Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам № 6 (164) /Июль-Август 2015/ Профессор Тауфик Ибрагим: Коранический гуманизм. Толерантно-плюралистские установки
09.09.2015

В мае 2015 г. на вторых «Бигиевских чтениях» в Санкт-Петербурге состоялась презентация новой книги главного научного сотрудника Института востоковедения РАН, доктора философских наук, профессора Тауфика Ибрагима «Коранический гуманизм». Представляем вашему вниманию интервью с автором.

— Уважаемый д-р Тауфик, на вторых «Бигиевских чтениях», которые прошли в Санкт-Петербурге, состоялась презентация Вашей новой книги «Коранический гуманизм». Объясните, пожалуйста, название — почему именно коранический гуманизм, а не исламский?

— Тема исламский гуманизм — более широкая. В мировом исламоведении есть книги по этой теме. На европейских языках хорошо известны работы Марселя Буазара, Джоэля Крамера и Мухаммада Аркуна — француза алжирского происхождения. Эти авторы анализировали и описывали гуманизм, который исторически сложился в мусульманской культуре. В моей книге — совсем другое. Здесь речь идет о тех аспектах гуманизма, которые есть в Коране, но которые не утвердились, не стали доминирующими в историческом исламе.

Притом, с моей точки зрения, это принципиально важные, фундаментальные аспекты мусульманского гуманизма. Поскольку Коран — это послание, адресованное всему человечеству на все времена, он, естественно, опередил свое время. Раз он опередил свое время, мы не можем сердиться или обижаться на средневековых богословов из-за того, что те не постигли всю глубину и широту коранического гуманизма. Над нами тоже, наверное, через тысячу лет будут смеяться, как мы ограниченно понимали Коран.

Человеческое знание постоянно расширяется. Бог дал нам два Корана. Один — письменный, тот, что мы читаем. Второй — это мир в целом. Это тоже Книга Божья, своего рода Коран. Эти два Корана связаны друг с другом, как большой и малый миры. В большом Коране, в Книге Природы, наука открывает нам такие стороны, которые в прежние века невозможно было себе представить. Аналогичным образом обстоит дело в отношении письменного Корана.

И в подготовленной мною книге рассматриваются именно те аспекты коранического гуманизма, которые в прежние времена не получили должного развития, не стали общераспространёнными. Вместе с тем, как видно из книги, на протяжении всей истории ислама были люди, которые доходили до этого гуманизма. Помимо соответствующих высказываний самого Пророка и его сахабитов, читатель познакомится с гуманистическими идеями таких авторитетных богословов, как аль-Газали и Ибн Таймийя. То есть я здесь не открываю Америку.

Более того, любой не ангажированный исследователь — мусульманин или не мусульманин — пришел бы к тем же выводам. И в этом смысле показателен последний абзац, которым я заканчиваю книгу и в котором воспроизводится мнение одного из крупнейших европейских исламоведов прошлого столетия — Йозефа Шахта. Для многих мусульман они неожиданны, могут вызывать недоумение, но я показываю, ничего нового здесь на самом деле нет. В данном случае прекрасно подтверждается крылатое выражение, по которому новое — это хорошо забытое старое.

На самом деле мы открываем для себя тот Коран, в постижении которого ряд людей и до нас были на высоте — и во времена Пророка, и в более поздние времена. Прежде всего, это мысли о человечестве как о единой семье, о религиозном плюрализме и о свободе вероисповедания. Они, действительно, опережали свое время. Поэтому, наверно, и не суждено было им побеждать и доминировать в традиционном, средневековом богословии. Это объективно.

— Я обратила внимание на два эпиграфа. Первый — высказывание Мусы Бигиева: «Меня побуждала к действию надежда показать истинную основу и священную возвышенность ислама». Я знаю Ваше неравнодушное отношение к татарской богословской мысли в целом, и к Мусе Бигиеву в частности. Он тоже опережал свое время в осмыслении коранических истин?

— Понимаете, Муса Бигиев обогнал свое время в том же смысле, в каковом Коран обогнал свое время. Он просто постиг то, что есть в Коране. Примечательно, что Риза Фахретдин, защищая Мусу Бигиева от яростных критиков концепции о всеохватности Божьей милости, говорил: чего вы придираетесь к Мусе Бигиеву?! Посмотрите, у Ибн аль-Каййима, в 14-м веке, тоже самое сказано. То есть эти мыслители опережали свое время в том же смысле, в каком Коран опережал свое время. Мусульмане 19-го — начала 20-го веков не были еще готовы к таким идеям. В этом смысле — да, Бигиев был впереди.

Но сказать, что его концепция есть нечто новое, — это будет некорректно. Опять перед нами хорошо забытое старое. Это никак не умаляет интеллектуальный подвиг Бигиева. Он отважился провозглашать идеи, которые расходятся с господствовавшими и господствующими до сих пор воззрениями.

К сожалению, зарубежные исследователи, в том числе и выступавшие на «Бигиевских чтениях», признавая то, что Муса Бигиев опередил свою эпоху, не распространяются по поводу его идеи о Божьей милости. Говорят, что он — реформатор, а вот на самой этой идее не акцентируют внимания. И мусульмане, и представители других конфессий сейчас еще далеки от усвоения подобных идей. Мысли о том, что представители других религий, во-первых, тоже могут идти своим истинным путем к Богу и, во-вторых, что Бог осенит их своей милостью наравне с твоими единоверцами, даруя им вечное спасение, — такие мысли пока традиционные религии в целом не готовы принять.

В частности, пока ни одна из трех авраамических религий — христианство, иудаизм и ислам, и ни одна конфессия внутри той или иной религии не могут это принять. Пока господствует эксклюзивизм. И если говорят о толерантности, то понимают ее в том, старом значении: толерантность как терпимость, а не толерантность как плюрализм. В первом понимании — это толерантность к другому, на которого ты смотришь снисходительно. Во втором — толерантность к другому как к себе подобному, равному. Вот это понимание пока, к сожалению, подавляющее большинство не готово разделить.

— А кто он — автор второго эпиграфа — Рашид Рыда, который сказал очень примечательную фразу: «Если бы от взоров людей ислам не закрывали собой сами мусульмане, все разумные европейцы приняли бы его»?

— Рашид Рыда — сириец по происхождению, который жил в Египте. Он — ученик Мухаммада Абдо, учредитель и редактор религиозного журнала «аль-Манар». Правда, считается, что к концу своей жизни он стал ближе к салафитам. Но это другая тема. Взятые в эпиграф его слова — это почти парафраза Мухаммада Абдо, но мне больше понравилась именно его формулировка. Я считаю, он совершенно прав.

Но в данном высказывании есть одна вещь, правда, которую нужно правильно понимать: ислам, о котором здесь говорится, никак не противопоставляется другим истинным религиям. Это именно тот ислам, который мусульмане заслонили собой, — плюралистский ислам.

Некоторые утверждают: богоугодная религия только ислам. Я в таких случаях говорю: посмотрите, к кому в Коране относятся слова «ислам», «мусульманин» и соответствующий глагол «аслама»? Эти слова фигурируют в Священном писании порядка 70 раз, и на 95% они относятся к «немусульманам» в том смысле, в котором мы обычно понимаем это слово, то есть в смысле последователей пророка Мухаммада. В действительности, ислам — это религия всех пророков, включая Моисея и
Иисуса.

Поэтому указанный эпиграф не подразумевает какого-либо эксклюзивизма. Речь не идет о том, что европейцы-христиане должны отойти от своей религии. Ведь христианин, если он истинный христианин, — мусульманин, согласно этому пониманию. У самих пророков не стояла проблема с этим. Проблема возникает в интерпретациях богословов, и это свойственно религиозному сознанию всего прошлого человечества. До сих пор, к сожалению, нигде в мире мы не имеем таких достаточно представительных религиозных групп, которые исповедуют плюралистическое понимание религии.

С этой точки зрения, тот факт, что мы, мусульмане, не освоили коранический гуманизм, — вполне ожидаемая вещь. В те времена люди стояли перед сложнейшим выбором: либо ты оккупируешь других, либо тебя оккупируют. Право сильного господствовало повсюду — вспомните завоевания Александра Македонского, походы Наполеона... Война была элементарной стихией народов. В такой атмосфере, в подобных условиях разглядеть подлинный коранический плюрализм (или, если хотите, евангелистский плюрализм, или библейский плюрализм, который наверняка есть) почти невозможно.

Но в наше время, когда такого рода ценности постепенно возрождаются, мы можем приближаться к истинному пониманию того, что заложено в Коране, и, я думаю, в других Священных Писаниях тоже. Раз они даны от Бога, то эта мысль в более явной форме или менее явной форме обязательно должна в Писаниях присутствовать.

— Я думаю, весьма показательно то, что книга, раскрывающая гуманистические аспекты Корана, вышла в России. Значит, как и 100 лет назад, исламская мысль у нас в стране продолжает развиваться. В отличие от зарубежных государств, где, как многие утверждают, исламская мысль переживает кризисный период. Вы согласны или нет? И в чем причина этого кризиса?

— Я не считаю вполне адекватным здесь слово «кризис». Строго говоря, кризиса пока нет. Кризис — это следующий этап, когда ты осознаешь ситуацию и ищешь выход. Наше понимание своей религии не дошло до осознания кризиса. Среди мусульман лишь некоторые интеллектуалы понимают тупиковость традиционных, узких интерпретаций религии. Так что это еще не кризис. Важно — не сам объективный факт кризисного состояния, а осознание этого состояния. Если осознаешь кризис, то начнешь думать, как его преодолеть. Но в общем и целом, на уровне основной массы богословов и религиозных деятелей, мы еще не поднялись до этого.

Продолжение в следующем номере.

Беседовала Ольга СЕМИНА

 



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.