Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №105 — Подводные течения афганской эпопеи
03.06.2010

Окончание. Начало в № 103.

Что есть опиум для народа?
(почти по Марксу)

На территории взятой междуна-родно-афганскими силами провинции Гильменд опиумные поля, составляющие половину всех афганских маковых площадей, вплотную подступают к базам НАТО. Но, по сообщению британской «Таймс», солдаты не замечают наркопосевов, так как приказа об их уничтожении нет. Здесь ничего удивительного не проявляется. Еще два года назад экс-помощник руководителя Бюро по международной борьбе с наркотиками и правоохранительной деятельности госдепа США Томас Швайх свидетельствовал о запрещении со стороны командующего восточным фронтом в 2006 году генерала-майора Бенджамина Фрикли «сотрудникам Управления [по борьбе с наркотиками США] и афганским наркополицейским действовать в Нангархаре – ключевой для наркоторговли провинции», так как «операции против наркотиков создают ему ненужные помехи при проведении боевых операций». В конце 2007 года представитель комитета ООН по наркотикам (UNODC) в Кабуле Кристина Огуз сообщала, что «в последние несколько лет натовские силы в Афганистане не очень интересовались борьбой с наркоторговцами, гораздо более важным для них было подавление повстанцев». Аналогичная ситуация с «непротивлением» НАТО наркоторговле складывается и в Кандагаре, где культивирование мака в 2009 году выросло на 35% по сравнению с предыдущим.

В целом данный подход всегда был характерен для позиции Вашингтона по афганскому наркоделию. В 2005 году тогдашний глава американского оборонного ведомства Дональд Рамсфельд разграничивал военные акции от антинаркотических операций. Недавно идентичная позиция была озвучена по иной линии. Так, посол США в Узбекистане Ричард Б. Норланд подразделил целевую программу по Афганистану на «три момента: безопасность и военные вопросы; экономическое развитие; и вопросы эффективного управления государством, роль правительства». Как усматривается, напрямую речь о наркотрафике не идет, но, по всей видимости, этот пункт включается в экономическое поле или третий пункт, если вообще не игнорируется. В любом случае военный ракурс и безопасность проходят отдельной строкой, без конкретизации борьбы с наркоторговлей. Выводы читатель может сделать самостоятельно. В особенности после краткой нижеследующей справки.

Всего площадь опиумных плантаций в Афганистане достигает почти 160 тысяч гектаров, превосходя аналогичные плантации в Колумбии, Перу и Боливии вместе взятых. Согласно ряду источников, торговля опиумом составляет свыше 50% ВВП Афганистана. Кроме того, общеизвестно, что в регионе не просто производят наркотики, это еще и важнейший транзитный путь для «белой смерти». Как отмечают специалисты, наркотрафик затрагивает три маршрута. Северный путь: Таджикистан – Кыргызстан или Узбекистан – Казахстан – Россия – Украина или Беларусь – Еврозона. Центральный (балканский) путь: Иран или Турция – Балканы. Южный путь – Пакистан и далее.

Нарковопрос между Москвой и Вашингтоном

Опасность (угрозу) сей ситуации для России в последние дни февраля признал руководитель Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов. Сообщив о ежегодном поступлении в страну 35 тонн афганского героина (5 млрд инъекций), он назвал ситуацию в Афганистане «фундаментальным фактором формирования тяжелой наркоситуации в России», так как наркопроизводство играет роль «глобального дестабилизирующего фактора» для РФ «как целевого региона доставки» и центральноазиатских стран («транзитных государств»). Со слов В. Иванова, «публичные заявления США об отказе уничтожать плантации опийного мака прозвучали, по оценкам самим афганцев, в качестве солидной гарантии неприкосновенности сырьевых источников наркопроизводства в стране». Вслед за чем директор ФСКН призвал дать «правовую квалификацию феноменальному производству наркотиков в Афганистане как угрозе международному миру и безопасности». К слову, до этого «важным перевалочным пунктом наркотрафика» из Афганистана в Россию В. Иванов определил Грузию. При подчеркивании активизации деятельности наркоторговцев и через Азербайджан.

Тем самым, как усматривается, нарковопрос – один из тех, во взглядах на разрешение которого Москва и Вашингтон пока еще расходятся. Даже в условиях неотмененной перезагрузки. Подтверждение чему – в высказывании спецпосланника президента США по Афганистану и Пакистану Ричарда Холбрука в начале февраля. Когда он, признав «частные разногласия» США и России относительно необходимости уничтожения посевов опиумного мака в Афганистане, раскрыл: Москва считает «искоренение мака» ключом к решению проблемы, а мы убеждены, что антинаркотические шаги создадут «талибам возможности для вербовки крестьян». С его слов, «гораздо больше успеха» приносит борьба с контрабандой зелья и уничтожение наркорынков. Ну а 1 марта помощник госсекретаря по борьбе с наркотиками и деятельности правоохранительных органов Дэвид Джонсон, представляя ежегодный доклад госдепа о стратегии международного контроля за распространением наркотиков в 2010 году, заявил, что «программа уничтожения опийного мака не соответствовала» вложенным затратам, попутно не снижая «угрозы наркотрафика, перед которой стоят соседние с Афганистаном страны».

Однако позиции США и России, скажем, по Ирану довольно интенсивно сближаются. Так стоит ли исключать аналогичные перспективы в афганском направлении?

К слову, ряд источников сообщили о проявлении интереса командования немецким международным контингентом к дюссельдорфской комании Ecolog, вроде как причастной к контрабанде наркотиков под прикрытием возложенных на фирму задач по оказанию войскам НАТО в Афганистане прачечных услуг и уборки мусора. Чем это немцы-то вдруг не угодили?

P.S. Ну а что же дальнейшие шаги в афганской кампании? Наверное, все как всегда. Опять бессмысленные жертвы, опустошенные территории, беженцы и... теракты, теракты, теракты. С чьей стороны, во имя чего, кто инициирует – уже как бы и не суть важно. Страшнее другое – промежуточные или пострезультаты эпопеи. Но не геополитические, экономические и культурные. А социальные. Так, расследование ВВС в Ираке обнаружило опасный рост числа детей с врожденными дефектами в городе Фалуджа. По словам врача местной больницы, в ней в среднем каждый день рождается 2–3 ребенка с врожденными дефектами. При подавлении в 2004 году в Фалудже двух восстаний американские солдаты, помимо использования изощренного и продвинутого оружия, сбросили обломки разрушенных зданий в реку, воду из которой местные жители всегда использовали для питья.

Что ждет афганских детей?

Теймур АТАЕВ,
политолог,
Азербайджан



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.