Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №137 — Муфтий Эстонии Ильдар­хазрат Мухамедшин: У эстонцев сохранилось очень хорошее отношение к исламу
19.02.2013


 

Интервью с муфтием Эстонии, директором Исламского культурного центра «Турас» (Таллин) Ильдаром­хазратом Мухамедшином об актуальных вопросах развития современной исламской общины Эстонии.

— Уважаемый Ильдар­хазрат, хотелось бы ближе узнать об истории исламского сообщества Эстонии. Когда впервые в стране появились мусульмане и, соответственно, первые общины?

— Первые мусульмане появились во время Ливонской войны между Россией и Ливонским орденом, то есть во второй половине XVI века. Часть татар осталась в Эстонии. Эти первые поселенцы получили земли от завладевшей Эстонией Швеции, то есть заняли положение дворян. Однако со временем их след исчез — возможно, они ассимилировались, возможно, переселились в Литву или даже Крым. Следующее появление мусульман­татар в Эстонии произошло уже после Северной войны, после того как территория страны вошла в состав Российской империи. В российском флоте служило немало татар. Именно с тех пор в Таллине существует улица Татари, то есть «Татарская». Была и татарская слобода, где находились помещения для матросов, казармы и даже мечеть. Это все в начале XVIII века. Известно также, что недалеко от Таллина, в порте Палдиски (в прошлом Рогервик), жили ссыльные по делу Пугачева. Среди них находился до самой смерти и башкирский национальный герой Салават Юлаев. И, опять таки, с XVIII века их след исчезает — возможно, они ассимилировались или вернулись обратно. На постоянной основе мусульмане начали селиться в Таллине, начиная с середины XIX века, когда стали приезжать татарские купцы с территории современной Нижегородской области. Многие из них впоследствии осели в Эстонии. Через некоторое время они стали возвращаться к себе на родину, однако после революции 1917 года и обретения Эстонией независимости опять начали переселяться в Эстонию. Многим это удалось, даже целыми семьями. С тех пор татары живут здесь постоянно, а в 1928 году была зарегистрирована Исламская община Эстонии. Оттуда мы и ведем свою традицию.

— Сколько сегодня мусульман проживает в Эстонии? Каков этнический состав исламской общины?

— Приблизительное количество мусульман — от 8 до 10 тысяч человек, большинство из них татары, причем нижегородские. Интересно, что многие из них являются выходцами из нескольких поселков Нижегородской области, в частности Андреевки и Овечьего Оврага. Дело в том, что после Великой Отечественной войны, в 1948 году, около 50 семей переселилось в Эстонию, ведь была насущная потребность в рабочей силе. С того времени численность татар увеличилась, прибывали новые поселенцы, поддерживались постоянные связи. Однако, уже после обретения Эстонией независимости, эти контакты уменьшились в силу появления границ, хотя некоторые связи сохраняются и поныне. Вторая по численности группа — это азербайджанцы, а также турки и другие народности, в частности выходцы из Средней Азии. Большинство этих людей живет в Эстонии еще с советских времен. Есть и новые мусульмане, хвала Аллаху. Как среди эстонцев, так и среди русских. В нашем центре минимум 1–2 человека в месяц принимают ислам.

— Какой язык преимущественно доминирует в общении между верующими? Существуют ли переводы исламской литературы на эстонский?

— Пятничная проповедь произносится на арабском, далее на русском, а вторая проповедь бывает на эстонском, на татарском или даже на турецком, в силу увеличения численности турецкой общины. Во время праздников добавляем и английский язык, поскольку есть и приезжие англоязычные мусульмане. Несмотря на разные языки, все мы братья и сестры, в этом смысле никакого разделения между нами нет.

Существует и перевод смыслов Корана на эстонский язык, опубликованный несколько лет тому назад востоковедом Хальяндом Удамом, в свое время учившимся в Москве. Сейчас ведется работа над выполнением нового, именно мусульманского, перевода смыслов Корана на эстонский язык. Эту работу проводит одна коренная эстонка, принявшая ислам. Надеемся, вскоре она будет завершена. Первый перевод — это также большой труд, но необходим еще и мусульманский перевод. Исламской литературы на эстонском еще не очень много, но уже есть издания по обрядам — намазу, посту, а также по вероучению. Около 10 книг на эстонском языке уже опубликовано. Помимо этого, у нас популярна и русскоязычная литература, особенно переводы смыслов Корана. Эстонская молодежь, обычно хорошо владеющая английским языком, пользуется и различной англоязычной литературой. К нам приходит много литературы из России, Турции, некоторые книги уже печатаем и у себя в Прибалтике.

— Какие исламские организации действуют в Эстонии?

— Первая организация, Исламская община Эсто­нии, основана в 1928 году и восстановлена в 1994 году. Она объединяет всех мусульман, живущих в Эстонии, поэтому есть представители от всех национальных групп. Мы официально зарегистрированы и представляем перед государством всех мусульман Эстонии. Помимо этого, в 2007 году мы зарегистрировали исламский культурный центр «Турас», т. е. «Наследие». Это сделано для сохранения мусульманского культурного наследия и ознакомления всех желающих с мусульманской культурой. Ставим перед собой и образовательные цели. Необходимо углубление именно религиозной деятельности, налаживание воскресных школ. На данный момент проводим занятия по различным языкам — татарскому, арабскому, английскому, эстонскому, — планируем открыть и курсы турецкого. У нас небольшая команда, которая работает достаточно эффективно.

— О Таллине часто говорят как о последней столице Евросоюза, где до сих пор нет мечети. Есть ли перспективы решения этого вопроса? Как обстоят дела с обеспечением мусульман местами для молитвы в целом?

— У нас нет здания как такового, мы предложили наш проект, но проблема в том, что городские власти пока не выделили нам землю. Никаких препятствий, в принципе, нет, но земельный участок еще не приобретен. Возможность строительства у нас есть еще с 2008 года, средства согласился выделить правитель эмирата аш­Шарджа шейх Султан бин Мухаммад аль­Касими. Во время нашей встречи он предложил построить исламский культурный центр, и как только решится вопрос с землей, это, если пожелает Аллах, состоится. А пока у нас есть свое помещение. Тем, кто спрашивает о мечети, мы отвечаем, что мечеть сама по себе есть. Мечеть — это место для молитвы, а не просто некое «сакральное сооружение», возводимое ради архитектурных красот. Раньше мы арендовали квартиру, там наша община действовала более 5 лет, а после перешли в новое помещение. Куда и зовем приходить всех мусульман.

— Как проводится подготовка имамов для общин?

— Лично я сначала изучал арабский в Сирии, а позднее закончил Исламский университет в Медине. Моя супруга Иман­ханум также училась в Сирии, позднее в Эр­Рийаде, получила степень магистра по исламскому праву, фикху. Я был первым студентом из Эстонии, поступившим в зарубежное исламское учебное заведение, а сегодня, хвала Аллаху, уже несколько человек учатся на различных факультетах в Медине, а еще несколько изучают в Египте арабский. Многие из них на каникулах, приезжая в Эстонию, не жалеют своего времени и уже ведут работу в мечети. Это для нас очень важно, поскольку для деятельности в исламской общине необходима практика. Именно так эти люди могут принести пользу мусульманам. Кроме того, один из студентов, учащийся в Медине, проявил себя не только как отличник, но и как спортсмен. На университетских соревнованиях по дзюдо он занял в Саудовской Аравии первое место. Надеемся, появятся наши ученики и в исламских учебных заведениях стран СНГ. Светское образование в России некоторые татары уже получают, например, в Казани.

— Насколько активна исламская община в процессе межрелигиозного диалога?

— У нас хорошие отношения и с лютеранами, и с православными. По отношению ко многим социальным проблемам позиция религиозных организаций одинакова. Например, у нас действует капелланство, пока я один веду эту работу, надеюсь, в будущем кто­то из мусульман будет работать постоянно, чтобы также вести работу в тюрьмах. К нам часто обращаются, сообщают о том, что кому­то требуется имам, и мы помогаем. У эстонцев никогда не было проблем с мусульманами, особенно хорошее отношение к татарам. Многие эстонцы, еще в старые времена, учились с татарами, и поэтому у них сохранилось очень хорошее отношение к исламу. Татары во многом способствовали формированию позитивного образа ислама.

— Как развиваются отношения мусульман Эстонии с единоверцами из других стран Балтии?

— По ряду объективных причин, в частности, после развала Союза, были замедлены отношения с исламскими общинами многих соседних государств. Однако сохранились и развивались контакты с мусульманами Балтии, в частности Литвы. Мы давно знакомы с муфтием Литвы, шейхом Ромасом Якубаускасом — помогаем друг другу, проводим совместные семинары по различным вопросам. Хвала Аллаху, между нами нет границ, да и не было никогда. Сейчас, после вступления в Евросоюз, продолжаем укреплять отношения, ведь мы живем как бы в одном государстве. Стараемся наладить отношения и с мусульманами других стран Евросоюза, особенно с татарскими организациями Финляндии. У них огромный опыт, мы поддерживаем контакты.

— Насколько важно для мусульман Эстонии взаимодействие с единоверцами в России и других странах СНГ?

— Мы очень рады тому, что у нас налаживаются хорошие отношения с российскими мусульманами. У нас общие исторические корни. Нам нельзя забывать о них и следует возрождать связи, чтобы все это способствовало, в первую очередь, возрождению ислама. Сотрудничество с мусульманами России для нас очень важно, мы открыты для всех.

— Спасибо за интервью!

Беседовал Михаил ЯКУБОВИЧ



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.