Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №102 — Духовные управления: сочетание вертикали власти и самоуправления
17.03.2010

В феврале 20010 г. Духовное управление мусульман Европейской части России (ДУМЕР) провозгласило создание своих отделений в четырех федеральных округах: Центральном, Северо­Западном, Южном и Приволжском. Существует предложение, по которому в отдельных регионах предлагается создание казыятов. Кажется, что эта история выстраивания властной вертикали принадлежит двадцать первому веку, но ее корни уходят в век девятнадцатый.

Представления мусульман Волго-Уральского региона о религиозной автономии могут быть получены из их наказов в Уложенной комиссии 1767–1768 гг. Ключевым термином здесь является «магометанский (мусульманский) закон», то есть мусульманское шариатское право. В качестве судей выступают ахуны и муллы. Следует отметить единодушие в этом вопросе самых различных групп: служилых татар Казанского, Пензенского и Саранского уездов, башкир Уфимской провинции, башкир Исетской провинции, татар Сеитовской слободы (Каргалы), ясачных татар Казанской дороги Уфимской провинции, служилых мишарей и татар Уфимской провинции, мишарей Исетской провинции. Но речь здесь не о создании централизованной религиозной администрации, а об избрании четырех ахунов для Уфимской провинции.

Даже после создания Оренбургского магометанского духовного собрания (ОМДС) в 1788 г. в отсутствие стабильных путей сообщения муфтий в Уфе фактически оставался малодоступным для большинства населения. Поездка к нему могла быть делом месяцев. Поэтому и чисто логистически ахун был ключевой фигурой. Ахун (от перс. ахунд — наставник) — старший духовный сан у мусульман, глава духовенства региона, высшая судебная и административная инстанция. До создания ОМДС ахуны были главами духовенства городов и башкирских даруг (областей) Приуралья. Ш. Марджани и
Р. Фахретдин первым в качестве ахуна называют Юнуса б. Иваная (1639?–1689?) из аула Ура в Заказанье. Ахуны в XVIII веке выполняли роль посредников, легитимизируя светскую власть, особенно в Приуралье. Напомним, что именно ахун Каргалы Мухаммеджан Хусаин стал первым муфтием ОМДС. Он стал муфтием всех мусульман России, «исключая Таврическую область».

С созданием мы видим выстраивание трехуровневой системы: само Собрание – ахун – имам. До создания ОМДС система фактически была двухуровневой: ахун – имам. Теперь полномочия ахунов не были четко определены. До 1788 г. ахуны сами взаимодействовали и с представителями светских властей. Теперь эти функции взяло на себя ОМДС. Однако при отсутствии быстрой связи с Уфой, ахуны, как Ибрагим Худжаши в Казани, решали вопросы шариатского права в случае конфликтных ситуаций в сфере семейного права: никах (брак), талак (развод), мирас (раздел имущества). Они фактически выполняли функции апелляционной инстанции. По этой причине многие имамы стремились занять это пост, что вело к росту их численности. Если к 1788 г. мы можем говорить о 4 ахунах для всей Оренбургской губернии, то в 1851 г. их было уже 25 человек. Попытка придать законодательный статус должности ахуна как окончательной инстанции в рассмотрении судебных дел в вопросах семейного права по проекту «Правил о магометанских супружеских делах» потерпела неудачу. Характерно, что 28 марта 1824 г. проект поддержали два ключевых имама края: оренбургский ахун Габдессалям б. Габдеррахим (мутий ОМДС в 1825–1840 гг.) и выдающийся имам и мударрис 1-го прихода Каргалы Габдуррахман (Абдрахман) б. Мухаммедшариф. Однако, если Таврическое магометанское духовное собрание одобрило проект, то муфтий ОМДС Мухаммеджан б. Хусаинов отказал в праве своим заседателям-казыям обсуждать его.

Поскольку округ муфтията охватывал миллионы квадратных километров и тысячи селений, то почти сразу возникли планы создания эффективных центров в основных мусульманских регионах. В 1808 г. в Казанской и в 1822 г. в Оренбургской губерниях у местной администрации и мусульман также возникали идеи создания губернских духовных правлений. В 1804 г. имам деревни Ура Казанской губернии Хабибулла б. Хусаин аль-Уруви отправился в Петербург, где добивался создания самостоятельных духовных правлений в Пензенской, Саратовской, Симбирской и Казанской губерниях. Саратовское губернское правление предлагало вариант создания правления при условии его номинального подчинения Оренбургскому магометанскому духовному собранию (ОМДС). Однако административный ресурс муфтия ОМДС М. Хусаина и неудачное использование Хабибуллой суфийского термина «халифа» (воспринятое властями как претензии на полномочия османского султана и халифа) блокировали его деятельность.

После окончания эпохи Александра I (император в 1801–1825гг.) дискуссии завершились. Они возобновились в эпоху Великих реформ в 1860-е гг. Введение местного самоуправления на уровне городов, уездов и губерний при министре внутренних дел П.А. Валуеве (министр МВД в 1861–1868 гг.). В 1863 г. он выступил за передачу ахунам права разбирать спорные дела в сфере семейного права. В ответ, в 1863 г. ОМДС предложило стройный проект создания 65 округов, возглавляемых ахунами. Они приобретали контрольные функции в сферах семейного права, надзора за приходскими имамами, мектебами и медресе. Ахуны должны были представлять ежегодный отчет правлению ОМДС.

В противовес идеям улемов о концентрации власти на местах в руках ахунов муфтий С.-Г. Тевкелев представил проект «О правах магометан по вероисповеданию» в 1867 г., сконцентрировав власть в руках правления ОМДС В разделе 6 «О назначении и предметах обязанностей ахунов» указывается, что они избираются «для исследования и дознания о проступках мулл, муэдзинов и назыров мечетей духовным магометанским начальством». Они «утверждаются в должностях по представлению муфтия и местным начальством губернии» (п. 22). Этот проект также не был реализован.

В период первой российской революции 10–15 апреля 1905г. в Уфе при Духовном Собрании под председательством муфтия М. Султанова прошло заседание «Улама жэмгыяте» («Общества улемов»). Совещание было созвано по указанию Председателя Кабинета Министров Сергея Витте для составления официального доклада, касающегося проблемы мусульманской общины.

Первым докладчиком был муфтий ОМДС М. Султанов. В качестве возможно образца для реформы ОМДС он предложил рассмотреть высочайше утвержденное положение об управлении Закавказского мусульманского духовенства 5 апреля 1872 г. Здесь М. Султанов рекомендует руководствоваться томом 11-м (Ч.1) в лице «Свода учреждений и уставов Управления Духовных Дел иностранных исповеданий Христианских и иноверных (Издание 1896 г.). Для обсуждения он предлагает раздел третий (О управлении Закавказского Мусульманского духовенства шиитского и суннитского вероисповеданий), входящий в книгу шестую «О управлении духовных дел магометан». Причем М. Султанов рекомендует руководствоваться статьями 1558–1672, образующими главу вторую «О управлении Закавказского Мусульманского духовенства Суннитского учения».

В Закавказье по Положению 1872 г. сложилась достаточно стройная трехуровневая система управления:

1) низшая – в лице приходского духовенства;

2) средняя – в лице губернских меджлисов (собраний) в лице казия (кади) как председателя и двух членов;

3) высшая - в лице Духовного правления в лице муфтия и трех членов.

В проекте Ю. Акчуры 1905 г. «духовные лица (руханиляр) делятся на две группы: а) высшее – муфтий, ахун(д), мухтасиб, мударрис; б) приходское (махалли) духовенство – имам-хатиб, имам-мударрис, муэдзин» (п.5). Эти лица избирались и не должны были получать утверждение от органов администрации на местах.

В окончательном проекте, разработанном тогда казыем ОМДС Ризой Фахретдином и посланном в официальные структуры, также предусматривалась трехуровневая система управления:

1. «приходское» духовное управление во главе со старшим в приходе имамом. Управления приходских имамов должны обеспечивать монопольный контроль над общественной жизнью махаллей. Имамы избирались бы всем населением прихода. (ст.3)

2. вилаят меджлисе – окружное управление ахунов, в которое входили бы около 100 приходов. Он состоит из трех членов казый (председатель) и два члена из хатыбов и мударрисов (ст.7). При этом ахуны для своего избрания должны были заручиться согласием не менее двух третей имамов своего округа.

3. само Духовное Собрание – Центральное правление (Мэркез идарэ), состоящее из муфтия и шести казыев. (ст. 51).

Таким образом, в регионах, состоящих из примерно 50–100 приходов, создавалось вилаят меджлисе. Его выборный председатель получал ранг казыя, то есть судьи мусульманского права. В этом отношении он становился равен казыям самого центрального Духовного Собрания – ОМДС. Его решения могла бы оспорить только центральная коллегия ОМДС, состоящая из шести казыев. В итоге, создавалось бы сочетание местной автономии и единой власти на уровне всего муфтията. Проект не был реализован, но его принципы и механизм вновь стали актуальными в новом тысячелетии…

Айдар Хабутдинов, д.и.н.



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2022 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.