Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №128 — Азербайджанское крыло салафии
21.05.2012


 

В начале апреля стало известно о проведении очередной крупной операции в северных территориях спецслужбами Азербайджана. Оперативные мероприятия, проведенные силами Министерства национальной безопасности (МНБ), прошли в районах, непосредственно примыкающих к российской границе, населенных преимущественно дагестанскими народами.

Поступающая информация носит крайне скудный и противоречивый характер. Согласно имеющимся данным, операции были проведены в городах Баку, Гянджа, Сумгаит, а также в Кахском, Закатальском, Шекинском и Кусарском районах Азербайджана.

Сотрудниками МНБ Азербайджана в ходе серии спецопераций были задержаны 17 членов незаконной вооруженной группировки «Лесные братья», которые, как говорилось в сообщении Центра общественных связей МНБ, планировали диверсионно­подрывные и террористические акции «с целью подрыва общественно­политической стабильности в стране и создания среди населения паники».

Отметим, что это не первая крупная спецоперация, проводимая властями Азербайджана на севере страны.

Военная единица

В настоящее время наибольшую напряженность во внутриполитических процессах Азербайджана вызывает салафитская группировка под названием «Лесные братья». По своей структуре данная группировка — вид объединения, имеющего в Исламе значение как общины (джамаата, как правило, образующегося вокруг мечети), так и военной единицы: с инфраструктурой и единым предводителем (амиром).

Подобная структура руководствуется концепцией военного джихада, в основу идеологии которой положен принцип создания шариатского государства. Здесь уместно напомнить, что группировка с аналогичным названием действует в сопредельном Дагестане, в ее южной части, и даже определенное время руководил ею выходец из Азербайджана.

По своей географии «Лесные братья» охватывают территорию, преимущественно заселенную лезгинскими народами, а также северо­западные районы Азербайджана, населенные в основном аварцами и переселенцами азербайджанцами­суннитами. Ключевой фигурой группировки «Лесные братья» был убитый амир «южнодагестанского джамаата» Ильгар Моллачиев.

Власти Азербайджана утверждают, что осуществленный 17 августа 2008 года в бакинской суннитской мечети Абу Бакр террористический акт организовала именно эта группировка. Однако после ликвидации амира группы Моллачиева в конце 2008 года, а также ареста множества ее рядовых членов, деятельность «лесных» на территории Азербайджана не только не спала, а, наоборот, усилилась.

Предпосылки салафии

В Азербайджане салафитские взгляды стали пропагандироваться с начала 1990‑х годов. Правда, ситуация для распространения идеологии салафии в Азербайджане в тот момент несколько отличалась от положения в республиках Северного Кавказа. Ввиду того, что значительную часть населения Азербайджана составляют шииты, салафитам было сложнее с пропагандой своих взглядов.

Именно поэтому к идеям салафитов тогда оказались более восприимчивы сунниты, в первую очередь проживающие на севере республики, вдоль границы с Россией. Это главным образом лезгины, а также аварцы, цахуры и другие нацио­нальные меньшинства, имевшие тесные связи со своими соотечественниками в Дагестане.

Но начиная с 1995 года география салафии расширилась до Баку и его окрестностей, а в дальнейшем — и до центральных и южных районов страны. Важными составляющими пропаганды были распространение литературы, строительство медресе и мечетей салафитского толка.

На салафитов в Азербайджане сегодня смотрят с большим подозрением. Во многом этому способствовала развернутая СМИ негативная пропаганда — салафитов стали обзывать «ваххабитами», «бородачами» и «чернобородыми».

Вместе с тем сторонники салафизма не привязывают себя жестко к одному из четырех существующих суннитских мазхабов (шиизм все салафиты традиционно воспринимают как ересь в Исламе), в каком­то смысле салафизм является трансмазхабной идеологией, обращенной к раннему, «правильному» Исламу. Салафиты предпочитают, чтобы их называли просто «мусульманами», или «муваххидун» (единобожники).

В свою очередь правительство и официальное шиитское духовенство содействовали тому, чтобы представить салафитов в образе потенциальных террористов. Хотя представители гражданского общества сознают опасность того, что преследования могут способствовать радикализации этих групп, большинство неправительственных организаций не очень усердствуют для защиты их прав.

Суннитско­шиитские
противоречия

Согласно неофициальным данным, в Азербайджане Ислам суннитского толка исповедуют около 35 % населения республики, около 65 % являются шиитами. Суннитами являются, помимо дагестанских народов, некоторое количество азербайджанцев. Проживают сунниты в основном на севере государства и в крупных городах страны.

Отношения между государством и религией регулируются в стране Государственным комитетом Азербайджанской Республики по работе с религиозными объединениями. Отметим также, что в Азербайджане прошла уже четвертая по счету обязательная перерегистрация всех религиозных организаций с момента обретения республикой независимости.

Наблюдатели сходятся во мнении, что процедура перерегистрации стала своего рода «чистилищем» неугодных государству общин из реестра юридических лиц. Первыми жертвами перерегистрации стали суннитские общины, в частности, «Лезги мечеть». Возможное усугубление конфликтной ситуации с регистрацией суннитских мечетей Азербайджана даже стало предметом озабоченности со стороны Совета муфтиев России.

В конфликт были втянуты также религиозные деятели Южного Дагестана, которые выступили с заявлением, в котором осудили политику Азербайджана в отношении суннитского наследия — «Лезги мечети».

Властями под надуманными предлогами была введена практика закрытия суннитских мечетей. Подобная участь постигла мечети Абу Бакр и Шехидляр в Ясамальском и Сураханском районах. В то же время в Азербайджане при перерегистрации не испытывают никаких проблем «нетрадиционные» религиозные общины.

Особая роль в деле контроля над верующими отводится государством муфтию Азербайджана — Аллахшукюру Пашазаде. Именно с его подачи было трижды запрещено призывать мусульман к молитве через громкоговорители, введен запрет в стране на исламскую пропаганду. С 2010 года в азербайджанских школах официально запрещено носить хиджаб.

Еще с 1990‑х годов Духовное управление Кавказа (УМК), патронируемое Пашазаде, проводит последовательную политику пресечения в суннитских общинах Азербайджана смены местных «старых» имамов молодыми и образованными выпускниками духовных учебных заведений Дагестана.

Тех же, кто отказывается идти на своеобразную «духовную переквалификацию» в структурах УМК, зачастую целенаправленно выдавливают из Азербайджана или полностью блокируют их религиозную и просветительскую деятельность. Шанс трудоустроиться «азербайджанским» дагестанцам, получившим духовное образование в Дагестане, равен нулю. На них обычно вешают ярлык «ваххабитов» и «террористов». Случаи перехода из шиизма в суннизм становятся все более распространенным среди азербайджанской молодежи. Многим молодым азербайджанцам начинают импонировать религиозные взгляды салафитов, которые идеологически вдохновляют их на борьбу с произволом чиновников и коррупцией.

Мюриды Чиркейского

На севере страны среди дагестанских народов пропагандируют Ислам и суфийские шейхи суннитского толка. В Закаталах практикует тарикатский шейх Молламухаммад (аварец, получивший иджазу от Саида Чиркейского), в оставшихся северных районах — шейх Эльнур Эфенди Кубинский (азербайджанец­суннит, получивший иджазу от убитого в прошлом году шейха Сиражутдина Хурикского).

Аварские дибиры (имамы) Азербайджана в своем большинстве являются мюридами шейха Саида Чиркейского. Однако это не помешало азербайджанским властям обвинить их в «ваххабизме». К слову, представить подобное обвинение, скажем, в соседнем Дагестане — просто невообразимо. Последователи дагестанского шейха Чиркейского часто вызываются на «профилактические» беседы в МНБ, где их ставят на учет как членов «саидовского тариката».

Выводы

В современном Азербайджане религиозное противостояние происходит сразу по нескольким направлениям. Можно выделить в первую очередь общую дискриминацию верующих со стороны государства, будь они шииты или же сунниты. Определенное напряжение наблюдается по следующим направлениям: между суннитами и шиитами, салафитами и сторонниками суфийских шейхов, между салафитами и шиитами.

Однако особым притеснениям со стороны государства подвергаются суннитские общины, приверженцы которых к тому же являются еще и представителями национальных меньшинств, с ярко выраженной продагестанской ориентацией.

И, наконец, последнее. Отсутствие у шиитского большинства хоть сколько­нибудь значимых знаний в области религий позволило властям посредством пропаганды в СМИ поставить знак равенства между всеми суннитами и так называемыми «ваххабитами», с последующим гонением первых, уже в качестве потенциальных «террористов». Что, в конечном итоге, приводит к еще большей радикализации джамаатов региона.

Алихан АМРАХАНОВ

Источник: Кавказская политика



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.