Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №115 — Ключи от дома
19.05.2011


Молодежь — главная головная боль и основной капитал российского общества вообще и его мусульманского сегмента в частности. Как показало Всероссийское мусульманское совещание «Россия — наш общий дом», в среде религиозных деятелей и экспертов появилось новое видение по этому вопросу и, главное, стороны ищут форматы сотрудничества.

Каждый новый теракт или другая трагедия, как то: убийство религиозного деятеля, нападение боевиков на учреждения госвласти и др., вновь актуализируют тему первоистоков экстремизма. Дискуссия неизбежно выходит на ось «радикализм — экстремизм — образование». В свете событий декабря 2010‑го сюда же включается и смычка «национализм — национальная политика — радикализм» и… круг замыкается. А над всем этим стоит проблема молодежи как главного субъекта и объекта всех вышеназванных процессов. Поиском подходов и ключей к ней мусульманское сообщество озадачено не первый год.

Всероссийское мусульманское совещание «Россия — наш общий дом», прошедшее 24 марта, и высказанные на нем мнения важно проанализировать именно с этой точки зрения. На совещании практически не было спикеров, которые не заострили бы внимание на проблеме молодежи и ее образования, причем высказаны были разные позиции.

Главным заслоном на пути распространения радикализма всегда по праву считалась сфера образования и просвещения, пожалуй, в этом отношении разночтений в нашем обществе нет. Подчеркнем, что тот же вопрос молодежи и образования вышел на передний план и на встрече религиозных деятелей с полпредом президента РФ в СКФО А. Хлопониным в конце 2010 года и на встрече с полпредом президента РФ в ПФО Г. Рапотой в марте 2011‑го.

Первый рубеж — образование

В настоящее время в Российской Федерации зарегистрировано 95 мусульманских учреждений образования, и это большая цифра, если учесть, что в советское время у российских мусульман не было ни одного учебного заведения. 38 из них — семь вузов и 31 медресе — поддерживаются государством, напомнил главный советник управления администрации президента РФ по внутренней политике Алексей Гришин.

Чему учить молодежь в этих учреждениях, а главное, кто это будет делать — предмет обсуждений на протяжении нескольких лет. В последние годы все ответственные за религиозную сферу персоны разделяли мнение о том, что выезд в зарубежные исламские образовательные центры должен осуществляться только после получения базового религиозного образования в России. Чем меньше будет отток молодых мусульман в зарубежные образовательные центры, тем меньшим будет влияние (прямое и опосредованное) на российских мусульман извне. А для того чтобы свести этот отток на нет, надо улучшать свою базу. Понимание этой простой и очевидной взаимосвязи и стало причиной господдержки исламским вузам и медресе.

Несмотря на обнадеживающие цифры, дефицит грамотных кадров для мечетей колоссальный. Буквально на днях ректор Российского исламского университета в Казани Р. Мухаметшин сказал о том, что лишь 20% мечетей в республике обеспечено грамотными имамами. О приоритетности кадрового вопроса говорит и мониторинг мнений религиозных деятелей, проведенный в преддверии ВМС. И если медресе и исламские университеты не справляются с задачей­минимум — обеспечением уммы необходимым ей количеством имамов, то с задачей­максимум, а именно существенным снижением уровня радикализации молодежи, они справляются еле­еле.

Видимо, поэтому после каждого теракта у руководителей разного уровня возникает оправданное желание закрутить гайки потуже. Родилась идея вообще запретить работать в данной сфере выпускникам иностранных вузов.

Но что делать с теми, кто уже отучился за рубежом? Сегодня они составляют костяк не только преподавательского состава многих образовательных учреждений, но и большинства духовных управлений мусульман. Пермский муфтий Мухамедгали Хузин заявил о том, что университет аль­Азхар стал трибуной ваххабизма, чем вызвал крайнее изумление знающих специалистов.

На сегодняшний день оформилось два основных подхода к развитию мусульманской образовательной системы. Первая парадигма предполагает «решительное нет» всему иностранному, вторая — за разумный подход, охарактеризованный в цитате муфтия Саратовской области Мукаддаса Бибарсова, который считает что «опасаться нужно не столько учебы в иностранных учебных заведениях, сколько бессистемности в образовании».

Как отметил в программном докладе на Всероссийском мусульманском совещании председатель СМР Равиль Гайнутдин, в случае осуществления предложения о недопущении выпускников зарубежных вузов «от работы придется отстранять тысячи специалистов, представителей не одного лишь ислама, но и православия, католичества, протестантизма, иудаизма и буддизма».

Муфтий Чечни Султан Мирзаев подверг жесткой критике заявление пермского муфтия М. Хузина о том, что выпускники аль­Азхара на Кавказе воюют против федеральных войск, обличив пермского деятеля в клевете.

Представим себе, что эта необдуманная заявка воплотилась в реальность. В одночасье оставшиеся без работы специалисты, конечно, не кинутся пополнять ряды боевиков, они уйдут в тень и будут преподавать неофициально либо разъедутся по мусульманским странам бывшего СССР или того же Ближнего Востока. Но сам факт обернется такой козырной картой в идеологической колоде радикалов, что песни Муцураева или видео Бурятского покажутся легкой затравкой.

Если задуматься, исключение из исламского образовательного поля выпускников зарубежных университетов отбросит систему религиозного исламского образования в стране как минимум лет на пятнадцать, а ведь это прямо противоположно курсу, обозначенному государством, — укреплять, а не ослаблять, цивилизовать, а не маргинализировать. Для того чтобы опереться только на собственную богословскую школу, требуется еще много лет, хотя бы даже на перевод и издание собственных классиков, а в условиях, когда книга Утыз­Имяни оказывается на столе у судьи с пометкой «экстремистский материал», этот труд становится еще и небезопасным.

В этом смысле важной является и реплика А. Гришина, который сказал на совещании, что ребята, которые окончили зарубежные вузы, должны работать в России. Они «должны быть мусульманами и гражданами России как неотрывная часть одного от другого, патриотами России».

Второй рубеж — национальная политика

Одним из самых ценных итогов обсуждений на Всероссийском мусульманском совещании стало признание, что отсутствие внятной национальной политики и молодежный радикализм есть явления, находящиеся в прямой зависимости. Сидящие по интернет­форумам и рассуждающие о том, что Россия — это дар уль­харб юнцы и исповедующие расизм футбольные фанаты, суть две стороны одной медали. При определенном стечении обстоятельств такая молодежь идет на взрывы милиционеров и имамов или убийства неславян в подворотнях.

«Наше общество оказалось меж двух огней. С одной стороны — терроризм и экстремизм, а с другой — неонацизм и шовинизм», — сказал Р. Гайнутдин. «Экстремисты есть и там и там, наш общий долг — блокировать их влияние», — заявил сенатор Амир Галлямов.

Муфтий Чечни Султан Мирзаев высказался очень эмоционально по поводу кавказофобии в российском обществе и призвал сделать одно из двух: либо признать за кавказцами все права российского гражданина, либо законодательно закрепить кавказцев в статусе «полуграждан». Уже по тому, насколько резко выразил свое мнение С. Мирзаев, можно судить о масштабе назревающего на Кавказе протеста против усиливающихся националистических настроений в остальной части России.

Осознание взаимосвязи между религиозным экстремизмом и ксенофобией очень важно в том смысле, что позволяет проработать более эффективный и глубокий план действий. Представители законодательной ветви власти и видные политики, участвовавшие в форуме, ясно дали понять, что государство видит в мусульманах партнера и по проведению национальной политики. Так, координатор партии «Единая Россия» по национальной политике и взаимодействию с религиозными объединениями Абдул­Хаким Султыгов призвал мусульманскую общественность активно участвовать в процессе выработки общероссийской гражданской идентичности. Для этого он предложил учредить соответствующую комиссию в рамках Экспертного совета СМР.

Каков внутренний ресурс?

Не единожды в ходе совещания звучала мысль о том, что большую часть ответственности за проблемную молодежь несут те, кто принимает решения. «Сегодня мы все дружно ругаем молодежь: на Кавказе — ваххабиты, террористы, в Москве — скинхеды. А кто виноват в этом? На наших глазах растаскивали то, что принадлежит нашим детям, а мы пассивно наблюдали», — сказал член Совета Федерации Асламбек Аслаханов с отсылкой к событиям распада СССР и последующего периода.

«Я не виню молодежь, потому что это только наше упущение. Сегодня еще не поздно, мы не должны ждать, пока они придут к нам, мы должны сами идти к ним и решать социальные, бытовые вопросы», — вторил ему Султан Мирзаев.

Некомпетентность, пассивность, а иногда и неподобающее поведение зачастую характеризуют официальные мусульманские структуры. А в условиях, когда молодые люди, разочаровавшись во всем официальном, уходят в «подполье», эти изъяны духовных структур становятся не внутренней проблемой мусульманского сообщества, а государственно значимым вопросом.

Критики по отношению к духовным управлениям мусульман на совещании прозвучало очень много. Чего стоит только открытое заявление Р. Гайнутдина о том, что сегодня потенциала духовных управлений не хватает для ответа на все встающие перед российской уммой вызовы. Среди проблем были названы и отчуждение мусульманского духовенства и мусульманской интеллигенции (Р. Гайнутдин), правовой нигилизм (А. Гришин), инертность (Р. Аббясов). «Мы до сих пор не можем сформулировать, что хотим для самих себя, не говоря уже о том, чтобы что­то предложить нашей стране и нашим согражданам», — сказал М. Бибарсов.

В этой связи было уделено внимание теме модернизации духовных структур мусульман. Как известно, процесс ускоренной модернизации проходит сегодня в структуре Совета муфтиев России. Аналогичные преобразования с большой долей вероятности коснутся и духовных структур на пространстве СНГ, которые также находятся в поиске своего нового лица в условиях меняющихся обществ. В ситуации, когда все больше аналитиков с тревогой ожидают, что события в арабском мире перекинутся на Центральную Азию, это особенно важно.

Спецпредставитель СМР по работе со странами СНГ Д. Мухетдинов подчеркнул значимость координации усилий по работе с молодежью на всем пространстве СНГ.

Молодежь мобильна, сегодня она в одной стране, завтра в другой, а в социальных сетях общается с единомышленниками по всему миру. И если, как прогнозируют эксперты, азиатское подбрюшье России полыхнет осенью, что остановит миллионы мигрантов в России, что остановит кавказскую молодежь? Им фактически нечего терять, так как они мало что имеют сейчас и не видят перед собой перспектив. А времени остается мало.

  Диляра Ахметова

 



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.