Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №113 — Лидер крымских татар: «Такая республика нас не устраивает»
17.02.2011

Автономная республика Крым 20 января отметила двадцатилетие — в этот день в 1991 году жители Крымской области высказались на референдуме за восстановление автономного статуса региона. Результаты первого в истории СССР референдума были весьма убедительны: явка превысила 81%, возрождение существовавшей с 1921 по 1945 год Крымской АССР поддержали более 93% избирателей, пришедших на участки для голосования. Против референдума были настроены только крымские татары — большинство из них в то время еще не вернулись в Крым из Средней Азии после принудительного переселения 1944 года. Организованное руководством СССР переселение, которое сами крымские татары считают депортацией, было реакцией на сотрудничество некоторых татар с немецкими оккупантами в годы Великой Отечественной войны.

О том, почему крымские татары не участвовали в референдуме и не поддерживают автономию Крыма в ее нынешней форме, корреспонденту РИА «Новости» Дмитрию Жмуцкому рассказал депутат Верховной рады Украины Мустафа Джемилев. Активнейший борец за возвращение татар в Крым, просидевший более 15 лет в советских лагерях, в начале 1990-х Джемилев был безоговорочным национальным лидером и до сих пор остается самым влиятельным крымскотатарским политиком, сохраняя пост главы меджлиса — организации, которая не имеет официального статуса, но претендует на статус органа национального самоуправления крымских татар.

— Мустафа-ага, в годы перестройки именно крымские татары были первыми, кто заявил о необходимости восстановить автономный статус Крыма. Первые митинги, насколько мне известно, начались в 1987 году…

— Гораздо раньше. У крымскотатарского национального движения послевоенного периода было два главных требования: возвратить крымскотатарский народ на родину и вернуть Крыму статус национально-территориальной автономии, как было до 1945 года. Советская власть, преследуя нас, называла нас не только националистами и антисоветчиками, но и «автономистами». Указ «О татарах, ранее проживавших в Крыму», изданный в сентябре 1967 года, — это был достаточно злобный документ, фактически оправдывавший депортацию, — гласил, что восстанавливать крымскую автономию не нужно, потому что демографическая ситуация в Крыму изменилась. Подготовка референдума об автономном статусе Крыма началась только в 1990 году, перед распадом Советского Союза, по инициативе ЦК КПСС.

— То есть инициатива референдума исходила из Москвы?

— Да, конечно. Вопрос референдума звучал так: «Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?». То есть на случай распада Советского Союза референдум предоставлял Крыму возможность временно стать независимой русской республикой, а потом — присоединиться к России. Многие руководители СССР позднее писали в своих воспоминаниях, что рассматривался именно такой сценарий.

— Почему крымские татары не участвовали в референдуме?

— Мы тогда заняли однозначную позицию: заявили, что пока коренной народ не вернулся на родину, представители других народов не вправе определять статус этой территории. Поэтому мы бойкотировали референдум. Большинство жителей Крыма, как и ожидалось, проголосовали за автономный статус — но это не было восстановление Крымской АССР. Когда в 1991 году в Верховной раде Украины рассматривался вопрос о признании итогов референдума, одним из главных аргументов в пользу автономного статуса Крыма было то, что это один из регионов с наибольшим процентом русского населения. То есть фактически о восстановлении автономии речь не шла — упор делался на особенности этнического состава населения Крыма, автономный статус закреплял демографические изменения, происшедшие после депортации крымских татар.

— Распространено мнение, что автономный статус Крыма помог избежать здесь межнационального конфликта в 1990-е годы. Вы с этим согласны?

— Категорически нет! Наоборот, это обострило межнациональную напряженность, потому что крымские татары были против создания в Крыму русской автономии.

— Соответствует ли нынешняя форма автономии Крыма интересам крымских татар?

— Нет, конечно. После создания АРК тогдашний глава украинского государства Леонид Кравчук говорил: мы сначала утвердим автономную республику, потом будем наполнять ее статус содержанием — учитывая интересы всех жителей Крыма. Но ничего такого не произошло.

— Вместо этого в 1994 году Киев отменил Конституцию Крыма и ликвидировал институт президентства, значительно урезав самостоятельность автономной республики. Можно ли, на ваш взгляд, сегодня говорить о реальной, а не формальной автономии Крыма? Обладает ли Крым полномочиями, которых нет у других областей Украины?

— Отличия от других регионов есть, но разница небольшая. А действия Киева по сокращению автономии Крыма были вполне оправданны: президент Мешков (первый и единственный президент Крыма, занимавший пост в 1994–1995 гг. — РИА «Новости») был настроен на присоединение Крыма к России, здесь уже начали создавать свои военные ведомства. При Мешкове Крым был чуть ли не самостоятельной страной — это обострило ситуацию, и Киев принял довольно решительные меры, в том числе подогрел клановые разборки внутри республики.

— Насколько удачными, на ваш взгляд, были для Крыма 20 лет в статусе автономной республики?

— Для крымских татар в эти годы ничего удачного не было. В 1994 году, правда, была попытка ввести систему квотного представительства коренного народа в Верховной раде Крыма и других органах власти. Но это продлилось только один созыв — 4 года. С 1998 года и до сих пор крымские татары, расселенные в Крыму дисперсно, практически лишены возможности быть избранными в Верховный совет Крыма по мажоритарным округам. Сейчас уровень представительства крымских татар в органах власти примерно втрое ниже, чем процент крымских татар в населении Крыма.

— Нужна ли Крыму автономия? У соседнего региона — Севастополя — полномочий меньше, чем у любой украинской области, но никаких катастроф там не произошло.

— С нашей точки зрения, автономия нужна — но она должна быть такой, как была до депортации крымских татар. Тогда в Крыму было два официальных языка — русский и крымскотатарский, соблюдалась пропорция представительства крымских татар во всех ветвях власти. Сейчас этого нет. Крымские татары — самая дискриминированная часть населения полуострова, и такая республика нас не устраивает.


Доля крымских татар (в процентном соотношении) в населении районов Крыма по материалам Всесоюзной переписи населения 1939 года


Доля крымских татар в населении районов Крыма по данным Всеукраинской переписи населения 2001 года

Источник: РИА «Новости»



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.