Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Медина аль-Ислам № 161 /Март 2015 О нормативности внекоранической Сунны
21.04.2015

Часть 1.

В каком смысле Сунна

«разъясняет» Коран

Несмотря на все внешние знаки подчеркнуто почтительного отношения к Корану, приходится констатировать, что в нашем традиционном/средневековом богословии, особенно практическом (фикх), нередко наблюдается уклон в сторону своего рода дуализма, несовместимого с фундаментальным монизмом ислама (таухид): «Коран~Сунна», или «Бог ~Пророк». Более того, в целом ряде случаев приоритет фактически отдается Сунне. В другую крайность ударились «кораниты», целиком и полностью отвергающие Сунну/Хадис.

Примечательно, что само Писание предупреждает о предстоящем отходе от него, указав, что в Судный день Пророк будет сетовать: «Боже, воистину народ мой забросил (махджур)Коран сей!» (25:30). И такой отход совершался в нескольких формах, которые схематически выглядят так.

Во-первых, слову «сунна», обозначавшему «обычай, практику», придали существенно более широкий смысл, приравнивая его к Хадису, куда вошло огромное множество возводимых к Пророку хадисов, которые касаются вещей, не имеющих отношения к практике — о Боге, ангелах и демонах, Рае и Аде, сотворении мира, священной истории и т.п.

Во-вторых, «Сунну» стали рядополагать «Корану», говоря о «Книге» Бога и «Сунне» Пророка.

В-третьих, Сунну/Хадис подчас выдавали за «разъяснение» Корана, при этом ссылаясь на айат — «Мы тебе ниспослали Коран (аз-Зикр), чтобы ты разъяснял людям ниспосланное им» (16:44).

В-четвертых, те атрибутируемые Пророку хадисы, которые не согласуются с соответствующими айатами и посему не могут относиться к «разъяснению» Корана, объявляли «модификацией» (насх) данных айатов.

Обосновывая тезисы о Сунне как разъяснении/модификации Корана некоторые богословы не только провозглашали Сунну Божьим откровением, но и заявляли, что Коран «более нуждается» (ахуадж) в Сунне, чем Сунна — в Коране, или что Сунна выступает «судьей» (кады) над Кораном, а не наоборот.

На первых трех формах мы остановимся ниже, тогда как вопрос о насхе/модификации будет освещен отдельно, во второй части, которая будет опубликована в следующем номере Медины аль-Ислам.

«Книга Бога и моя Сунна»?

С расширительным толкованием «Сунны», т.е. приравниванием ее к Хадису, не согласуется ни Коран, ни сама Сунна, ни сведения о первых веках ислама. И в те временахрестоматийным было такое высказывание: «из данного хадиса вытекает такая-то и такая-то сунна».

Далее, как Коран, так и аутентичная Сунна не подтверждают тезис о том, что когда-либо свою Сунну Пророк ставил в один ряд с Кораном. Многие единоверцы, притом не только рядовые, не сразу верят, когда им говорят, что широко распространенный хадис, по которому Пророк завещал держаться «Книги Бога и моей Сунны», не вошел ни в один из шести авторитетных сводов хадисов. Приведенная же в этих сводах версия завещания, произнесенного во время «Прощального паломничества», упоминает лишь о Книге Божьей!

Хорошо известна и реплика Умара, когда Пророк лежал на смертном одре: "Нам довольно Книги Божьей!«.А на вопрос «Что завещал Пророк?» Айша ответила: «Книгу Божью».

Приверженцы тезиса о Сунне/Хадисе как о самостоятельном источнике вероучения, который разъясняет Коран, дополняет его и модифицирует, не могут толком объяснить, почему о такой Сунне Пророка ни разу не упоминается в Коране (хотя в нем неоднократно упоминается о «Сунне» Бога); почему Пророк запрещал записывать с его слов что-либо помимо Корана; почему, наконец, халиф Умар так настойчиво требовал от своих наместников следить, чтобы мусульмане занимались исключительно Кораном, не отвлекаясь «хадисами».

Полагая хадисы Божьим откровением, богословы обычно рассказывают нам о таких вещах, как различия между хадисами (особенно хадисами типа «кудси») и Кораном в аспектеспособа ниспослания, словесного выражения, культового применения (например, хадисы нельзя цитировать в рамках салята) и т.п. Но нет вразумительного ответа на принципиально важный вопрос: почему эти Божьи откровения не вошли в Коран?!

На самом же деле, Пророк, как увидим ниже, мог говорить о своей Сунне только в плане практического воплощения коранических заповедей. И нет никакого дуализма между Кораном и Сунной. Ибо таковая есть не что иное, как Сунна Бога. С другой стороны, Коран можно охарактеризовать как Книгу Пророка.

«Разъяснение» Корана?

Тезисы, по которым Сунна/Хадис «разъясняет» Коран или «дополняет» его, никак не согласуются с неоднократным свидетельством Корана о себе как о «ясно изложенном» (мубин, муфассал) учении (например — 5:15; 6:114; 7:52; 15:1), которое ниспослано «на ясном арабском языке» (26:195 и др.) и в котором дано «разъяснение всего» (12:111;16:89), «ничего Мы не упустили» (6:38) и т. п.

Если под «разъяснением» понимать тафсир/толкованиетех или «неясных» айатов, то из такового канонические своды Сунны практически ничего не сохранили — в этом легко убедиться, обратившись к разделам по тафсиру в своде аль-Бухари или Муслима.

Примечателен и следующий факт: полагаемое разъяснение коранических положений должно было бы иметь место прежде всего в рамках пятничных проповедей Пророка. Увы, канонические своды не воспроизвели для нас ни одной из более чем пятисот таких проповедей.

А при ближайшем рассмотрении обнаруживается, что хадисы с разъясняющими Коран сведениями часто представляют собой заимствования из Библии и около библейских преданий (исра’илиййат). Такими хадисами нередко «корректируют» Коран, восстанавливая ряд библейских преданий и установлений, от которых само мусульманское Писание отказывается. В частности, это рассказы о сотворении Евы из ребра Адама и ее инициаторской роли в грехопадении. Схожим образом факыхи вернулись к отвергнутой Кораном мере наказания, такой как раджм (побивание камнями).

Сунна Пророка — это Коран

Так можно перефразировать слова Аиши, сказанные ей в ответ на вопрос о нраве (хулюк) Пророка: «Воистину, нравом Его был Коран!». А в одной версии далее следует разъяснение: Пророк осуждал осужденное в Коране и одобрял одобренное в нем.

Отсюда следует, что пророческая Сунна служит конкретным воплощением учения Корана. И только в смысле конкретизации коранических заповедей она может выступать в качестве дополнения/разъяснения. Например, в Коране предписана молитва-салят, а Пророк указывает на способ ее исполнения — число молитв в день, количество коленопреклонений-ракаатов, читаемые в ее рамках отрывки из Корана и прочие формулы и т.п.

Однако не только в области догматики, но также культа и права Пророк не вводит от себя ничего обязательного, тем более если это касается учреждения каких-либо запретов или меры наказания за нарушение их. И именно в этом смысле звучит предание об одном из прощальных выступлений Пророка, в котором говорится: «Слушайтесь [меня] и повинуйтесь, покуда я буду среди вас; но коли меня призовут, то держитесь Писания Божьего — дозволяйте дозволенное оным и запрещайте запрещенное им!».

Сунна «посланническая»

и «управленческая»

В отношении хадисов культового и социально-правого содержания надо иметь в виду также следующее обстоятельство: пророк Мухаммад не только передавал нам Божьи наставления, но порой высказывался и действовал по своему усмотрению-иджтихаду и на основе собственного опыта. В первом случае он выступал как посланник Божий, во втором — как просто человек, имам/правитель.

Такое различение двух видов пророческих наставлений ярко выражено в известном предании, согласно которому в Медине Пророк однажды наблюдал, как мединцы опыляют пальмы. Поинтересовавшись, в чем состоит смысл их действий, он заметил: «Если бы вы и не делали этого, урожай был бы таким же». К его мнению послушались, но на следующий год урожай был совсем плох. И тогда Пророк изрек: «Я ведь простой смертный (башар). Если я повелеваю что-нибудь касательно религии (дин) вашей, то прислушайтесь к моим словам; а если я повелеваю что-нибудь по собственному усмотрению (ра’и), то я — лишь человек!»; «Вы лучше посвящены в делах земной жизни вашей (антум а‘лям би-амр дунйакум)!».

К «посланнической» Сунне относятся прежде всего указания Пророка, конкретизирующие коранические заповеди и публично заявленные, как в известных его наставлениях касательно салята/молитвы («Молитесь на манер мой молитвы!») и хаджжа/паломничества («Берите с меня обряды ваши!»). Такого рода предписание носят обязательный характер.

Касательно же наставлений Пророка, которые не имеют подобной коранической базы и подобной четкости/публичности, то их следует квалифицировать как «политические/управленческие», т.е. носящие скорее рекомендательный характер. По-видимому, именно о таких двух типах говорится в хадисе со слов Абу-Хурайры, в котором различается «обязательная сунна» (сунна фи фарида) и «сунна необязательная» (сунна фи гайр фарида): первая, имеющая основу (асл) в Коране, такова, что руководство ею есть следование по верному пути (худа), а пренебрежение ею является заблуждением (далала); вторая, не имеющая основы в Коране, такова, что следование ей является добродетелью (фадыла), однако пренебрежение ею не является грехом (хаты’а).

Продолжение следует.

Профессор Тауфик ИБРАГИМ

доктор философских наук

 



МЕДИНА АЛЬ-ИСЛАМ

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

МИНБАР ИСЛАМА

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

АЛЬ-МИНБАР

Аль-Минбар

ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

ЖУРНАЛ «МИНАРЕТ ИСЛАМА»

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
ДРУГИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
ХАНАФИТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
НАШИ УСПЕХИ

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Реклама

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.