Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №114 — Черный лес, темная ночь
24.03.2011

Сто лет разгрома медресе Буби

Государство имеет право защищать свою целостность и устои от посягательств тех, кто преступает закон. Но иногда поиски противника превращаются в поиски козла отпущения. В России начала прошлого века оказаться врагом власти было далеко не смертельно опасно. Проблемы, скорее, возникали у самого режима, когда даже умеренные деятели утрачивали веру в возможность мирных изменений. Наиболее резко реагировала на такие деяния молодежь, пополнявшая ряды радикалов.


Дом братьев Буби

История разгрома медресе Буби является классическим примером злоупотребления административным ресурсом, завинчивания гаек. На заднем плане этого сюжета проходит тема российско-турецких отношений, мираж новой войны, поиск иностранных агентов. На самом деле в начале прошлого века как Российская, так и Турецкая империя меньше всего нуждались в войне. России после революции 1905–1907 гг. и Турции после революции 1908 года требовалось как минимум 20 лет мира, по словам Петра Столыпина. Лидер кадетов Павел Милюков, встречавшийся после революции 1908 года с лидерами младотурок, указал, что российских либералов интересует проведение революции политической без революции социальной. В итоге турецкий Октябрь действительно не состоялся, но турки потеряли империю.

Россия потерпела унизительное поражение в войне с Японией 1904–1905 гг. Европейские державы откусывали от Турции все новые провинции. Унижением для обеих империй стала аннексия в 1908 году Боснии и Герцеговины, произведенная Австро-Венгерской империей. В качестве реванша обе страны развернули программу строительства военно-морского флота. Лидера этой программы, председателя комиссии по государственной обороне Александра Гучкова назвали «младотурком» и подозревали (до сих пор непонятно, насколько обоснованно) в подготовке государственного переворота. Государственная Дума даже послала приветственную телеграмму вновь открывшему турецкому Меджлису.

Но медовый век между буржуазными революционерами оказался недолог. Уже в 1908 году ряд чинов армии обвинили Турцию в подготовке войны против России. Хотя данная информация была опровергнута на уровне министров, отпечаток остался. Непосредственным поводом для репрессий стал сбор денег на новые суда для турецкого флота среди мусульман различных стран, включая Россию. Многочисленные дела на этот счет неплохо отложились в архивах. Я видел альбомы татар, учившихся в Турции, где красовались открытки с изображением военных судов османского флота.

Однако основные связи с Турцией определялись совсем другими причинами. По российским даже не законам, а подзаконным актам мусульмане не могли быть преподавателями в высшей и средней школе. Медресе именовались сугубо религиозными школами, то есть в них должно было отсутствовать преподавание светских предметов. В реальности власти смотрели на это сквозь пальцы. Поэтому весьма распространенным было преподавание лицами, получившими светское образование за рубежом и по турецким учебникам, которые постепенно переводились на татарский язык. Причем турецкие учебники были именно по светским, а не религиозным дисциплинам. Обычно они являлись переводами аналогичных французских учебников.

Ситуация изменилась, когда правительство Столыпина попыталось реализовать программу всеобщего образования, предусматривавшую четкое разделение светского и религиозного обучения. Как и большинство столыпинских проектов, здесь далеко не все получилось. Но поиск внутренних политических противников, оказавшихся к тому же едиоверцами турок, получил свое логическое развитие. Россия не могла на рубеже 1900–1910-х гг. поддержать балканских славян силой оружия. Тем самым требовался большой патриотический выхлоп в стиле: «Водрузим крест на Святую Софию!».

Однако требовалось найти еще губернатора, который согласился бы с наличием «пантюркизма» и (или) «панисламизма» в вверенной ему губернии. В Казани и Уфе категорически отвергли такую «честь». Обыски прошли в Оренбурге, но медресе «Хусаиния» продолжило работу. В Вятской губернии ситуация осложнялась как наличием молодого карьериста в лице ротмистра Будаговского, так и доносчика в лице Ишми-ишана (Динмухаметова). Последний, вероятно, до конца не представлял свою роль в этом спектакле. Он боролся за место под солнцем и кусок хлеба. Джадиды в лице братьев Буби и их соратников были здесь его прямыми соперниками... Впрочем, Габдулла Тукай, а с ним и большинство татар все равно посчитали его подлецом.

Январь 1911 года был ознаменован целой кампанией политических репрессий против татарских общественных деятелей. В ночь с 29 на 30 января 1911 года были проведены обыски и аресты у таких деятелей, как Наджип Думави, Фатих Карими, Дауд Губайди, Риза Фахретдин и Джамал Валиди. Предупрежденный о предстоящем аресте, Россию покинул заместитель директора медресе «Хусаиния» Шакирджан Файрушин, ставший затем директором инженерного училища в Стамбуле. Было закрыто медресе «Буби», которое после поражения революции 1905–1907 гг. и разгрома движения шакирдов оставалось наиболее стабильным центром национального движения и подготовки национальной интеллигенции. Здесь учились шакирды, изгнанные из других медресе.

Губайдулла Буби получил образование в Стамбуле, где был связан с младотурецким движением. В медресе после революции 1908 года регулярно приезжали турки, возможно, офицеры. В 1906 году в «Буби» было создано общество «Иттихад». Само название общества, вероятно, является отражением названия младотурецкой организации «Иттихад вэ тараккый комитеты» («Комитет единства и прогресса»). 2 мая 1907 года в «Буби» состоялось совещание общества «Иттихад», объединившее шакирдов Тумутука, Чакмака, Бикляни, Тлянче-Тамака, Нуркина, Бураева, Байряков, Бадряша, Перми и Уфы. Оно приняло программу, где первым пунктом был перевод преподавания со старого на новый метод. Программа предусматривала отделение мектебе от медресе, объединение медресе, открытие библиотек. Школы должны были обеспечиваться за счет государства, земств и вакфов, а управление (назарат) мектебе и медресе должно было перейти из рук правительства в руки нации.

Популярность медресе определялась не столько царившими в нем радикальными политическими настроениями, сколько прежде всего кругом преподаваемых предметов и уровнем преподавания. В годы советского режима диплом «Буби» приравнивался к диплому педагогического техникума. Фактически медресе выполняло функции учительского института, готовящего как преподавателей, так и преподавательниц. Ежегодно устраивались и летние учительские курсы. В 1906–1909 гг. в Казани, Оренбурге, Уфе, то есть находившихся под жестким контролем полиции городских центрах, татары не смогли провести учительские курсы. Поэтому медресе братьев Буби превратилось в конце 1900-х гг. в основной татарский педагогический центр.

Важны здесь не симпатии, существовавшие в медресе, а ясное понимание элитой российских мусульман неприемлемости и невозможности отделения от России. Это четко выяснилось на процессе, прошедшем в Сарапуле. Участие в качестве адвоката в процессе депутата Госдумы Василия Маклакова показало поддержку мусульманских либералов со стороны кадетской партии. На заседаниях суда присутствовали корреспонденты татарских газет. Общее впечатление, включая представителей Казанского губернского жандармского управления, заключалось в том, что судили не столько братьев Буби, сколько «новое движение среди русских мусульман». В отчетах особо упоминается присутствие на процессе наряду с интеллигенцией рабочих и крестьян. Ведь Иж-Буби расположено рядом с Ижевском и Бондюгой (ныне Менделеевском), где уже тогда трудились тысячи татарских рабочих. Братья Буби получили незначительные приговоры: естественно, не за подрыв устоев государства. Но на этой волне десятками закрывались новометодные школы, сотнями изгонялись их учителя.

Молодые интеллигенты пришли к выводу о том, что с режимом нельзя договориться, что даже законопослушная просветительская деятельность будет все равно пресечена властями. Не случайно в 1917 году бывшие ученики медресе Буби пополнят ряды революционеров. В 1919 году они казнят Ишми-ишана, выполняя свою юношескую клятву. Может быть, государству стоит наказывать только своих истинных врагов, и здесь был прав Макиавелли?

Айдар Хабутдинов,
доктор исторических наук



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.