Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №119 — Туркестанское восстание 1916 года: незадолго до конца Российской империи
12.08.2011

В этом году исполняется 20 лет распаду СССР, разделу, прошедшему по национально-территориальным границам. За семь с половиной десятилетий до этого Российская империя размежевалась по национальным окраинам, народы которых никогда не имели своей государственности. В дни Первой мировой войны русские даже не принимали участие в этнотерриториальных конфликтах между немцами и латышами, армян с турками и азербайджанцами, ряде других. Русские оказались вовлеченными в трагедию в Туркестане, где мусульмане края, особенно казахи и киргизы, потеряли сотни тысяч жизней в ходе крупнейшего в истории региона восстания.

Каковы же были причины конфликта? Ведь большая часть казахов вошла в состав России достаточно добровольно, а при завоевании Средней Азии русские потери насчитывали примерно в 3376 человек. Однако ситуацию обострил земельный вопрос. В 1916 году в распоряжении русских поселков и станиц в Средней Азии числилось 1 900 000 десятин (57,6% обрабатываемой земли), то есть на каждого живущего в Туркестане русского приходилось 3,17 десятины обрабатываемой земли, а на каждого коренного жителя приходилось только 0,21 десятины. Таким образом, 94% коренного населения владели только 42,4% всей обрабатываемой площади, а остальные приходились на русских переселенцев. Всего в центральноазиатские владения переселилось более 3 миллионов, и к 1914 году 40% населения казахских степей и 6% населения Туркестана уже составляли русские, в большинстве своем земледельцы.

Переселенческая политика была активизирована в годы столыпинской аграрной реформы. Все попытки мусульманских либеральных деятелей России, включая мусульманскую фракцию Государственной думы, остановить массовое переселение и передать контроль над земельным фондом областным самоуправлениям были отвергнуты. В 1905 году казахский политический лидер Ахмет Байтурсунов подал петицию императору от имени 14,5 тыс. жителей Каркаралинского уезда Семипалатинской области. В ней говорилось: «Правительство совсем упустило из виду, что киргизские степи не завоеваны, а добровольно присоединились к России... Считая землю своею собственностью... киргизы (здесь: казахи. — А. Х.) не подумали, что государство позволит себе посягнуть на частную собственность, между тем... все киргизские степи признаются государственной собственностью... самые лучшие участки земли перешли к переселенцам, а худшие — остались за киргизами...» Не только в Средней Азии, но и в казахских степях многие земли обрабатывались местным населением и излишков не существовало.

Власти в 1891 году объявили земли степных областей государственной собственностью, такой же участи подверглись многие обрабатываемые земли Средней Азии. Затем они передавались чиновникам, офицерам, казакам и другим славянским переселенцам. Одну из целей этого обозначил сырдарьинский военный губернатор Гродеков, который в конце XIX века считал, что каждый новый русский поселок в Туркестане равносилен батальону русских войск.

Введение местного самоуправления и суда подорвало позиции феодальной элиты, обосновывавшей свою легитимность происхождением от Чингисхана. К власти пришли нувориши из «черной кости», бесконтрольно использовавшие административный ресурс. В итоге адвокат Е. Самойлов, восемь лет проработавший членом Семипалатинского окружного суда, отмечал: «Власть получила характер азиатской деспотии... Наш суд был жестокой игрушкой в руках киргизских главарей».

Первая мировая война только усугубила противостояние между общинами. С одной стороны, славянское и татарское население Центральной Азии массово призвалось в действующую армию. К лету 1915 года Россия потеряла полтора миллиона человека — крупнейшие жертвы в современной истории войн. С другой стороны, резко увеличились различные, зачастую бесконтрольные сборы с коренного населения, оно стало привлекаться к работам в хозяйствах славянских поселенцев.

Поводом для восстания послужил императорский указ от 25 июня 1916 года (прозванный указом о «реквизиции инородцев»), согласно которому на работы в прифронтовых районах призывались из Туркестанского края 250 тыс. человек, из Степного края — 230 тыс. Указ словно намеренно пришелся на время Рамазана и был воспринят мусульманами как святотатство.

22 июля 1916 года в целях проведения мобилизации рабочих генерал-губернатором Туркестана назначается генерал Куропаткин. 23 августа 1916 года его приказом были освобождены от набора должностные лица общественных управлений; нижние полицейские чины; имамы, муллы и мударрисы; счетоводы и бухгалтеры в учреждениях мелкого кредита; обучающиеся в высших и средних учебных заведениях; «туземцы», занимающие классные должности в правительственных учреждениях; «туземцы», пользующиеся правом дворян и потомственных почетных граждан.

Таким образом, интегрированные в российские структуры представители местной элиты не были затронуты призывом. Лидеры казахских джадидов высказались за принятие манифеста, так как понимали, что сопротивление повлечет за собой массовые репрессии. Поэтому в западной части Казахстана, где их влияние было сильным, обошлось без массового кровопролития. В Средней Азии, где народ привык подчиняться любым действия администрации, протест был направлен против мусульман, связанных с властными структурами, которые избежали трудмобилизации.

Помощник главного военного прокурора Игнатович 31 декабря 1916 года писал: «Такие беспорядки, при которых преступная деятельность их участников была направлена главным образом лишь против туземной администрации... имели место почти исключительно в областях Ферганской, Сырдарьинской и некоторых уездах Самаркандской области... Но совершенно уже другой характер имели беспорядки в Джизакском уезде Самаркандской области, а также в области Семиреченской, где таковые резко были направлены именно против русских властей и русского населения вообще».

Гораздо более жестким было сопротивление кочевников — казахов и киргизов в центральных и юго-восточных регионах Казахстана, на севере нынешнего Кыргызстана. Само превращение номада в бесправного трудармейца противоречило всему самосознанию кочевника. Здесь армии восставших насчитывали десятки тысяч человек, были провозглашены девять ханов, восемь из которых вскоре сдались властям. Однако низшие слои населения продолжили сопротивление. Самым серьезным стало фактическое создание целой армии под руководством Амангельды Иманова в Тургайской области. Несмотря на утверждения о большом влиянии большевиков, органы власти, созданные Имановым, представляют собой смесь кочевых и исламских традиций. Так, для каждой тысячи хозяйств выделялся управитель-елбеги, жасакши собирали налоги продовольствие для воинов‑сарбазов, казынаши хранил их. В качестве налогов определялись биталмал (исламский налог в общественную казну) и зекет, собираемый с зажиточных. Здесь мы видим возвращение в средневековье, столь отличное от всей деятельности джадидов по созданию автономий по образцу современных государств.

Как видятся причины восстания из современности? На центральноазиатскую точку зрения, несомненно, оказала влияние «антиколониальная» советская историография 1920—1930‑х гг. Здесь стоит обратиться к такому первоисточнику, как показания Григория Бройдо прокурору Ташкентской судебной палаты, данные 3 сентября 1916 года. Член РСДРП с 1903 года, после Октября 1917‑го он был председателем Ташкентского Совета, в 1921 году — организатором и первым ректором Коммунистического университета трудящихся Востока — кузницы революционеров третьего мира. Бройдо пишет, что «восстание было результатом провокационной работы всей администрации, не исключая высшей (Ташкент и Семиречье), направленное к тому, чтобы вырезать киргизское население и очистить земли для дальнейшей колонизационной деятельности правительства. Нелепые и провокационные приказы, ложные разъяснения чинов администрации, натравливание русских поселенцев, организация из них отрядов, безнаказанность массовых убийств и бесчинств — все это было основание к массовому „уничтожению“ киргизов. Действиями воинских отрядов и крестьянских дружин, вооруженных и организованных полицией, администрация края искусно расширяла район и остроту волнений, все более превращая киргизское население в неприятеля в глазах приходящих войск.

Уже после восстания в 1916 году приезжал в Казалинск (юго-восток Казахстана. — А. Х.) генерал Куропаткин и обещал местному казачьему населению наделы в Пржевальском уезде, в районах восстания. В Переселенческом управлении тщательно изыскивали новые земельные фонды для будущих инвалидов и подготовлялись к изысканию „земельки“ русскому мужику, который должен был в результате войны поднять свой голос и оружие за землю».

В реальности многие русские и мусульмане, особенно не связанные с властными структурами, пытались спасти жизнь друг другу в кровавой неразберихе. Сейчас предпочитают вспоминать о жертвах и о том, как их прадеды были вынуждены покинуть родовые земли. В современном Кыргызстане считают, что при подавлении восстания 1916 года погибло от 150 до 350 тысяч киргизов. С 2008 года каждый август в республике проходят траурные мероприятия в память о погибших. В прошлом году поиск врага привел к новым жертвам на земле Кыргызстана. Так стоит ли выкапывать топор войны?

Айдар Хабутдинов,
доктор исторических наук



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.