Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Перейти на главную
Джихангир Абызгильдин (1875–1938) и создание единого медресе для тюрко-татарской нации
21.05.2020
Иллюстрация

Единая нация требует создания качественной и унифицированной системы образования. Поскольку миллет Оренбургского магометанского духовного собрания выделялся по этнорелигиозному признаку, то таким центром образования могло быть только медресе. Чисто юридически им должно было стать медресе при Первой соборной мечети г. Уфы, центральной мечети ОМДС. Его основателем и мударрисом с 1887 г. был Хайрулла Усманов (1848-1907) — имам первого прихода и ахун Уфы. Впоследствии медресе была названо в его честь.

Джих(г)ангир Аб(ы)згильдин родился 10 февраля 1875 года в деревне Ново-Янбеково Белебеевского уезда Уфимской губернии (ныне это Давлекановский район Башкортостана). Джихангир происходил из рода элиты башкирского сословия. Его дед Бадиль Абызгильдин с 1825 года служил муллой в башкирской команде («1-я юрта 7-го кантона»), а отец Талха, после обучения в Петербургском кадетском корпусе, служил унтер-офицером (урядником) в казачьих войсках. Но именно Джихангир-хазрат сделал всё возможное, чтобы в медресе развивалось качественно образование на татарском языке, которое осенью 1917 г. фактически превратилось в основное медресе для Диния назараты, то есть Религиозного министерства Милли Идарэ (правительства национально-культурной автономии мусульман тюрок-татар Внутренней Росси и Сибири).

Возвращаясь к истории медресе, вспомним, что Хайрулла-хазрат родился в деревне Ибрай Стерлитамакского уезда Уфимской губернии в семье муллы — выходца из Нижегородской губернии, поселившегося в Уфимской губернии после обучения в Бухаре. Хайрулла-хазрат учился сначала в медресе отца, затем — в медресе Мачкара в Заказанье у мударриса Мухлисуллы б. Субханкула. С 1895 г. ахун Хайрулла начал реформировать свое медресе. Преобразования сначала коснулись начальных классов, где детей стали обучать грамоте по звуковому методу, ввели классно-урочную систему преподавания, расширили программу (в нее были включены история ислама, таджвид, а также светские предметы: татарский язык, арифметика, география). Затем стали обновляться и старшие классы. В январе 1897 г. при медресе открылся русский класс. Моральную и материальную поддержку реформаторской деятельности мударриса Хайруллы оказывали купцы-миллионеры Ахмад и Гани Хусаиновы. Число шакирдов Усмании доходило до 500. В 1906 г. закончилось строительство для нее нового двухэтажного каменного здания с двумя флигелями, возведенного на средства губернской земской управы и добровольные пожертвования мусульман.

Джихангир-хазрат получил старометодное образование в медресе д. К(ы)шкар Казанского уезда и губернии, ныне Арского района Татарстана и русском начальном училище. 9 июня 1904 г. избран на должность 1-го муллы только что построенной 4-й (Заречной) соборной мечети г. Стерлитамака, а указом Уфимского губернского правления (УГП) от 11 ноября 1905 г. № 4443 утвержден к ней в званиях имам-хатыба и мударриса. Но он понимал недостаточность своего образования и в 1907 г. закончил джадидское медресе «Хусаиния» в Оренбурге. Он начал публиковаться в Оренбурге в журналах «Чикертке» (Стрекоза) и «Яз» (Весна), а позднее — в журнале «Шура» (Совет). По представлению муфтия Мухаммедъяра Султанова 16 ноября 1907 г. был выбран прихожанами, а указом УГП от 15 декабря 1907 г. переведен на должность 1-го муллы 1-й Соборной мечети г. Уфы. Эту должность с перерывом на ссылку Джихангир-хазрат будет занимать в течение 30 лет.

В мае 1911 года, выступая в Уфе на съезде в честь 25-летнего пребывания Мухамедъяра Султанова на должности муфтия ОМДС, Джигангир Абызгильдин предложил направлять садака на нужды мусульманского образования. В 1912 г. возведен в почетное звание ахуна. Одновременно состоял имамом при Уфимской губернской тюрьме.

С первых же дней руководства этим медресе Джигангир Абызгильдин начал обновлять состав его преподавателей, изменять учебные программы, ориентируясь на те, которые использовались в стенах медресе «Хусаиния».

По данным 1914 г., обучение в Усмание было 11-летним и медресе делилось на 3 разряда: Начальное «ибтидайа» имело 4 класса, среднее «рушдия» 3 класса, подготовительное к высшему (игдадия) четырехгодичную программу обучения. Под отделением здесь имеется в виду курс обучения. Центральное место в учебном курсе второго и третьего разрядов собственно медресе занимали мусульманские богословские предметы и арабский язык. «На эти предметы уделяется в классах: Рушдия: I отделение — на богословские предметы (хадис, фикх, тарих ислам, гильми халь, Коран) — 9 час. в неделю; на арабский язык (арабское чтение, этимология) — 6 часов. Во II отделении — на богословские предметы — 7 часов, арабский язык — 6 часов. В III отделении на богословские предметы — 10 часов, арабский язык — 5 часов. Игдадия: I отделение. На богословие — 6 часов, арабский язык (кроме грамматики — диктовка, арабская литература и арабская риторика — балагать арабия) — 8 часов. II отделение — на богословие (здесь вводится кроме вышеуказанных еще „фараиз“, правила деления наследства, и „тафсир“ — толкование Корана) — 10 часов, арабский язык — 6 часов. В III отделении обычно распределение занятий совпадает с занятиями во II отд. В IV отделении — на богословие — 14 часов (в том числе толкование Корана — 5 часов, „калам“ (догматическое богословие) — 1 час, законоведение — 1 час, арабский язык (литература) — 2 часа. Арабский язык изучается настолько, что окончившие его медресе могут сознательно читать на арабском языке книги и газеты, только говорить затрудняются за отсутствием практики».

Многие начинания Дж. Абызгильдина упирались в отсутствие средств. Лишь в 1915 г. Усмания обрела постоянные источники существования: лидеры уфимских либералов (Садретдин Назиров, Сабирджан Шамигулов, Салим-Гирей Джантюрин, Кутлуг-Мухаммед. Алкин), отказавшиеся от материальной поддержки медресе Галия, взяли Усманию под свою опеку. В Усманию перешел заместитель директора Галии Габдулла Шнаси, сторонник мусульманского и тюркского единства, получивший образование в университете «аль-Азхар» в Египте. В старших классах сам Джихангир Абызгильдин преподавал «тафсир» (комментарий на Коран), «хадис», «балагат» (риторику). Историю тюрок и татар преподавал Ахмад-Заки Валиди. Закир Кадыри вел арабский язык, литературу. Абызгильдин Валиди. Кадыри и Шнаси приступили к реформе программы медресе. Курс русского языка вел известный татарский педагог и политик Гумер Терегулов.

Рассмотрим методику преподавания татарского языка. В начальном (ибтидайа) разряде на 1-м курсе — чтение и письмо по-татарски (азбука Мухетдина Курбангалиева). На 2-м — татарское чтение (2-я книга для чтения Махмуда Галяу «Тюрки уку»), знакомство с арабской азбукой (Мугаллим Сани) Ахмад-Хади Максуди. На 3-м курсе татарское чтение («Кираать турки»), Татарская грамматика. На изучение татарского языка посвящалось в рушдия на 1-м курсе— 7 часов (чтение 2 часа; диктовка 2 часа и грамматика 3 часа), на II и III курсе по 3 часа, а в игдадия татарский язык не изучался.

По программе на 1915-1916 учебный год медресе имеет 6 основных классов, при медресе же имеется 6-годичная начальная школа (мектебе). В 6 основных классах преподаются следующие дисциплины: 1. Коран, изречения Мухаммада, священные книги, учение о жизни Мухаммада и его сподвижников. 2. Богослужение. 3. Богословие, история религий, знания о единстве Бога и его образах, нравоучения в Исламе. 4. Начальное право, законы Ислама, законы тюркских обычаев, законы России. 5. История религии Ислама. 6. Проповеди. 7. Ислам, обязательные его законы и требы. 8. Начальная философия, психология, логика. 9. Арабский язык и литература. 10. Тюркский язык и литература. 11. Русский язык и литература. 12. История (тюркская, русская и общая). 13. География (России и общая). 14. Математика (арифметика, алгебра, геометрия, астрономия). 15. Естествознание (естественная история, физика, химия). 16. Методика преподавания и воспитания. Преподавание в медресе проводится на тюркском (татарском) языке за исключением русского языка, истории и географии России, которые ведутся на русском.

Интересен курс татарской литературы, который показывает ориентацию на изучение татароязычной традиции в рамках миллета ОМДС и джадидской литературы: "Начало связей поволжских тюрков вновь со Средней Азией в связи с присоединением степных ханов к России. Открытие путей сообщения со Стамбулом в связи с покорением Крыма. Получение из Турции тюркских книг. Способствование русских царей к внедрению ислама и культуры среди татарского народа до Александра II. Признание татарского языка официальным языком в Духовном собрании и в правительственных кругах. Служение причиной превращения татарского языка в деловой. Характер его вхождения по мере надобного в государственные учебные заведения. Открытие в городе Казани государственной типографии, отпечатанные в Казани книги. Дворяне. Деятельность татарских чиновников, находившихся на государственной службе. Труды Хальфиных, Махмудова, Бикчурина, Кукляшева, Амирханова, Каюма Насыри. Календари и другая массовая литература. Официальные издания.

Поэты и писатели из среды мулл, написавшие свои произведения с употреблением наречий Средней Азии и Османских турков.

Влияние новой культуры. Деятельность Марджани, Курсави и др. Их деятельность в Бухаре и в России. Среди них поэты, как Гаяз Махзум, Салих Чукури и Акмулла. Настоящая сознательная и энергичная связь. Гас- принский. Влияние восьмидесятых годов на татар. Влияние Гаспринского на татарский язык и его литературу. Ученики Марджани — Риза Кази Фахретдинов, Хасан-Гата Габаши, Муса Акъегет, Загир Бигеев. Начало издания газет. Начало обучения по новому методу (Усулы Джадид). Критика старого быта. Деятельность Рашида Ибрагимова. Внедрение нового метода в литературе со стороны лиц, знакомых с русской литературой как, напри мер, Ярулла Вали, Гаяз Садри и др. Галиаскар Камал, Закир Хади, Фатих Карими. Газеты в годы свободы. Политическая и общественная литература. Религиозная литература. Риза Фахретдинов, Муса Бигиев. Лингвистическая, историческая и этнографическая литература. Развитие художественной литературы после периода революции (1905 год). Поэты. Образование течения писателей Гаяза Исхаки, Фатыха Амирхана, Тукаева, с одной стороны, и Г.Ибрагимова, Сагида Рамеева, с другой. Откуда возникла настоящая литература и индивидуальность. Прочие молодые поэты и писатели. Легкие фельетонисты. Начало развития новой литературы среди Казахского, Крымского и Туркестанского народов. Отношение новой литературы к нашей народной литературе и старой литературе«.

На русский язык отводится еженедельно по два часа после обеда для всех отделений. Сообразно познаниям, учащиеся делятся на 2-3 группы, и с ними проходится курс, необходимый для сдачи экзамена на муллу. Русский язык изучался не всеми шакирдами, а только старшими.

Плата за обучение составляла в то время 5–10 руб. в год, дети бедняков (около 50 человек в год) от платы освобождались. В медресе работало 10 мугаллимов.

Дж. Абызгильдин одним из первых в Уфе основал женские курсы при медресе, его жена Гайша возглавляла женскую школу.

Дж. Абызгильдин был участником 4-го Всероссийского мусульманского съезда (г. Санкт-Петербург, 15–25 июня 1914 г.). В марте 1917 г. вместе с Зией Камали Дж. Абызгильдин был избран временным кади ОМДС. 25 марта было создано уфимское отделение Союза духовенства (руханиляр иттифакы). Оно обратилось к имамам с идеей организации губернского съезда с целью оказания помощи нации (миллет) и обеспечения потребностей и прав духовенства. От имени духовенства и мударрисов организатором выступил Зыя Камали, другим адресатом для организации местных отделений был назван Дж. Абызгильдин. В ноябре 1917 г. Уфимским губернский Милли Шуро (Национальный совет) выдвинул его кандидатом в члены Учредительного Собрания.

Осенью 1917 г. Усмания под руководством мударриса Дж. Абызгильдина фактически превратилось в основное медресе ЦДУМ, где, наряду с ним, к преподаванию приступил целый ряд улемов, включая муфтия Г. Баруди, председателя Всероссийского Союза Духовенства Х. Габаши, казыя Г. Сулеймани, ректора «Галии» З. Камали, Г. Шнаси, М.-Н. Тюнтяри, З. Кадыри, М. Ханафи.

В 1918 году в уфимском издательстве газеты «Тормыш» Дж. Абызгильдин издал книги «Хутба для двух гаитов. Из уроков проповедничества» и «Методы проповедничества. Из уроков проповедничества». Под гаитами имеются в виду Курбан-байрам и Ураза-байрамы. Они как составная часть вошла в учебник «Дин дәресләре» (Уроки веры) (Казань: Изд-во Умид, 1919).

История медресе Усмания завершилась в начале 1918 г., когда оно было преобразовано в татарскую гимназию. Первоначально количество учащихся в Уфимской татарской гимназии не превышало сорока человек, наконец, под Татарскую гимназию было отведено несколько комнат в здании медресе «Усмания». В отличие от «Усмании», трехгодичные мусульманские курсы для учителей и Уфимская татарская гимназия не прекратили свою работу и тогда, когда Уфа переходила из рук красных в руки белых и наоборот. Сразу же после окончательного освобождения Уфы от белых (19 июня 1919 года) в части здания бывшего медресе «Усмания», занимаемой Уфимской татарской гимназией, на базе последней началась работа по созданию двух советских татаро-башкирских школ: из старших групп учащихся — 4-й школы II ступени, а из младших групп — 16-й школы I ступени. Заведующим обеими школами стал Закир Шакиров.

Сам Джихангир-хазрат в 1923 г. на II Всерос. съезде улемов и мутваллиев был избран, а в 1926 г. на III съезде — переизбран секретарем Голямалар Шурасы (Совета улемов) при ЦДУМ. В 1924 г. первом номере журнала «Ислам маджалассы» (Исламский сборник) он опубликовал большую статью, в которой сообщал о создании Совета улемов, его задачах. На сессии 15-18 июня 1924 г. была разработана программа его деятельности, программа подготовки имамов и муэдзинов, программа для медресе, регламенты религиозного воспитания и образования в семьях мусульман.

Казыи ЦДУМ и Джихангир Абзгильдин книгу «Диния асалары» (Основы религии). Она была, переведена на русский язык и подготовлена к печати. Казый Кашшаф Тарджемани указывал: «До этого наши русские соотечественники узнавали о религии Ислама через зеркало миссионеров, только из трудов, написанных их пером, теперь они пусть прочтут и ознакомятся с трудом по религии Ислама, написанным пером его улемов (ученых), и принятым авторитетной религиозной организацией, возможно, они, по милости Аллаха, будут среди пришедших к верному пути (хидаят)». В 1926 г. Джихангир-хазрат вошел в комиссию по изданию религиозной литературы при ЦДУМ, возглавил комитет по выборам делегатов на Первый Всемирный конгресс мусульман в Мекке.

5 декабря 1928 года Джихангир Абызгильдин был обвинен в том, что в своих проповедях в Первой Соборной мечети Уфы «проводил антисоветскую агитацию», что в то время влекло уголовную ответственность по статье 58 (пункт 10, часть 2) Уголовного Кодекса РСФСР. По данному обвинению Особое Совещание при Коллегии ОГПУ СССР 10 мая 1929 года постановило выслать его в Сибирь (в Нарымский край) сроком на три года. После возвращения в октябре 1932 г. снова стал имамом 1-й соборной мечети г. Уфы.

23 октября 1936 г. Джихангир Абызгильдин был арестован по делу ЦДУМ. Вместе с группой высшего мусульманского духовенства он был обвинен в принадлежности к шпионско-диверсионной, националистической организации, созданной по указанию белоэмигрантского центра. В качестве отдельного пункта ему инкриминировали обсуждение в 1935 г. вопроса о закрытии ЦДУМ в ответ на репрессии против верующих. Предъявленное обвинение состояло в том, что он состоял «в шпионско-диверсионной контрреволюционной организации», что влекло уголовную ответственность по статье 58 (пункты 4, 10, 11) Уголовного Кодекса РСФСР. По этому обвинению Специальная Коллегия Верховного Суда Башкирской АССР в ходе судебных заседании, проходивших в Уфе с 5 по 16 апреля 1937 года, приговорила Дж. Абызгильдина к шести годам лишения свободы с последующим поражением в избирательных правах на два года. Однако Специальная Комиссия Верховного Суда РСФСР 14 октября 1937 года отменила этот приговор как якобы необоснованно мягкий и вернула «Дело Абызгильдина» в Уфу для повторного рассмотрения, которое состоялось с 7 по 11 января 1938 года: Специальная Судебная Коллегия Верховного Суда Башкирской АССР приговорила Джихангира Абызгильдина к высшей мере наказания (расстрелу) с конфискацией лично принадлежавшего ему имущества. Коллегия Верховного Суда РСФСР своим определением от 23 марта 1938 года этот приговор в отношении Джихангира Абызгильдина оставила в силе: 17 июня 1938 года в Уфе приговор был приведен в исполнение.

www.idmedina.ru



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2020 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.