Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №105 — Мозаика
03.06.2010

Подготовила Н. Александрова

Коллекция цитат

И судьбы стран порою взвесить можно,

Но, взяв весы, не забывай одно:

Решает человеческое счастье

Не гиря тяжкая, а малая зерно!

Наби Даули

 

Имена

«Солдаты жизни»

В годы Великой Отечественной войны врачи, фельдшеры, медсестры, санинструкторы внесли огромный вклад в Победу. С их помощью в строй вернулись более 10,2 млн людей. Люди в белых халатах не только спасали солдат от ранений, полученных во время боевых действий, но и от эпидемий и массовых инфекций. Из медицинских работников звания Героя Советского Союза удостоены 52 человека. Среди них санинструктор стрелковой роты взвода санитаров-носильщиков татарин Хамид Неотбаков, санинструкторы стрелковой роты азербайджанцы Самед Абдуллаев и Мамед Джабраил Оглы.

Х. А. Неотбаков роился в Ярновском районе на станции Курбан в Тюменской области в 1904 г. В 1942 г. его призвали в армию. За смелость санинструктор Неотбаков неоднократно был отмечен правительственными наградами. Во время боя за село Ефросимовка Курской области немцы подожгли дома, где располагался медико-санитарный батальон. Несмотря на опасность, Хамид Неотбаков вынес из горящих помещений 65 раненых. В 1943 г. при форсировании Днепра под пулеметным огнем переправил на другой берег 86 раненых. С 1 августа по 14 октября Неотбаков вынес с поля боя 104 раненых. За этот подвиг отважного санинструктора представили к званию Героя Советского Союза. «Это был смелый, энергичный санинструктор, коммунист. Он проявил под Киевом необычайную самоотверженность и храбрость, переправив через Днепр до 200 тяжелораненых», – писала о подвиге Хамида Неотбакова газета «Красная звезда» в сентябре 1950 г. Во время боя в Карпатах 23 сентября 1944 г. Хамид Неотбаков был убит. «Солдат жизни» – именно так называли медицинских работников в годы войны – Хамид Неотбаков навсегда останется в народной памяти.

 

Книжная полка

Денисова Т. А. Ислам в государстве Бруней Даруссалам. XIII–XVI вв. // Вопросы истории. – 2009. – № 3. – С. 114–123. – (Сообщения).

Бруней Даруссалам – государство, являющееся по этническому составу, культуре и истории неотъемлемой частью малайского мира. Немногочисленные упоминания об этой государстве относятся лишь к истории пиратских войн XVIII века.

 

Мирский Г. И. Ислам: история и современность // Новая и новейшая история. – 2010. – № 1. – С. 3–21.

Ни об одной религии не говорят и не пишут так много, как об Исламе. С каждым годом растет число приверженцев этой религии. Автор, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, рассматривает историю и современное состояние исламской религии, стараясь разграничить два понятия – Ислам как религия и мусульманское сообщество.

 

Раннее исламское стекло // Антиквариат, предметы искусства и коллекционирование. – 2010. – № 4. – С. 86–95.

 

Солодова Г. С. Социальность Ислама – некоторые штрихи // Вопросы культурологии. – 2010. – № 4. – С. 31–35.

Представлены факторы, обусловившие актуальность обращения к теме Ислама, показана роль религии в объединении арабских племен и создании мусульманской государственности.

 

Даты и события ИЮНЯ И ИЮЛЯ

Июнь

  • 1 – 100 лет со дня рождения Наби Даули (1910–1989), татарского писателя.
  • 4 – День государственных символов Казахстана.
  • 5 – День национального спасения Азербайджана.
  • 20 – День медицинского работника.
  • 25 – 90 лет со дня образования Татарской Автономной Советской Социалистической Республики (1920).
  • 27 – День работников печати в Узбекистане.

Июль

  • 6 – 45 лет со дня рождения Абдуррагима Ильясова (род. 1965), имама и председателя религиозной организации мусульман (Тамбов).
  • 6 – День столицы Казахстана – Астаны.
  • 7 – 90 лет со дня рождения Энвера Бакирова (1920–2001), народного артиста Татарстана, композитора.
  • 8 – 90 лет со дня рождения Джавада Тарджеманова (1920–1995), писателя, заслуженного деятеля науки и техники ТАССР.
  • 11 – Всемирный день народонаселения.
  • 15 – 110 лет со дня рождения Мухаммета Аблеева (1900–1941), татарского писателя.
  • 19–20 – Ночь Мираджа – вознесение Пророка Мухаммада, мир ему.

 

Диалог цивилизаций

В 1847 году известный русский хирург Н. И. Пирогов отправился на Кавказ, где в то время проходили военные действия. Главной целью столь опасного путешествия стало испытание эфирных паров во время операции на поле сражения, а также обучение врачей Кавказского корпуса технике наркоза. В течение двух месяцев под свистящими пулями, прямо на поле боя Пирогов производил испытание эфира. По приезде в Петербург Н. И. Пирогов сдал в редакцию в редакцию «Военно-медицинского журнала» предварительный отчет, составленный им еще на Кавказе и в пути. «Отчет...» получил восторженные отклики читающей публики: «Это сочинение вполне ученое по своему содержанию и в то же время отличающееся благородством тона, живостью рассказа и ясностью языка», – писали «Отечественные записки» в 1850 году. В память о великом хирурге в Махачкале, Дербенте и других городах есть улицы, носящие имя Н. И. Пирогова. В 1965 году в Дагестане вышла книга Рашида Аскерова «История хирургии Дагестана от Н. И. Пирогова до наших дней».

 

Очерк путешествия по Кавказу

1847 года 8 июня я отправился по высочайшему повелению на Кавказ, чтобы испытать эфирование при производстве операций на поле сражения.

В этот год была, как известно, осада Гиргибиля и Салтов. Мы не поспели к осаде Гиргибиля и должны были отправиться сначала на Турчидах, где наше войско стояло лагерем, отсюда уже должно было идти под Салты.

Осада Салтов, замечательная в стратегическом отношении, сделалась для нас еще замечательнее тем, что здесь в первый раз было употреблено нами эфирование на поле сражения.

Дорога, которою мы ехали из Темир-Хан-Шуры на Турчидах, шла чрез Оглы, Хаджеммаху и Акушу... В Оглах мы застали еще несколько раненых под Гиргибилем (солдат Дагестанского полка)... Мы прибыли на Турчидах в конце июля месяца. Это гора высотою около 7000 футов над поверхностью моря... Два дня спустя после нашего прибытия лагерь поднялся, и мы отправились с отрядом и со всем главным штабом под Салты. Переход продолжался 1½ сутки <...>. Салты – аул, еще за год перед тем мирный и не укрепленный, перешел на сторону Шамиля. Около двух месяцев продолжалась осада, и в первое время не проходило почти ни одной ночи, в которую не было бы перестрелки с неприятелем в какой-нибудь части лагеря. Сильные ружейные залпы, еще сильнее вторившиеся эхом гор при ночной тишине, часто будили и заставляли нас выходить из наших палаток. Гомерические размолвки воюющих также немало развлекали нас. Почти каждый вечер слышались вначале мирные беседы осаждавших с осажденными; салтинцы расспрашивали у наших милиционеров, с которыми они находились в родственных связях, об участи их родных и друзей, вызывали поименно того и другого; мало-помалу эти беседы превращались в шумные размолвки и колкие насмешки, потом слышалась брань и, наконец, дело оканчивалось жаркою перестрелкою. Перед концом осады эти беседы смолкли; их заменили духовные песни, и эхо гор разносило по окрестностям заунывный напев осажденных...

Целые два дня после последнего штурма с 7 часов утра и до часу ночи мы перевязывали раненых и делали операции под влиянием эфирных паров. В наш полевой лазарет принесены были в это время и раненые мюриды. Эти отчаянные приверженцы Шамиля изумили нас своею твердостью и равнодушием к телесным страданиям. Один из них спокойно, без всякой перемены на лице, сидел на носилках, когда наши солдаты принесли его к нам в лазарет. Одна нога его была обвязана тряпками; я думал, судя по его равнодушию, что он незначительно ранен. Но каково же было мое удивление, когда, сняв повязку, я увидел, что нога его, перебитая ядром выше колена, висела почти на одной только коже! На другой день после отнятия бедра этот же мюрид сидел между нашими ранеными, опять также спокойно и с тем же стоицизмом. Да и другие мусульмане из нашей милиции переносили с необыкновенною твердостию боли и страдания, неразлучные с наружными повреждениями.

Занятые первые два дня пособиями раненым, мы только на третий день поехали осматривать взятое укрепление и убедились собственными глазами, с какими трудностями наши должны были бороться во время штурма... На тропинках и во рвах позади аула лежали еще трупы бежавших, между ними лежал и Наиб Сартис, знаменитый своею стратегическою распорядительностью. Раненный в голову, он был брошен своими вместе с носилками. Череп достался нам. Сартис был родом аварец. Нелегко можно достать черепа этого племени, да и вообще все племена на Кавказе дорожат трупами единоверцев; уходя с поля сражения, они обыкновенно забирают их вместе с собою или выменивают после на наших военнопленных. Нам рассказывали, что чеченцы, отправляясь на битву, дают взаимные обещания принести с собою трупы родственников и товарищей, обязуясь в противном случае содержать все семейство убитого.

По окончании осады мы отправились с главным штабом обратно в Темир-Хан-Шуру <...>. Из Темир-Хан-Шуры мы отправились в Тифлис чрез Дербент, Кусары, Кубу, Саку и Шемаху <...>. По дороге в Дербент заметны уже некоторые следы цивилизации. Встречаешь сады, хорошо и красиво построенные сакли; дорога вообще безопасна.



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.