдающийся мыслитель Исмаил бей Гаспринский писал, что российское мусульманство должно стать во главе остальной уммы. Глядя на геополитическую расстановку, мы сейчас со всей серьезностью относимся к этим словам.

Опыт российских мусульман может оказаться полезен не только для ближневосточной цивилизации, но и для формирующегося на наших глазах европейского мусульманства. Практика поликультурности, защита традиционных ценностей и умеренный консерватизм, противопоставленный безумному ультралиберализму современной Европы, — это то, что европейские мусульмане могут почерпнуть у нас. Однако следует иметь в виду, что информационный взаимообмен на массовом уровне здесь осложняется феноменом маргинализации исламского дискурса, характерным для государств европейского типа.

Что это значит? Под маргинализацией я подразумеваю отвод мусульманской мысли на периферию интеллектуального пространства. Подобная ситуация актуальна для светских государств, где ислам не связан с идеологией и мусульмане являются меньшинством. Маргинализация здесь проявляется в следующем: во‑первых, прямо или косвенно создается негативный облик ислама, поддерживается исламофобия; во‑вторых, мусульмане не вовлекаются в деятельность интеллектуальной элиты по порождению смыслов; в‑третьих, исламский дискурс не получает представительства на массовом уровне, он не интегрирован в актуальную повестку дня. Рассмотрю вкратце каждый из факторов.

Исламофобия стала настоящей проблемой западных СМИ после терактов 11 сентября 2001 года, конфликтов на Ближнем востоке и ряда карикатурных скандалов. Можно констатировать, что с начала 2000-х гг. в западном дискурсе ислам прочно ассоциируется с терроризмом, экстремизмом, средневековым мировоззрением и нежеланием интегрироваться. Нет ничего удивительного в том, что европейская мусульманская молодежь, наблюдая такое лицемерное отношение к своей базовой идентичности, формирует негативный настрой к западному обществу и образу жизни.

Другое проявление маргинализации — это невовлеченность мусульман в деятельность интеллектуальной элиты по порождению смыслов. Деятельность элиты играет решающую роль при формировании интеллектуального пространства и определении стратегии развития общества. Поскольку мусульмане составляют в рассматриваемых странах меньшинство, то им не удается включить ислам в стратегию развития.

Я не буду касаться европейских стран, поскольку здесь заявления видных политиков о том, что «ислам — это часть европейской идентичности» и пр., являются чистой риторикой. Возьмем лучше пример России. Ожидается, что к 2030 г. в России каждый пятый гражданин будет исповедовать ислам. Однако в период интеллектуального возрождения 1990-х — нач. 2000-х гг. элиту интересовало лишь наследие русских философов-классиков — славянофилов, почвенников, евразийцев. Кто-нибудь всерьез поставил вопрос об актуализации мусульманского богословского наследия? Г. Курсави, Ш. Марджани, М. Бигиев — эти имена почти не знакомы российской интеллектуальной элите. О какой общероссийской и евразийской стратегии можно говорить без этих имен? Лишь в последнее время нашими усилиями эта тематика начинает получать популярность, в частности можно упомянуть о разрабатываемой нами концепции «российского мусульманства», которая является развитием идей Гаспринского.

Наконец, третий фактор маргинализации — это отсутствие исламского дискурса на массовом уровне. Под отсутствием я имею в виду то, что он не представлен в повседневном дискурсе, например в дискурсе СМИ. Актуальные проблемы мусульман никого не волнуют. Кроме того, мусульманские СМИ не получают представительства.

Маргинализация исламского дискурса в целом ведет к росту радикализма, который паразитирует на невежестве и формальном подходе к вопросам веры. Безусловно, пре­одолеть маргинализацию мусульманского дискурса в светских странах вполне возможно. Для этого нужно изменить риторику, транслируемую в СМИ, обеспечить доступ к СМИ мусульманам, способствовать воспитанию мусульманской элиты и ее интеграции в общую интеллектуальную элиту, включить ислам в стратегию развития общества, обеспечить представительство мусульманского дискурса на всех уровнях.

Фактически, исламу следует предоставить то место, которое он должен занимать в светском обществе, с учетом демократических принципов. Скажем, если мусульмане составляют пятую часть общества, то и проблема ислама как минимум должна занимать пятую часть того интеллектуального пространства, которое связано с обсуждением религиозных и мировоззренческих вопросов. Исламу нужно предоставить его законное место, не сдерживая и не ограничивая его, т. е. его нужно гармонично интегрировать в пространство дискурса. Если этого не будет сделано, то мусульманам, проживающим в странах европейского типа, грозит отчуждение.

Я считаю, что в глобальном плане радикализм паразитирует на двух обстоятельствах: падение интеллектуального уровня самих мусульман и отсутствие понимания того, как возможно существование ислама в обществе модернистского типа. Маргинализация мусульманского дискурса не решает этих вопросов, а трусливо сворачивает их. Парадокс, однако, состоит в том, что для их разрешения недостаточно только потенциала арабо-мусульманской культуры. Поэтому, как справедливо подметили еще джадиды, основная часть мусульманского населения нуждается в помощи со стороны людей, получивших европейское образование. Радикализм может быть побежден только всесторонним просвещением, модернизацией и демонстрацией плюралистичного потенциала ислама.

В наше время вдвойне актуально обращение к нравственной сердцевине ислама — принципу умеренности (араб. васатыйя). Хотелось бы напомнить о том, какое место в исламе занимает этот принцип. Вопреки исламофобской риторике и заявлениям радикалов, разжигание межрелигиозной розни, насилие, принуждение, фанатизм, слепая убежденность в собственной непогрешимости — все это противоречит исламу. Корень фанатизма, слепой веры в собственную непогрешимость, надменности и всех человеческих страстей — это эго, низшая часть души человека, нафс. В Коране сказано: «... Нафс побуждает ко злу» (Св. Коран, 12: 53). Именно в чрезмерной экзальтации, ослепленности нафсом кроется главная причина современного кризиса ближневосточной цивилизации.

Побороть экзальтацию, или то, что в хадисе, взятом мною в качестве эпиграфа, проницательно названо «чрезмерностью в религии», можно только с помощью умеренности. Необходимо, прежде всего, умерить свой пыл, или внутренний огонь, ведь сказано: «Огонь скрыт за страстями» (Бухари). Ислам — это серединная религия. Религия справедливости и прямоты. Умеренность в современном контексте предполагает срединный путь между архаизацией и крайней модернизацией, между традиционализмом и ультралиберализмом, между аскетизмом и культом роскоши. Я убежден, что именно на этот путь призывали нас джадиды, и именно этот путь освящен следующим аятом Корана: «Посредством того, что Аллах даровал тебе, стремись к Последней обители, но не забывай о своей доле в этом мире!» (Св. Коран, 28: 77).

5 ноября 2015 г., Москва

 



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.