Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам № 161 /Март 2015 О нормативности внекоранической Сунны
21.04.2015

Часть 1.

В каком смысле Сунна

«разъясняет» Коран

Несмотря на все внешние знаки подчеркнуто почтительного отношения к Корану, приходится констатировать, что в нашем традиционном/средневековом богословии, особенно практическом (фикх), нередко наблюдается уклон в сторону своего рода дуализма, несовместимого с фундаментальным монизмом ислама (таухид): «Коран~Сунна», или «Бог ~Пророк». Более того, в целом ряде случаев приоритет фактически отдается Сунне. В другую крайность ударились «кораниты», целиком и полностью отвергающие Сунну/Хадис.

Примечательно, что само Писание предупреждает о предстоящем отходе от него, указав, что в Судный день Пророк будет сетовать: «Боже, воистину народ мой забросил (махджур)Коран сей!» (25:30). И такой отход совершался в нескольких формах, которые схематически выглядят так.

Во-первых, слову «сунна», обозначавшему «обычай, практику», придали существенно более широкий смысл, приравнивая его к Хадису, куда вошло огромное множество возводимых к Пророку хадисов, которые касаются вещей, не имеющих отношения к практике — о Боге, ангелах и демонах, Рае и Аде, сотворении мира, священной истории и т.п.

Во-вторых, «Сунну» стали рядополагать «Корану», говоря о «Книге» Бога и «Сунне» Пророка.

В-третьих, Сунну/Хадис подчас выдавали за «разъяснение» Корана, при этом ссылаясь на айат — «Мы тебе ниспослали Коран (аз-Зикр), чтобы ты разъяснял людям ниспосланное им» (16:44).

В-четвертых, те атрибутируемые Пророку хадисы, которые не согласуются с соответствующими айатами и посему не могут относиться к «разъяснению» Корана, объявляли «модификацией» (насх) данных айатов.

Обосновывая тезисы о Сунне как разъяснении/модификации Корана некоторые богословы не только провозглашали Сунну Божьим откровением, но и заявляли, что Коран «более нуждается» (ахуадж) в Сунне, чем Сунна — в Коране, или что Сунна выступает «судьей» (кады) над Кораном, а не наоборот.

На первых трех формах мы остановимся ниже, тогда как вопрос о насхе/модификации будет освещен отдельно, во второй части, которая будет опубликована в следующем номере Медины аль-Ислам.

«Книга Бога и моя Сунна»?

С расширительным толкованием «Сунны», т.е. приравниванием ее к Хадису, не согласуется ни Коран, ни сама Сунна, ни сведения о первых веках ислама. И в те временахрестоматийным было такое высказывание: «из данного хадиса вытекает такая-то и такая-то сунна».

Далее, как Коран, так и аутентичная Сунна не подтверждают тезис о том, что когда-либо свою Сунну Пророк ставил в один ряд с Кораном. Многие единоверцы, притом не только рядовые, не сразу верят, когда им говорят, что широко распространенный хадис, по которому Пророк завещал держаться «Книги Бога и моей Сунны», не вошел ни в один из шести авторитетных сводов хадисов. Приведенная же в этих сводах версия завещания, произнесенного во время «Прощального паломничества», упоминает лишь о Книге Божьей!

Хорошо известна и реплика Умара, когда Пророк лежал на смертном одре: "Нам довольно Книги Божьей!«.А на вопрос «Что завещал Пророк?» Айша ответила: «Книгу Божью».

Приверженцы тезиса о Сунне/Хадисе как о самостоятельном источнике вероучения, который разъясняет Коран, дополняет его и модифицирует, не могут толком объяснить, почему о такой Сунне Пророка ни разу не упоминается в Коране (хотя в нем неоднократно упоминается о «Сунне» Бога); почему Пророк запрещал записывать с его слов что-либо помимо Корана; почему, наконец, халиф Умар так настойчиво требовал от своих наместников следить, чтобы мусульмане занимались исключительно Кораном, не отвлекаясь «хадисами».

Полагая хадисы Божьим откровением, богословы обычно рассказывают нам о таких вещах, как различия между хадисами (особенно хадисами типа «кудси») и Кораном в аспектеспособа ниспослания, словесного выражения, культового применения (например, хадисы нельзя цитировать в рамках салята) и т.п. Но нет вразумительного ответа на принципиально важный вопрос: почему эти Божьи откровения не вошли в Коран?!

На самом же деле, Пророк, как увидим ниже, мог говорить о своей Сунне только в плане практического воплощения коранических заповедей. И нет никакого дуализма между Кораном и Сунной. Ибо таковая есть не что иное, как Сунна Бога. С другой стороны, Коран можно охарактеризовать как Книгу Пророка.

«Разъяснение» Корана?

Тезисы, по которым Сунна/Хадис «разъясняет» Коран или «дополняет» его, никак не согласуются с неоднократным свидетельством Корана о себе как о «ясно изложенном» (мубин, муфассал) учении (например — 5:15; 6:114; 7:52; 15:1), которое ниспослано «на ясном арабском языке» (26:195 и др.) и в котором дано «разъяснение всего» (12:111;16:89), «ничего Мы не упустили» (6:38) и т. п.

Если под «разъяснением» понимать тафсир/толкованиетех или «неясных» айатов, то из такового канонические своды Сунны практически ничего не сохранили — в этом легко убедиться, обратившись к разделам по тафсиру в своде аль-Бухари или Муслима.

Примечателен и следующий факт: полагаемое разъяснение коранических положений должно было бы иметь место прежде всего в рамках пятничных проповедей Пророка. Увы, канонические своды не воспроизвели для нас ни одной из более чем пятисот таких проповедей.

А при ближайшем рассмотрении обнаруживается, что хадисы с разъясняющими Коран сведениями часто представляют собой заимствования из Библии и около библейских преданий (исра’илиййат). Такими хадисами нередко «корректируют» Коран, восстанавливая ряд библейских преданий и установлений, от которых само мусульманское Писание отказывается. В частности, это рассказы о сотворении Евы из ребра Адама и ее инициаторской роли в грехопадении. Схожим образом факыхи вернулись к отвергнутой Кораном мере наказания, такой как раджм (побивание камнями).

Сунна Пророка — это Коран

Так можно перефразировать слова Аиши, сказанные ей в ответ на вопрос о нраве (хулюк) Пророка: «Воистину, нравом Его был Коран!». А в одной версии далее следует разъяснение: Пророк осуждал осужденное в Коране и одобрял одобренное в нем.

Отсюда следует, что пророческая Сунна служит конкретным воплощением учения Корана. И только в смысле конкретизации коранических заповедей она может выступать в качестве дополнения/разъяснения. Например, в Коране предписана молитва-салят, а Пророк указывает на способ ее исполнения — число молитв в день, количество коленопреклонений-ракаатов, читаемые в ее рамках отрывки из Корана и прочие формулы и т.п.

Однако не только в области догматики, но также культа и права Пророк не вводит от себя ничего обязательного, тем более если это касается учреждения каких-либо запретов или меры наказания за нарушение их. И именно в этом смысле звучит предание об одном из прощальных выступлений Пророка, в котором говорится: «Слушайтесь [меня] и повинуйтесь, покуда я буду среди вас; но коли меня призовут, то держитесь Писания Божьего — дозволяйте дозволенное оным и запрещайте запрещенное им!».

Сунна «посланническая»

и «управленческая»

В отношении хадисов культового и социально-правого содержания надо иметь в виду также следующее обстоятельство: пророк Мухаммад не только передавал нам Божьи наставления, но порой высказывался и действовал по своему усмотрению-иджтихаду и на основе собственного опыта. В первом случае он выступал как посланник Божий, во втором — как просто человек, имам/правитель.

Такое различение двух видов пророческих наставлений ярко выражено в известном предании, согласно которому в Медине Пророк однажды наблюдал, как мединцы опыляют пальмы. Поинтересовавшись, в чем состоит смысл их действий, он заметил: «Если бы вы и не делали этого, урожай был бы таким же». К его мнению послушались, но на следующий год урожай был совсем плох. И тогда Пророк изрек: «Я ведь простой смертный (башар). Если я повелеваю что-нибудь касательно религии (дин) вашей, то прислушайтесь к моим словам; а если я повелеваю что-нибудь по собственному усмотрению (ра’и), то я — лишь человек!»; «Вы лучше посвящены в делах земной жизни вашей (антум а‘лям би-амр дунйакум)!».

К «посланнической» Сунне относятся прежде всего указания Пророка, конкретизирующие коранические заповеди и публично заявленные, как в известных его наставлениях касательно салята/молитвы («Молитесь на манер мой молитвы!») и хаджжа/паломничества («Берите с меня обряды ваши!»). Такого рода предписание носят обязательный характер.

Касательно же наставлений Пророка, которые не имеют подобной коранической базы и подобной четкости/публичности, то их следует квалифицировать как «политические/управленческие», т.е. носящие скорее рекомендательный характер. По-видимому, именно о таких двух типах говорится в хадисе со слов Абу-Хурайры, в котором различается «обязательная сунна» (сунна фи фарида) и «сунна необязательная» (сунна фи гайр фарида): первая, имеющая основу (асл) в Коране, такова, что руководство ею есть следование по верному пути (худа), а пренебрежение ею является заблуждением (далала); вторая, не имеющая основы в Коране, такова, что следование ей является добродетелью (фадыла), однако пренебрежение ею не является грехом (хаты’а).

Продолжение следует.

Профессор Тауфик ИБРАГИМ

доктор философских наук

 



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.