Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №112 — Мифы о мечетях Москвы. Часть 2. Соборная мечеть в Выползовом переулке
13.01.2011

В статьях интеллектуалов родились мифы об образовании на рубеже XIX–XX веков «новых татарских слобод» в Мещанской, Сретенской и Мясницкой частях Москвы в дополнение к существовавшей Татарской слободе в Замоскворечье; и об исторической преемственности между поселениями татар в Сретенской части в конце XIX века и Кучковым полем – поселением XII века боярина Кучки, «булгарина по национальности». Реальных исторических доказательств этих мифов не существует.


Похороны знатного мусульманина в Москве 4 июля 1914 г. Похоронную процессию возглавляет имам мечети Абдулла Шамсутдинов

В связи с реформами 1860-х годов в социально-политической жизни России произошли крупные изменения. К концу XIX – началу ХХ века население всей России, и Москвы в частности, увеличилось примерно в два раза по сравнению с дореформенным временем. Изменилась и этносоциальная структура населения Москвы. В частности, это выразилось в приливе татарского населения, прежде всего массовом потоке безземельных и малоземельных крестьян из Нижегородской губернии. В отличие от предыдущих эпох данные некупеческие социальные слои выбирали для проживания более подходящие, недорогие районы Москвы, в результате чего к началу 1870-х годов численность татар в новых районах расселения росла быстрее, так что Мясницкая, Сретенская и Тверская части значительно опередили по концентрации татарского населения Пятницкую часть, где татары традиционно и компактно селились с раннего средневековья. При этом единственная мечеть Москвы (Историческая) располагалась далеко в Замоскворечье и не могла вместить всех верующих.

Таким образом, основу второго мусульманского прихода, образовавшегося именно в Сретенской части не позже 1894 года, составили выходцы из татарских сел Нижегородчины, занявшие в Москве низкие социальные позиции в отличие от старинного прихода в Замоскворечье. «Сословные (и, вероятно, субэтнические. – Прим. авт.) перегородки отделяли зажиточных татар от их менее состоятельных соплеменников», – писал В.Г. Садур.

Имамом второго прихода стал представитель старинного рода ишанов из села Овечий Овраг (Куй Суы) Нижегородской губернии Бедретдин Алимов, который являлся двоюродным братом самого известного духовного наставника куйсувинцев и вообще всех нижегородских татар Садека-абзи Абдулжалилова.

Татарское население Сретенской части было сконцентрировано в районе Трубной площади и прилегающих переулков: Сумниковском (ныне Пушкарев пер.) и Колокольниковом. Одной из характерных примет мест обитания татар здесь стала торговля конским и другими видами халяльного мяса и колбас, кумысом. Эта деятельность приобрела здесь размах и стала настолько традиционной, что существовала (с перерывами) вплоть до наших дней. Домовладельцев из числа татар в Сретенской части, за исключением касимовского купца Хусаина Байбекова (он имел дом под номером 20 на Цветном бульваре и содержал гостиницу «Малый Эрмитаж» с рестораном у Никитских ворот), не было, в связи с чем вся их жизнь и деятельность проходила в частных наемных домах. В одном из этих домов и возник второй, неофициальный мусульманский приход. Позже, в 1901 году, в доме Байбекова проживал и будущий второй имам Соборной мечети – Сафа Бедретдинович Алимов, торговавший мануфактурным товаром; еще шесть лет назад он обитал в гораздо более дешевом доме в Сумниковом переулке.

Вскоре после начала своей деятельности члены новой общины стали искать возможности для строительства новой мечети. В 1894 году, в год вступления на престол императора Николая II, Б.Алимов и ряд видных московских купцов подали прошение на разрешение строительства второй мечети под предлогом «малой вместимости до 1500 человек» мечети в Замоскворечье. Однако, разумеется, никакого разрешения на появление новой мечети в «третьем Риме» не было дано. Только через 10 лет переписки и переговоров было возведено здание нынешней Соборной мечети в непрестижной Мещанской части в обход бюрократических препон, полулегально. Ключевую роль в приобретении участка и домовладений на нем сыграли обеспеченные лица, так или иначе связанные с Бедретдином-хазратом и его сыном Сафой и убедившиеся в их высоких моральных качествах: Хусаин Байбеков и Хабибулла Акбулатов из числа касимовских татар и Сабирзян Бакиров родом из Вятской губернии, тесно связанный с Ахмет-баем Хусаиновым. Главным финансистом строительства мечети стал Салих Юсупович Ерзин.

Хусаин Мусяевич Байбеков являлся одной из ключевых фигур в мусульманской общине Москвы. В 1906–1916 годах он возглавлял Московское мусульманское благотворительное общество; в 1907 году вместе со своим зятем Захидом Шамилем (внуком имама Шамиля) являлся одним из издателей журнала для детей «Тарбияи-атфаль»; в марте 1917 года вошел в состав Мусульманского народного комитета в Москве; после Октябрьской революции 1917 года выдвигался Московским мусульманским национальным советом кандидатом в члены Учредительного собрания. В 1904 году именно Х.М. Байбеков выкупил и оформил на себя участок земли, где была построена Соборная мечеть.

Хабибулла Ханафиевич Акбулатов, торговавший мехом, проживал в 1901 году в доме Кознова на Новой площади в самой престижной, Городской части Москвы. Вероятно, он поселился там не случайно: в 1895 году в этом же доме жил Ахмет-бай Хусаинов – миллионер и крупнейший меценат среди татар на рубеже XIX–ХХ веков. С последним был тесно связан и Сабирзян (Сабирджан) Вакасович Бакиров – малмыжский мещанин, выступавший доверенным лицом А. Хусаинова в 1902 году в Нижегородском архитектурном комитете по вопросу возведения вакуфных торговых помещений внутри двора Ярмарочной мечети Нижнего Новгорода. В 1906 году С. Бакиров, проживавший к тому времени в Канавине (ярмарочная часть Нижнего Новгорода), наряду с А. Хусаиновым и рядом других крупнейших купцов выступил учредителем Мусульманского благотворительного общества на Нижегородской ярмарке. В связи со сказанным не исключено анонимное участие в деле приобретения земельного участка под Московскую Соборную мечеть и самого Ахмет-бая Хусаинова.

Участок по Выползову переулку в Мещанской части города перешел в собственность Х.М. Байбекова не позднее января 1902 года. В июле 1903 года в Московскую городскую управу пришло прошение Байбекова «разрешить мне в [моем] владении построить каменное трехэтажное жилое строение... и деревянное жилое строение...» При этом ни о какой мечети или молельном помещении даже не упоминается, а чертеж, приложенный к прошению 1903 года и подписанный архитектором Н. Струковым, не является планом мечети, сохранившейся до сего дня почти в первоначальном виде.

Очевидно, что мусульмане решили «обойти» многочисленные бюрократические препоны, не позволявшие им в законном порядке построить мечеть. Для этого с согласия собственника участка Х.М. Байбекова два других лица – С. Бакиров и Х. Акбулатов – стали совладельцами зданий на участке. 2 декабря 1902 года они подали московскому обер-полицмейстеру ходатайство о передаче участка со всеми строениями («два строения жилых двухэтажных, низ каменный, верх деревянный, и шестнадцать построек и пристроек нежилых») в пользу Оренбургского магометанского духовного собрания. После того как официальным собственником участка сделалось ОМДС, вопрос о строительстве новой мечети вместо намечавшегося в прошении Байбекова жилого дома фактически был предрешен.

В истории Москвы немало аналогов такого рода легализации мусульманских учреждений «постфактум». Так, в 1912–1913 годах община просила разрешение властей построить во дворе Соборной мечети двухэтажное деревянное здание «под квартиры». В действительности же в новом здании, помимо жилых помещений, начало работу и религиозное училище. После революции, вероятно, именно здесь расположилась татарская школа № 48.

Очевидно, что ни о каких новых «Татарских слободах на Сретенке, Мещанке, в Китай-городе, Марьиной роще», якобы возникавших в изучаемый период (как пишут в многочисленных публикациях на тему московских мусульман в последние годы), говорить не приходится. Фактом является то, что приезжавшие в Москву татары и представители других мусульманских народов именно в это время начинают активно расселяться по всему городу. Одним из выводов, который можно сделать из констатации этого, является то, что вторая мечеть появилась именно в Выползовом переулке, а не в каком-либо другом месте, лишь благодаря стечению обстоятельств.

Следует отметить, что из пяти ныне существующих в Москве мечетей четыре (Историческая, Соборная, мечеть «Ярдам» и шиитская мечеть «Инам») были построены на частной земле полулегальным образом, получив законное оформление только постфактум. Таким же образом возникли и все медресе – при Исторической, при Соборной мечетях, Дом Асадуллаева и современные. Очевидно, в «третьем Риме» ни до революции, ни даже сегодня построить мусульманский храм или школу на законных основаниях было почти невозможно. В связи с этим превентивное разрешение властей на строительство данных мечетей в Москве также следует считать мифом. Например, в статье М. Кустовой «Полумесяц над Москвой» («ЛГ-Досье», 1991, № 7) сказано, что «разрешение на строительство Соборной мечети было дано быстро и без всяких условий», – в то время как десятилетняя история второго мусульманского прихода 1894–1904 годов доказывает противоположное.

Дамир Хайретдинов,
к. и. н., автор книги «Мусульманская община Москвы в XIV – начале ХХ в.» (Нижний Новгород, 2002), отв. редактор словаря «Ислам в Москве»
(Нижний Новгород, 2008)



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.