Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Ислам на Нижегородчине, № 8-9 (2009)
24.02.2012

ПЕРВЫЕ МУСУЛЬМАНЕ ВОЛЖСКО-ОКСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ

Вопрос проникновения Ислама на территорию современной Нижегородчины весьма сложен и до конца не выяснен. Скудость источникового материала и практическое отсутствие специальных исторических исследований осложняют ретроспекцию процесса появления и развития мусульманских общин в регионе современного Нижегородского Поволжья. Разрозненные, а нередко и противоречивые, сведения о принятии Ислама многочисленными этносами, населявшими в прошлом территорию Волжско-Окского междуречья, затрудняют появление однозначных ответов на предметные вопросы: когда, где, при каких обстоятельствах и по чьей инициативе стали образовываться мусульманские общины на этих землях.

Если о роли Хазарского каганата с его значительной мусульманской общиной в истории района Нижегородчины пока можно говорить только чисто гипотетически, опираясь лишь на предположения Л. Н. Гумилева, то принявшая Ислам в IX–X вв. Волжская Булгария, безусловно, стала с этого времени мощным фактором воздействия, направленного на сопредельные с ней территории: воздействия мусульманской идеологии и исламского образа жизни. В исторической литературе имеются утверждения, что западная граница этого мусульманского государства доходила до Суры и Оки. Известно также, что в тот же период Ислам приняли племена буртасов, занимавшие, согласно арабским источникам, правобережье Волги между Булгарией и Хазарией. При этом вопрос об этнической принадлежности буртасов далек от разрешения, и споры на эту тему ведутся уже более двух столетий.

Принятие Ислама в Волжской  Булгарии, 922 г. Худ. Р. Хузин

 

Волжская Булгария и ее соседи IX – начала XIII века

 

Буртасы

Антропологически буртасы относились к понтийскому типу средиземноморской расы. Среди них фиксируется доисламский (возможно, зороастрийский?) вторичный обряд захоронения, что сближает буртасов с раннесредневековым населением Приаралья. Не являются ли буртасы потомками иранцев-хорезмийцев, которые бежали на северо-запад от наступления арабов-мусульман в VII–VIII вв.? Это интересная гипотеза, хотя она требует обширной доказательной базы.

Ибн Русте (начало Х в.) говорит, что буртасы подчинены царю хазар, у них отсутствует верховный правитель и в каждом селении имеется по 1–2 старшины. «Худуд аль-алям» (982 г.) уже сообщает о наличии у буртасов царя, которого «называют М-с». С одной стороны, в этом сообщении закономерно видят путаные сведения о волжских булгарах, самого известного правителя которых звали Алмас или Алмуш. С другой стороны, слово «мас», возможно, восходит к иранскому корню в значении «повелитель». Наряду с анализом единственно известного буртасского слова «хелендж» (береза) это также может свидетельствовать об иранском (хорезмийском) происхождении буртасов.

Примерно с XI века началась исламизация буртасов. В середине XII века в источниках впервые упоминается город Буртас. Никаких более подробных сведений о государственности этого народа нет. По реконструкции А. Х. Халикова, после крушения Хазарии существовало Буртасское княжество в составе Волжской Булгарии. В пользу этой гипотезы говорят сохранившиеся отрывочные сведения о своих князьях (царях) у этого народа: Нарчатке и Азарапе. Вероятно, именно в эту эпоху происходит окончательная тюркизация буртасов.

По предположению ряда ученых (Р. М. Мухамедовой, Г. Н. Белорыбкина и др.), буртасским правителем являлся и князь Пургас, или Пургаз (в данном антропониме также видна иранская корневая основа «пур» – «сын»; вторую часть слова можно вывести из арабского «гази» – «воитель»), упоминаемый в русских летописях как союзник Волжской Булгарии в войне против владимиро-суздальского великого князя Юрия в 1229 г. Возглавляемое им государственное образование – Пургасова волость (Пургасова Русь) – размещалось на территории юга современной Нижегородчины, Мордовии и востока Рязанщины. В 1237 г. буртасы были разгромлены войском Батыя, после чего значительная их часть переселилась к северу (в Среднее Посурье) и, вероятно, северо-западу от Верхнего Посурья. Буртасы, как и их соседи, вошли в состав Монгольской империи.

Нельзя сбрасывать со счетов и возможность влияния на территорию Нижегородчины в доордынский период кипчакского политического образования – Дешт-и-Кипчак, или Кумании.

Не касаясь сложного и до сих пор спорного процесса этногенеза татар-мишарей, подчеркнем, что данные археологии, этнографии, лингвистики, топонимики позволяют ученым утверждать, что в первопластах, составивших основу будущих татар-мишарей, присутствовали буртасские, булгарские, кипчакские и частично угорский (мочарский, можарский) этносубстраты.

На территории самого будущего Нижнего Новгорода, где изначально обитали язычники – финно-угры, по мере расширения этнического многообразия края сформировалось и закрепилось исламо-христианское пограничье. Мусульманская составляющая в истории нижегородских земель вполне закономерна – и определяется эта закономерность значительным влиянием на земли Волжско-Окского междуречья исламской Волжской Булгарии (X–XIII вв.). Уже применительно к VI в. н.э. Н. Костюнин констатирует «установление колониального гнета Булгарии над нижегородскими землями», хотя такая дата выглядит явно неточной: первые булгары проникают в Среднее Поволжье, по данным археологов, начиная с конца VII века. В целом же контроль Волжской Булгарии над нижегородскими землями, примыкающими к устью Оки, признается как нижегородскими учеными-краеведами, так и специалистами по истории Волжской Булгарии. «Булгары по Волзе» контролировали, по-видимому, и славян, и финно-угров, проживающих в Нижегородском Поволжье – на это в середине XIX в. обращалось внимание в Энциклопедическом лексиконе, изданном в Санкт-Петербурге в 1856 году.

В X в. укрепляются связи между двумя феодальными государствами Восточной Европы – Русью и Булгарией, заключившими мирный договор. С этого момента связи булгар и славян Руси перешли в ранг межгосударственных отношений. Булгары осваивают окраины своего государства. Однако и Русь, в свою очередь, осуществляет «окняжение» буферных земель.

Дореволюционные историки полагали, что волжские булгары гораздо раньше славян освоили территорию нынешней Нижегородской области: «в то время вся местность, занимаемая Низовской землей, ныне Нижегородской губернией, входила в состав болгарского царства» (И. А. Милотворский). В трудах краеведов проводится мысль, что город Лыс-ков построен на месте «большого города булгар – Сундовита»; на месте Балахны «был большой торговый город Булгарский» (А. П. Мельников).

Мордовское Абрямово, городище на Дятловых горах, где теперь расположен
Нижний Новгород. Конец XII в.  Худ. М. Демьянов, нач XX в.

 

Волжские булгары богатыми дарами склоняют князя Георгия к миру, 1219 г.

 

Развалины Булгара. Фото М. Дмитриева

Ибрагимов городок

Город-предшественник Нижнего Новгорода, основанного в 1221 году, впервые упомянут В. Н. Татищевым как булгарский. Именно Татищев еще в конце XVIII века, заметил, что в устье Оки, где князь Юрий основал новый город (Новый город – Новгород), «…издавна был град болгарский и от русских разорен». В XIX веке П. И. Мельников высказывал мысль о том, что «…задолго до основания теперешнего Нижнего, у устья Оки находился не булгарский и не мордовский, а русский город Нижний, в отличие от которого город, основанный суздальскими князьями в XIII веке, назван – «Новъ-град Нижний». Ему же принадлежит следующее замечание, относящееся к более раннему времени: «Чтобы удобнее было вести с русскими торговлю, болгары основали близ суздальских владений ярмарку, а чтобы защититься от русского оружия, построили город на месте Нижнего Новгорода. Но ярмарка пала, город разрушен был русскими князьями, и болгары в этом потеряли многое». Из современных краеведов эту точку зрения поддержал Н. Добротвор. Е. В. Кузнецов рассуждал о предшественнике Нижнего Новгорода – булгарском (или булгаро-мордовском) городе, существовавшем во второй половине XII в. над волжской кручей – Абрамовом городке. Е. В. Кузнецов солидаризировался с теми из своих предшественников, которые считали его булгарским. Во всяком случае, мусульманское имя правителя «мордовского города» Ибрагим, сохраненное фольклором, более подходит болгарину, а не язычнику-мордвину. По мнению Н. Костюнина, в X веке «Нижний становится столицей булгарского улуса и переименован по имени хана в Бряхимов». В таком теоретическом построении вопрос об основании Нижнего Новгорода в XIII столетии приобретает совершенно иное звучание.

Ибрагимов городок, XII в. Рис. М. Монаковой

Волжско-Окское междуречье. Рис. М. Монаковой

Очевидно, что в связи с различной интерпретацией вопроса о самом городе Нижнем Новгороде, решается по-разному и вопрос о его основателе. Согласно фольклорным данным, русские предания называют основателя Нижнего Новгорода, Абрама-Ибрагима, мордвином; мордовские же – русским князем Мурзой: «Ехал русский князь Мурза по Волге…». Затем «русскому князю Мурзе» местная мордва принесла «земли да воды» в «знак покорности мордовского племени». Очевидна тюркско-мусульманская принадлежность «русского князя» в мордовских легендах, и мусульманское имя «мордовского князя» русских легенд. Судя по высокой частотности употребления имени «Абрам» по сравнению с именем «Ибрагим» в названии Ибрагимова городка в легендах Н. Храмцовского, их древность может восходить ко временам Хазарского каганата, точнее – к той эпохе, когда на место Хазарии, утратившей политическое и экономическое влияние на район устья Оки (последний и самый северный рубеж контроля хазарами Великого Волжского пути, после которого начиналась сфера влияния русов), пришла Волжская Булгария.

Ибрагим-хан. Рис. М. Монаковой

Сегодня в общественном сознании силами ряда историков и СМИ (при поддержке властей) утверждается существующая в отечественной историографии точка зрения, заложенная в летописях под 1221 годом: «В то же лето великий князь Юрий, сын Всеволодов, заложил город на устье Оки и назвал его Новгородом».

Резкое отрицание предыстории города вызывает противодействие со стороны ряда интеллектуалов и заставляет продолжать исследование вопроса с надеждой на новые археологические данные.



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.