Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам № 1-2 (169-170) /Январь-Февраль 2015/ Фатима-Султан и предания старого Касимова
10.04.2016

Касимовская ханша Фатима-Султан... Прожившая большую часть XVII века, она осталась в исторической памяти татарского народа заслоненной трагическим образом казанской Сююмбике, но сколь зеркальны их судьбы...

Личность Фатимы-Султан интересовала меня с детства — впервые еще благодаря замечательным работам краеведа Николая Александровича Родина (1924–2013), где ханша упоминалась. Потом краевед Адиль Беляев, долгие годы собирающий татарские родословные, показал мне копию шеджере сеидов Шакуловых, к которым принадлежала Фатима-Султан. Уже позднее из работ Фарита Батыргареева довелось узнать о преданиях, бытовавших среди нижегородских татар и посвященных потомкам Фатимы-Султан. Наконец несколько лет назад я опубликовал небольшой материал о Фатиме-Султан в энциклопедическом словаре «Ислам в центрально-европейской части России» (М.: Издательский дом «Медина», 2009). Хотелось продолжить изучение ее загадочной жизни, до сих пор памятной в мифологии Касимова.

Текие Авган-Мухаммед-Султана на Старом посаде в Касимове.
Рядом находилось текие хана Арслана и Фатимы-Султан

Язык русской допетровской старины, архаичный стиль часто цитируемой и поныне писцовой книги, составленной Петром Воейковым и Посником Раковым в 1627 году:

«Слобода татарская, а в ней мизгит или мечеть каменная, а напротив тое мечети двор царевича Сеид-Бурхана, дом и ворота каменные, украшенные резными фигурами и татарскими надписями, а меры во дворе Сеид-Бурхана — в длину 75 сажен, а поперек 55 сажен, двор старого царя Арслана,.. дом царевича дядьки; дом царицы Фатимы Салтан Сеидовны, 4 двора придворных сеитов, 37 дворов царевичей служилых и мастеровых людей и огородников; 24 двора служилых мурз и татар; 5 дворов царицы и царевых дворовых людей, 6 дворов татарских абызов, 28 дворов татарских отпущенников и вдов татарских».

Фатима-Султан родилась в семье Ак-Мухаммеда Шакулова — представителя одного из самых известных татарских родов, ведущего свое происхождение от пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует). Сеиды Шакуловы издавна поселились в Касимовском ханстве, владели там жалованными землями. Шакуловы контролировали и жизнь Ханской мечети, возглавляли церемонию возведения на престол нового правителя Касимова. Благодаря придворному хронисту Кадыр-Али бию сохранилась информация о возведении на престол касимовского хана Ураз-Мухаммеда, состоявшаяся летом 1600 года. В Ханской мечети собралось большинство касимовских мусульман, в том числе имамы, хафизы, имельдаши (молочные братья хана), мурзы и др. В мечети расстелили роскошную кошму. Сеид Буляк Шакулов прочитал хутбу, затем четыре человека взяли кошму за четыре конца и подняли на ней хана. Потом приближенные к Ураз-Мухаммеду осыпали его деньгами, и все присутствовавшие принесли поздравления; празднества продолжались в течение месяца и сопровождались пирами и раздачей милостыни нуждающимся. Шакуловы, наряду с несколькими знатными родами (прежде всего, с Ширинами), по существу определяли преемственность касимовских политических традиций в условиях частой смены ханов, приходящих в Мещеру со своими элитами.

Чингизиды (это показывает в своих работах современный историк Роман Почекаев) стремились породниться с сеидами. Особенно важной родственная связь с сеидами для чингизидов стала в постордынских государствах, раздираемых клановыми противоречиями — в качестве дополнительного фактора легитимизации.

Закономерным стал и брак хана Арслана — внука сибирского правителя Кучума, и Фатимы Шакуловой. В 1614 году Арслан, проведший детство и юность в России, получил из Москвы жалованную грамоту и стал касимовским ханом. Именовавшийся в русских документах «царем Арасланом Алеевичем» он принимался в Москве с большим почетом.

Хан и мурзы являлись крупнейшими землевладельцами в касимовских и елатомских землях. Так большое русское село Ерахтур с прилегающими к нему деревнями и пустошами издавна составляло одно из поместий касимовских царей и царевичей, переходившее из рода в род. Крестьяне этого села платили оброк царю Арслану, а потом сыну его царевичу Сеид-Бурхану по 30 и 40 рублей в год. Касимовским же царям принадлежали рыбные ловли по обеим сторонам Оки, также отдаваемые ими на откуп. С этого промысла «у рыбных ловцов» взимался оброк на царя Арслана на год по 7 рублей, причем оброк уплачивался не только деньгами, но и самой рыбой.

Однако Москва стремительно теряла интерес к Касимову. Векторы внешней политики изменились, и татарское удельное ханство в центре России выглядело анахронизмом. И доселе ограниченная власть хана становилась все более декоративной. По указу от 16 октября 1621 года право судить служилых татар — князей, мурз и простых казаков, а также взимать судебные пошлины, прежде принадлежавшее Арслану, а до него Ураз-Мухаммеду, перешло к касимовскому воеводе (здесь необходимо отметить, что Касимов и ранее включал земли, напрямую подчиненные Москве, и власть воеводы традиционно была прочной). Однако Романовы не спешили упразднить ханство.

Весной 1626 года хан Арслан скончался. Ему наследовал сын — Сеид-Бурхан, которому было всего около двух лет. Фактически регентами малолетнего Сеид-Бурхана стали его мать (и старшая из жен Арслана) Фатима-Султан и дед Ак-Мухаммед Шакулов. Согласно уже упомянутой писцовой книге 1627 года за Сеид-Бурханом в Касимовском и Елатомском уездах числилось «3 795 четей с полуосьминою пашни, 9 110 копен сенных покосов, рыбные ловли и бобровые гоны в 19 озерах, 13 деревьев с пчелами и 2 023 бортных дерева без пчел». В 1638 году в Москве у церкви Петра и Павла отмечался особый двор Касимовского царевича Сеид-Бурхан Араслановича. Находился он в урочище Кулишки, где в Белом городе издревле селилась московская знать.

Характерно, что Сеид-Бурхан в московских документах носил уже не титул «царя касимовского», а лишь «царевича». Когда к берегу Касимова причалили корабли, на которых плыли немецкие послы, Сеид-Бурхан не посмел даже пригласить их в свой дворец, извиняясь, что это «вызвало бы неудовольствие воеводы». Но, стремясь все-таки исполнить обычаи гостеприимства, Сеид-Бурхан прислал на берег Оки подарки: двух овец, меду, кислого молока, сливок, масла и прочие припасы. Причем слуги благоговейно сообщили, что масло собственноручно сбила для гостей ханша Фатима.

Романовы проявляли уважение к ханской семье, сохраняли все их феодальные владения. Однако при том, что обращение в православие касимовской знати проводилось и ранее, и всегда добровольно, Романовы стали настаивать на крещении именно молодого хана Сеид-Бурхана. Еще хан Арслан препятствовал крещению мурз. В Москву неоднократно поступали жалобы, а также грамоты воевод о том, что царь Араслан Алеевич «бусурманит» новокрещенных татар и русских людей. Препятствовала крещению Сеид-Бурхана Фатима-Султан и ее родственники Шакуловы. В 1636 году Касимов посетил проездом знаменитый немецкий путешественник Адам Олеарий, сообщавший, что Сеид-Бурхану было в то время 12 лет, а также, что Романовы склоняют царевича к крещению и обещает ему за это в жены царскую дочь. Однако Фатима-Султан стремилась сохранить сына мусульманином.

В конце 1653 года царевич Сеид-Бурхан крестился под именем Василия Арслановича, что, однако, не помешало ему остаться касимовским правителем. Это было нарушением старого порядка, согласно которому правителем мог быть только мусульманин, и свидетельствовало об упадке Касимовского ханства и его близком конце. Впрочем, после принятия православия хан проводил много времени в Москве, участвуя в церемониях двора. На иерархической лестнице он стоял выше самых именитых бояр, уступая место лишь представителям грузинских царских семей.

На приемах иностранных послов он сидел «в ферезее золотной» по правую руку царя. Когда Алексей Михайлович венчался (1671) с Натальей Кирилловной Нарышкиной, Василий Арсланович исполнял почетные обязанности «сидячего в Государеву сторону».

Престарелая ханша продолжала именоваться царицей Фатимой Салтан-Сеитовной. В отличие от казанской Сююмбике, разлученной навсегда со своим сыном Утямыш-Гиреем-Александром, и, видимо, окончившей свои дни в чужом для нее Касимове, Фатима-Султан имела возможность общаться с сыном, жила на родине в окружении многочисленных Шакуловых. Появились у нее и русские потомки.

Василий Арсланович был женат на Марии Никифоровне Плещеевой, дочери боярина Никифора Плещеева. У них было семь сыновей: царевичи Василий, Федор, Михаил, Яков, Никифор, Иван и Семен; и две дочери: Евдокия (жена дяди Петра Великого боярина Мартемьяна Нарышкина) и Домна (жена князя Ю. Я. Хилкова). Дети Василия именовались «Касимовскими» или даже «Сибирскими», памятуя о родстве с ханом Кучумом.

В 1679 году Василий Арсланович умер, но ханство вновь не было упразднено. Последней правительницей стала Фатима-Султан. С ее смертью в 1681 году Касимовское ханство указом Петра I было окончательно ликвидировано.

... Касимов, как и любой другой старый город, хранит свои легенды, полон мифов и сбереженных преданий. Тихий, чуть сонный город на Оке, живописные овраги, незримые границы былых слобод — переплетение русско-татарской истории, место одной из первых, в пределах России, встреч ислама и православия. Долгая жизнь Фатимы-Султан, пытавшейся сохранить ханство, с веками превратилась в городской миф, причем распространенный среди русских и татарских жителей и заметно отличающийся не только в деталях.

У русского населения Касимова бытует известная в городе история о происхождении фамилии купцов Алянчиковых. Фатима-Сеитовна, желая «повеличаться», разъезжала по городу в богатой, позолоченной колымаге, запряженной людьми. Но однажды несколько человек, которым пришла очередь впрягаться в хомуты, взбунтовались, наотрез отказавшись становиться ханскими «лошадьми». Фатима побранила их: «Экие вы аляны!» (т. е. ленивые, упрямые). Но с тех пор на людях она не ездила. По преданию, от этих «алян» произошел русский купеческий род Алянчиковых...

Другие предания рассказывают о покровительстве Фатимы-Султан православию, ее помощи Казанскому женскому монастырю, основанному в Касимове в первой половине XVII века на землях, выделенных церкви ханской семьей. В монастыре хранились иконы, пожертвованные ханшей — для одного из образов Фатима с внучками якобы собственноручно вышила серебром ризу. Когда Фатима-Султан скончалась в 1681 году, по городу пошли слухи, будто ханша была задушена ночью собственными придворными, прознавшими о ее намерении тайно принять православие. Видимо, связь ханши с монастырем имела место, о чем свидетельствуют источники. В 1688 году игуменья и сестры монастыря били челом великим государям Иоанну и Петру Алексеевичам: «В прошлых де годех изстари Касимовом владели царевич Василий Аросланович (сына Алеевича) и мать его царица Фатима Салтан Сеитовна, и их, игуменью с сестрами, кормили и поили и на одежду давали из своих доходов. А как царевича и царицы не стало, и Касимов со всеми доходы отписаны на государей (московских), то им денежной и хлебной руги не дают».

Официальное название татарской деревни Царицыно близ Касимова принято было связывать с местом, где ханша Фатима-Султан проводила лето (по-татарски деревня именуется «Шырын» и восходит к названию рода Ширинов-Ширинских).

Татары иначе трактовали образ Фатимы-Султан, указывая на ее верность исламу, желание сохранить ханство и род сеидов и т. д. В татарской общине Твери, среди выходцев из Нижегородской и Симбирской губерний, существовала легенда о том, что Фатима-Султан стремилась уберечь часть своих потомков, внуков и правнуков от крещения. Поэтому она якобы отправляла их подальше от Москвы, в село Пица на Нижегородчину, распорядившись называть одного ребенка каждого поколения именем последнего касимовского султана (Сеид-Бурханом), так что род касимовских царевичей не прервался как мусульманский с крещением ее сына. Именно с этим родом связывал свое происхождение известный тверской имам Хусаин Сеид-Бурхан (1877 — середина 1930-х гг.). Подобное предание может быть отзвуком реальных исторических событий — переселения части кадомских и азеевских татар, тесно связанных с касимовской знатью, на земли вокруг Сергача. Там возникли известные села нижегородских татар, повторяющие старые топонимы — Кадомка, Пошатово, наконец — Малое Рыбушкино, чье старое татарское название Аджи и сельские предания указывают на связь с большим селом Азеево на Мокше.

В самом Касимове среди Шакуловых сохранялась память о том, что представительница их рода была ханшей. Шакуловы традиционно хранили документы времен ханства, например, завещание мурзы Авликея Тенишева 1639 года, которое сеиды Хусаин-Гирей и Батыр-Гирей Шакуловы показали известному историку В. В. Вельяминову-Зернову при посещении им Касимова в 1863 году (оно было переведено на русский язык и опубликовано). В родословной Шакуловых, присланной В. В. Вельяминову-Зернову, им была обнаружена следующая запись: «Предок наш Якуб сеид был знатным лицом в городе Елатьме. Однажды какая-то женщина из Старого посада, забравшись на Старом же посаде под текию, где покоились Арслан хан и Фатима-Султан, украла с царей саваны и другие вещи. Якуб сеид повесил эту женщину на этой же самой текие». О двухэтажной текие хана Арслана и Фатимы-Султан упоминает известный касимовский зодчий Иван Гагин, отмечавший, что уже к 1824 году здание от ветхости разрушилось. При посещении В. В. Вельяминовым-Зерновым Касимова он застал на Старопосадском кладбище следы фундамента близ сохранившейся текие Авган-Мухаммед-Султана. Среди жителей города ходили слухи, что от текие Арслана вел подземный ход в Татарскую слободу — к Ханской мечети и к текие Шах-Али (а это значительное расстояние). Об этом подземном ходе пишет и Н. И. Шишкин в своей известной «Истории Касимова с древнейших времен» (2-е изд., 1891).

... Преданиям о старом Касимове несть числа. Надеюсь, продолжим разговор.

Марат САФАРОВ,

кандидат педагогических наук

 

 



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.