Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №128 — Александр Саган: «Люди, не согласные с необходимостью внутриисламского диалога, выступают против Ислама»
21.05.2012


 

Интервью с доктором философских наук, ведущим научным сотрудником Отделения религиоведения Института философии Национальной академии наук Украины, советником президента и секретариата президента Украины (2005–2007), главой Государственного комитета по делам национальностей и религий (2007–2010) Александром Назаровичем Саганом.

В 2009 году при вашем активном содействии был создан Совет представителей духовных управлений и центров мусульман Украины. Оправдывает ли сегодня Совет возложенные на него обязанности?

— Созданию Совета (кстати, он был создан при Госкомитете по делам национальностей и религий) предшествовала моя большая организационная работа, поскольку это было новая идея как для исламских объединений, так и для нашего комитета. Главную задачу новой структуры мы видели в снятии нарастающего противостояния между разными мусульманскими духовными управлениями и центрами. Это напряжение было видно уже по первому заседанию организационного комитета Совета — оно много раз откладывалось из­за нежелания отдельных лидеров даже находиться в одной комнате со своими коллегами. Долгий поиск компромисса дал свой результат — Совет был создан. Это позволило, во‑первых, мирно обсудить многие вопросы внутриисламской жизни (развитие мусульманской инфраструктуры, вопросы организации хаджа, религиозного образования и просвещения мусульман и т. п.) — до этого мы имели вал взаимных обвинений и жалоб. Во‑вторых, сняло напряжение с проблемы разного истолкования международных контактов различных мусульманских религиозных и общественных центров (взаимные обвинения в связях с экстремистскими исламскими группами и т. п.).

После моего ухода, насколько мне известно, Совет не собирался. А сейчас реорганизован и сам Госкомнацрелигий — это всего лишь департамент в составе Министерства культуры. Поэтому говорить об «оправдании надежд» не приходится. Хотя тот потенциал, который был наработан за первый год деятельности Совета, ощущается и сегодня. В частности, почти исключением стали громкие взаимные обвинения мусульманских лидеров. Хотя, и мы это знаем, многое просто перестало выноситься в СМИ.

Каковы перспективы исламо­христианского диалога в Украине, в частности, между православными церквями и мусульманскими духовными управлениями?

— Мы в Украине обречены на этот диалог, как бы этого не хотелось отдельным радикально настроенным верующим с обеих сторон. А такие, надо признать, у нас тоже имеются — достаточно проанализировать противостояния по поводу строительства мечетей в отдельных регионах страны или же «крестоповалы» в Крыму. Даже в Киеве строительство единственной пока мечети стало почти подвигом ее строителей.

Но возвратимся к исламо­христианскому диалогу — на него не может не влиять и наша история. Мечети на территории Украины были уже во времена Средневековья. И хотя у нас были разные периоды в отношениях между представителями этих религий, но в целом можно говорить о постепенной толерантизации отношений. Советская власть, почти поголовно выселив мусульман, прежде всего крымских татар, физически сняла «исламский фактор» с повестки дня религиозной жизни в Украине. Поэтому возрождение исламских религиозных центров и вызвало поначалу определенное напряжение среди православных (как представителей самой многочисленной конфессии страны) в местах наибольшего скопления мусульман (Крым, Киевский и Донбасский регионы). Государство потратило значительные усилия для снятия этого напряжения — но для достижения окончательного результата нужны взаимные усилия. Сегодня ситуация нормализовалась. Но, как пишут некоторые эксперты, исламские центры развиваются в Украине почти бесконтрольно, что не может не привести к их радикализации и стремлению к завоеванию авторитета (и финансирования) в экстремистских зарубежных центрах. Я думаю, что ситуация сейчас не так трагична, но согласен, что в любой момент она может выйти из­под контроля.

Что, по вашему мнению, более всего роднит Ислам и православие?

— То, что нельзя быть по­настоящему православным или мусульманином, не принимая активного участия в жизни общины.

В 2011 году в двух украинских городах, Хмельницком и Белой Церкви, проводились выступления против строительства мечетей. Не свидетельствует ли это о росте исламофобии в Украине?

— В каждом конкретном случае нужен анализ причин таких выступлений (проблемные земельные участки, желание отдельных религиозных лидеров «попиариться» и т. п.). Ведь и в Симферополе, как мы все помним, годами эта проблема не решалась. Я в свое время был инициатором нескольких совещаний на высшем крымском уровне по поводу решения о выделении земельного участка для мечети в Симферополе. Поэтому я не понаслышке знаю, сколько факторов может быть задействовано в этом процессе. И, к сожалению, позиция некоторых исламских лидеров в силу многих причин не всегда была конструктивной, направленной на достижение результата. Поэтому говорить на примере этих двух фактов о росте исламофобии в Украине не совсем корректно. Не подтверждает это и социология.

В последнее время в Украине усилилось противостояние между различными мусульманскими организациями. Существует ли, по вашему мнению, возможность внутриисламского диалога? Насколько реальны процессы объединения? Что разобщает мусульман Украины?

— Противостояние между исламскими организациями — это объективный процесс. Есть противостояние между различными православными, протестантскими или любыми другими религиозными центрами. Максимальной своей амплитуды такое противостояние достигает во время становления нового религиозного центра — появляется новый конкурент. Но со временем принимаются правила сосуществования (решающая роль в принятии таких правил принадлежит государственным органам), и борьба принимает сложный позиционный характер.

Возможность внутриисламского диалога, конечно же, существует. И созданный в свое время Совет представителей духовных управлений и центров мусульман Украины — хорошее этому подтверждение. Самое главное — невооруженным глазом виден большой потенциал (организационный, просветительский, образовательный и т. п.) такого диалога. Поэтому я уверенно могу сказать, что люди, которые не согласны с необходимостью внутриисламского диалога, осознанно выступают против Ислама.

Но, с другой стороны, мы должны четко понимать разницу между диалогом и объединением. Последнее фактически нереально. Возьмем, например, Украинскую православную церковь Киевского патриархата и Украинскую Автокефальную православную церковь, которые фактически во всем идентичны (вероучение, практика, территория распространения и т. п.). Много лет подряд эти церкви пытаются объединиться, но тщетно. И это при том, что разъединяют их, как мы видим, только амбиции лидеров.

В случае с мусульманами в Украине ситуация намного сложнее — слишком многое их разъединяет как в идеологическом плане, так и в организационном (вероучение, ориентация на разные зарубежные центры, практика и т. п.). На данном этапе развития мы можем говорить только о диалоге и взаимном уважении.

Достаточно ли внимания эксперты уделяют Исламу в современной Украине? Какими вопросами исламоведы должны заняться в первую очередь?

— В свое время, будучи советником президента Украины, я инициировал создание исламоведческой группы в составе Отделения религиоведения Института философии НАН Украины. Такая группа была создана. Но просуществовала она всего несколько лет и фактически сейчас на грани ликвидации из­за недостатка финансирования. Очень жаль, если это (ликвидация) все­таки случится. Ведь наработан хороший материал — в активе группы несколько конференций и сборников работ, исследования в области религиозной нетерпимости, модернизации исламского вероучения и практики в современных европейских условиях (так называемый «европейский Ислам») и т. п.

В Украине сейчас фактически отсутствуют крупные исследовательские центры по изучению вероучения и практики, организационных особенностей и современных тенденций развития Ислама. По крайней мере, для страны, где насчитывается несколько исламских религиозных центров и больших общественных организаций, а количество практикующих верующих исчисляется сотнями тысяч, таких научных исследовательских центров должно быть в разы больше.

На данном этапе развития украинского исламоведения очень важным является популяризация уже наработанных идей и исторических экскурсов, работ о современной жизни мусульман в Украине и за ее пределами. Важно, и об этом должно позаботиться государство, знакомить с исламской спецификой если не учеников старших классов, то хотя бы студентов. Ведь украинцы, как и многие другие народы, очень часто живут мифами о мусульманах. И родом эти мифы даже не из прошлого века. Проблемой для украинских исламоведов является также выход на международную арену как для представления своих наработок, так и для изучения специфики тех религиозных и общественных направлений Ислама, которые развиваются в Украине.

Эти и многие другие проблемы современного украинского исламоведения являются, по моему мнению, проблемами роста. Очень многое уже сделано — достаточно сказать об официальном переводе Корана на украинский язык или об изучении истории и специфики исламского вероучения и практики среди крымских татар.

Со временем, и я уверен в этом, украинские исламоведы займут достойное место среди своих коллег в мире.

Беседовал Михаил Якубович



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.