Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам на Нижегородчине, № 8-9 (2009)
24.02.2012

ХVIII – НАЧАЛО ХХ вв.:  ЭПОХА ОМДС И ДЖАДИДИЗМ

Еще с начала XVII века становятся очевидными проявления государственной политики христианизации мусульманского населения Нижегородчины. Татарские общины Арзамасского, Алатырского, Курмышского уездов тогда начали длительную борьбу за сохранение исламской религии. Немногочисленность принятия крещения указывает на то, что большинство нижегородских татар были искренними и убежденными последователями Ислама. Свою роль в этом сыграла деятельность имамов, которые отстаивали традиции и вероубеждения предков в этих условиях.

Татарское духовенство на Нижегородской ярмарке. Фото М. Дмитриева

 

Муфтий ОМДС Абдулвахид  Сулейманов

 

Шейх накшбандийи  Садек-абзи Абдулжалилов

С середины XVIII века более широко развернулся процесс строительства мечетей в татарских селах Нижегородского края. Согласно архивным источникам, в 70-е гг. XVIII века мечетями располагали исламские общины Андреевки (там было две мечети), Базлово, Камкино, Карги, Пошатово, Парши (ныне Тукай), Шубино.

По указу 1756 года мечети разрешалось строить в деревнях с населением не менее 200 душ. Между тем в небольшой деревне Парше в 1779 году проживало лишь 66 душ мужского пола, уже успевших выстроить собственный исламский храм.

Результатом деятельности имамов стало увеличение числа грамотных людей на селе. Укрепляя мусульманское вероучение в сознании уммы и противодействуя политике крещения, имамы второй половины XVIII века стали обращать все большее внимание на создание учебных заведений при мечетях. Это было весьма актуально в тех условиях. Одним из старейших медресе в Нижегородской губернии являлось Овечьевражское. Всего в первой половине XIX века в пределах современной Нижегородской области функционировало не менее 36 мектебе и медресе при мечетях.

В первой четверти XIX века почти во всех мечетях Нижегородского края имелись свои имамы. Исключение составили лишь малочисленные мусульманские общины Красного Яра (до 1816 года), Кузьминок (до 1822 года), Пицы (до 1807 года), приглашавшие имамов из соседних селений. По двое и более имамов было в Анде, Ендовищах, Камкино, Ключищах, Кочко-Пожарках, Сафаджае, Медяне, Петряксах, Семеновке, Маклаково, Трехозерках, Урге, Шубино. Сами жители определяли им оклад годового содержания. В XIX — начале XX вв. Оренбургское Магометанское духовное собрание, по своему статусу не только пыталось улучшить кадровый состав мусульманского духовенства, но и взять его под более жесткий контроль. С тех пор «указные муллы» обрели статус наиболее квалифицированных и, как следствие, более авторитетных имамов в среде своих прихожан.

НИЖЕГОРОДСКИЕ УЧЕНЫЕ-ПРОСВЕТИТЕЛИ

 

Г. Фаизханов

 

М. Хабибуллин

Х. Альмушев

 

КНИГИ ИД «МЕДИНА», ПОСВЯЩЕННЫЕ БРАТЬЯМ ФАИЗХАНОВЫМ

 

 

 

Хусаин Фаизханов

Одним из крупнейших мусульманских улемов в масштабах всей Российской империи того времени явился выходец из села Сафаджай (Красная Горка) Хусаин Фаизханов (1823–1866) – татарский ученый-ориенталист, филолог, просветитель и общественный деятель. Вначале он получил традиционное религиозное образование в родной деревне, потом в дер. Бараска, затем в Казани. В 1850–1854 гг. Фаизханов был учеником у видного татарского улема Ш.Марджани, с помощью которого он устанавил контакты с преподавателями и учеными Казанского университета (А. К. Казембеком, И. Н. Березиным и др.). С 1854 г. он жил в Санкт-Петербурге, где преподавал (с 1858 г.) тюркские и арабский языки на факультете восточных языков Петербургского университета. В 1858 г. он изучил дипломатические грамоты крымских ханов из архива МИД России в Москве; по результатам этой поездки Академия наук ходатайствовала об избрании Фаизханова членом Общества археологии, действительным членом которого он становится в 1860 г. В 1858 г. Хусаин совершил научные командировки в Оренбургский край, по результатам которой написал статью «Три подробных булгарских надписи» в «Известиях Российского археологического общества» и выступил с одноименным докладом перед учеными Общества археологии. Статья ознаменовала новый этап в исследовании булгарской эпиграфики.

Фаизханову принадлежит значительная роль в изучении эпиграфики эпохи Касимовского ханства. В 1860 г. он снял копии с татарских надгробных памятников в Касимове. Данные материалы были использованы известным востоковедом В.В. Вельяминовым-Зерновым в его капитальном труде «Исследование о касимовских царях и царевичах». Только в 2006 г. были опубликованы как оригинальные исторические труды Фаизханова «Казан тарихы» («История Казани») и «Касимский ханлыгы» («Касимовское ханство»), а также «Ислах аль-мадарис» («Школьная реформа»).

Фаизханов первым из татарских просветителей, убедившись в преимуществе европейской системы обучения, пришел к мысли о необходимости перенесения европейских методов образования на татарскую почву. Зимой 1862–63 гг. он написал специальную работу «Ислах аль-мадарис». Своим проектом Хусаин Фаизханов подготовил почву для джадидского медресе, стал предшественником новометодного образования, получившего название «усуль джадид» (джадидизм).

Жизнь исламских конфессиональных объединений Нижегородского края в XIX в. развивалась неоднозначно. С одной стороны, стал вполне заметным численный рост мечетей, медресе и мектебе, имамов в татарских селах. С другой стороны, не происходило должного структурного объединения мусульманских приходов. В известном смысле этому препятствовало отсутствие разветвленных и работоспособных конфессиональных структур губернского уровня, чему противодействовали власти. Общеизвестно, что начиная с XVII и до второй половины XIX вв., российские власти вели целенаправленную политику выдавливания татар-мусульман из любых городских центров, в силу чего в течение более чем двух столетий татары жили почти исключительно на селе.

ИМАМЫ – УРОЖЕНЦЫ ЗЕМЛИ НИЖЕГОРОДСКОЙ

Х. Сеид-Бурхан, имам Соборной мечети Твери

А. Фаттахетдинов, имам Соборной мечети Москвы

М. З. Юнусов, имам Соборной мечети С. Петербурга

В. Хаким, главный имам мусульманской общины Хельсинки

Ю. Рахимов, имам Соборной мечети Симферополя

Джадидское медресе Мухиссуннята-хазрата Хабибуллина, с. Сафаджай, 1907 г. Фото М. Хабибуллина

Преподаватели медресе с шакирдами, с. Сафаджай, 1907 г.

Шакирды сафаджайского медресе. Преподаватель – Абдулбяр Хабибуллин. 1907 г.

Мектебе с. Камкино

Отдел Средней Азии на Нижегородской ярмарке

Макарьевская ярмарка и мечеть

Уже в XVII в. Макарьевская ярмарка на нижегородской земле (у стен Макарьевского монастыря) обрела известность не только крупнейшего всероссийского торжища, но и одного из любимых мест торговли иноземных купцов, прибывавших сюда из разных стран. Купцы-мусульмане (торговцы из Персии, Индии, Средней Азии и др.) торговали и жили во время торгов (июль месяц) около монастыря, где располагались временные постройки, необходимые для торговых нужд. Без налаживания религиозного быта представить жизнь торговцев-мусульман на ярмарке невозможно. Очевидно, мусульмане с самого начала приездов на Макарьевскую ярмарку сами старались устроить традиционный религиозный быт на месте временного пребывания. Приезд на торг иностранных купцов-мусульман сделал возможным устройство стационарной молельни на торжище несмотря на близость монастыря. Торговцы обзавелись здесь молельней еще до учреждения «Конторы новокрещенских дел» (1740–1764 гг.), в сферу деятельности которой входила и местность, где располагалась Макарьевская ярмарка. После назначения в 1742 г. руководителя Конторы архимандрита Дмитрия Сеченова архиереем Нижегородской епархии в регионе резко усилилось миссионерское просвещение коренного нерусского населения. Однако мечеть на Макарьевской ярмарке не стала объектом интереса миссионеров из-за ее особенного ярмарочного статуса.

Нижегородская ярмарка. Китайские ряды во время разлива.
На заднем плане – Нижегородская Ярмарочная мечеть. Фото М. Дмитриева

Документы подтверждают, что у мусульман во время торгового сезона существовал сначала молельный дом, а впоследствии мечеть – первая из известных нам в пределах Центрально-Европейской части территории Российского государства после ликвидации независимости татарских ханств Поволжья. Построенная «из лубяных материалов», мечеть вполне соответствовала потребностям и возможностям мусульман того времени.

Макарьевская ярмарка была во многом восточным базаром не только по экономическим параметрам («торжище» аграрной страны), но и в цивилизационном смысле – на ней присутствовала значительная группа торговцев с Востока и татарских предпринимателей, занявших нишу посредников в торговых операциях России со Средней Азией, Китаем, казахской степью, по сути, носителей межцивилизационных взаимодействий. Однако совместно с татарами здесь же торговали и представители других мусульманских этносов. В 1803 г. появились новые корпуса арендаторов лавок с характерными названиями рядов (улиц): часть из них именовалась «Татарскими», а торговый ряд с северной стороны от исламского богослужебного здания получил название «Мечетный». При этом купцы стремились к тому, чтобы весь татарский торговый ряд соответствовал своему названию и был занят только татарами, чтобы казанский татарский ряд слился с касимовским татарским рядом.

Вид на Ярмарочную мечеть со стороны Магометанской площади Нижегородской ярмарки. Фото М. Дмитриева, 1911 г.

Мечеть на Макарьевской ярмарке сгорела вместе с другими ярмарочными постройками в 1816 г. во время пожара. Правопреемником Макарьевского торга был определен Нижний Новгород, ярмарочный комплекс которого возводился с учетом сложившихся традиций.

Ярмарочная мечеть во время половодья. Фото М. Дмитриева

Ярмарочная мечеть, первая в Нижнем Новгороде, была открыта одновременно с Нижегородской ярмаркой, которая начала функционировать в 1817 г. Вначале она была выстроена из дерева, каменное здание мечети было возведено к 1827 г. Первоначально контакты Ярмарочной мечети с мусульманскими общинами Нижегородчины осуществлялись через приезжавших на ярмарку из татарских сел крестьян. Первые имамы мечети исполняли свои обязанности во время летнего сезона работы ярмарки, их присылали сюда на время муфтии в качестве вознаграждения, т. к. доходы ярмарочных имамов составляли приличные суммы. Наиболее известным из них стал Н. Кушаев, старший мухтасиб имамов губернии. Первым имамом – уроженцем Нижегородчины, стал имам из с. Пошатово Зямил Самирхан Соколов. Последним имамом мечети до ее закрытия был Мухаммад-Фатих Соколов. Официальное закрытие Ярмарочной мечети произошло в 1930 г.

Дом № 12 по ул. Фильченкова (бывшая Напольно-Вокзальная и Тимирязева).
в котором располагалось медресе и молельня после закрытия Нижегородской Ярмарочной мечети. Фото 2007 г.

Павильон товарищества братьев Нобельна Нижегородской ярмарке

В 1887 г. Исмаил Гаспринский открыл на Нижегородской ярмарке первое образцовое джадидское медресе (в границах современной России). Но, несмотря на все это, Нижегородская Ярмарочная мечеть в XIX веке так и не стала губернским центром духовной жизни мусульман края. Это затрудняло оперативное решение организационных, религиозных, образовательных и иных вопросов в исламских общинах Нижегородчины к рубежу ХIХ–ХХ вв.

Поэтому большую роль играли другие каналы объединения мусульман. С начала XIX века на Нижегородчине распространяется суфизм братства нашкбандийа. Шейх нашкбандийа-муджаддидийа Xабибулла Оруви ставит вопрос о создании Духовного управления правобережья Волги в Саратове и объединении мусульманских общин сельских регионов и губернского центра. Однако эти усилия, как и попытки нижегородцев установить контроль над мечетью Нижегородской ярмарки, встретили сопротивление муфтиев ОМДС, установивших практику ежегодной посылки регулярно сменяемых имамов на ярмарку. Окончательный отход от этой практики и объединение мусульман сельских регионов и губернского центра связаны с именем Абдуллы Сулеймани (нижегородского ахуна в 1912–1917 гг.), в 1917 году создавшего Нижегородское губернское Милли Шура. А. Сулеймани был мюридом шейха нашкбандийа-халидийа Г. Баруди (муфтия ЦДУМ в 1917–1921 гг.). Основы единства мусульман края были заложены в начале прошлого века в связи с созданием джадидистских учебных заведений, Благотворительного общества мусульман на Нижегородской ярмарке и особенно в ходе проведения Всероссийских мусульманских съездов 1905–1906 гг.

М. Ф. Соколов (второй справа) с семьей  и его брат С. Соколов (второй слева) 

Соколов Мухаммад-Фатих Хусаинович (1872–1930) – азанчей и имам нижегородского мусульманского ярмарочного прихода, один из инициаторов строительства мечети «на горе» в Нижнем Новгороде. Родился в семье потомственных пошатовских имамов Соколовых. Начальное религиозное образование получил в семье своего отца, имама-хатыба 2-й соборной мечети Пошатово. В 1890 г. допущен к исполнению обязанностей муэдзина Нижегородской Ярмарочной мечети. С начала XX в. до 1916 г. – муэдзин, а затем имам Ярмарочной мечети Н. Новгорода (до начала 1930-х гг.).

В августе 1911 г. М.-Ф. Соколов обратился к властям с просьбой помочь в ремонте сильно обветшалого здания Ярмарочной мечети, получив с разрешения вице-губернатора право собирать деньги среди мусульман на ремонт Ярмарочной мечети в пределах от 35 до 40 тыс. руб. Он являлся также активным участником строительства Нижегородской Соборной мечети в районе компактного проживания татар нагорной части города, на правом берегу Волги, рядом с площадью Старо-Сенной. В 1915 г., благодаря усилиям мусульманской общины города и личной активности Соколова, Нижегородская Соборная мечеть начала функционировать, но сам он продолжал оставаться имамом Ярмарочной мечети. В 1920-е гг. в условиях гонений на религию, когда закрывались мечети и священнослужители подвергались преследованиям властей, М.-Ф. Соколов предоставил комнаты собственного дома на ул. Тимирязева, 12 (в Канавино, близ вокзала) под молитвенные помещения.

Умер в 1930 г. Похоронен в г. Горьком.

 

Торговец из Персии

Караван-сарай на Нижегородской ярмарке рядом с Ярмарочной мечетью, 1910 г. Фото М. Дмитриева

Вид на Нижегородскую Ярмарочную мечеть

Чета татар. Фото А. Карелина, конец XIX – начало XX вв.

Татарин. Фото М. Дмитриева

Татарская семья. Фото А. Карелина

Грузчик-персиянин. Фото М. Дмитриева

Выгрузка баржи татарами. Фото М. Дмитриева



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.