Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №102 — Быть или не быть единому муфтияту?
17.03.2010


Президиум IV съезда ДУМ РТ

Четвертый отчетно-выборный съезд Духовного управления мусульман Татарстана (ДУМ РТ) прошедший 27 февраля в Казани изначально рассматривался как дежурное мероприятие. Заранее было известно, что единственной кандидатурой является действующий муфтий – Гусман-хазрат Исхаков и рамках повестки дня форум не преподнес сюрпризов. Но съезд предоставил широкую площадку для высказывания различных мнений и позиций по наиболее актуальной теме для российской уммы – вопроса объединения.

Принципиальными моментами здесь стали выступления пяти фигур общероссийского масштаба: уходящего с поста Президента Республики Татарстан, но остающегося ключевой фигурой Минтимера Шаймиева; главного советника Управления Президента по внутренней политике Администрации Президента РФ Алексея Гришина, председателя Совета муфтиев России, председателя Духовного управления мусульман Европейской части России муфтия Равиля Гайнутдина; председателя Центрального духовного управления мусульман России и европейских стран СНГ, верховного муфтия России Талгата Таджуддина и председателя Координационного Центра мусульман Северного Кавказа, муфтия Карачаево-Черкесии и Ставропольского края Исмаила Бердиева (в порядке выступлений).

В своем выступлении на татарском языке Минтимер Шаймиев подробно рассказал о своем видении тех приоритетов развития, которые ДУМ РТ должно ставить для себя на ближайшие четыре года и в более отдаленной перспективе. Темы объединения он коснулся вскользь, заявив, что считает позицию ДУМ РТ в этом отношении взвешенной и последовательной. Свое мнение по этому вопросу Минтимер Шаймиев конкретизировал позднее, когда вновь вышел к трибуне – на этот раз получать орден КЦ МСК «За заслуги перед уммой» I степени. К содержанию его выступления мы еще вернемся.

Впервые свою личную позицию и позицию ДУМ РТ в развернутом виде обнародовал муфтий Гусман-хазрат Исхаков, председатель Духовного управления мусульман Татарстана, сопредседатель Совета муфтиев России Гусман Исхаков, выступавший с докладом после М.Шаймиева. Он еще раз подтвердил озвученную ранее убежденность, что легитимность объединительному процессу может придать лишь решение съездов региональных централизованных мусульманских организаций, т.к. по уставам этих организаций решения такого уровня уполномочены принимать только съезды.

Итак, Гусман хазрат предложил провести объединение в три этапа: объединение мусульманских структур на региональном уровне там, где наблюдается дезинтеграция мусульманских объединений; объединение СМР и ЦДУМ; установление договорных отношений с КЦ МСК. Для тех, кто следил за продвижением инициативы по объединению, не станет открытием, что данный план из трех шагов представляет собой синтез ранее озвученных рецептов объединения от ЦДУМ и СМР. Первый пункт плана – это консолидированная позиция муфтиев СМР, отраженная в принятом ими заявлении от 15 декабря 2009 года, два последних – видение процесса Талгата Таджуддина.

Наиболее понятным выглядит первый этап, когда в каждом регионе создается единый муфтият – это повторение варианта Татарстана 1998 г. Но найдется ли в других регионах такая воля властей, какую проявил в 1998 г. президент М. Шаймиев? Но сама приверженность идее единства весьма осторожного до громких заявлений Гусмана хазрата Исхакова многого стоит.

Вторым ключевым оратором стал главный советник Управления Президента по внутренней политике Администрации Президента РФ Алексей Гришин. Среди высокопоставленных российских чиновников он обладает наибольшим опытом работы с различными мусульманскими организациями, а его выступление следует воспринимать как позицию государства по обсуждаемой теме. Он указал: «наша позиция по вопросу единения мусульманских организаций России была и остается неизменной - мы всегда выступали и выступаем за единство российских мусульман. Вместе с тем, к этому процессу надо подходить очень осторожно, чтобы не разрушить сложившийся баланс сил, не привести мусульман к новому витку конфликтов и противоречий». Обратим внимание, Алексей Алексеевич употребил слово «единение», а не «объединение».

Далее А. Гришин был более конкретен: «По поступающим к нам сведениям, которые подтверждаются беседами с муфтиями и имамами, поддержкой большинства муфтиев и имамов мусульманских общин России пользуется недавняя инициатива Верховного муфтия Талгата Таджуддина о создании высшего координационного совета мусульман России – органа, куда на равноправной основе могли бы войти представители всех духовных управлений. Такая форма позволила бы решать важнейшие вопросы мусульманского сообщества на основе консенсуса, принимать совместные заявления и фетвы, позволила бы организовать эффективное взаимодействие с государством».

Таким образом, А. Гришин предложил концепцию, когда объединение происходит не сверху, а реализуется по отдельным направлениям в виде конкретных проектов. Он сообщил, что в марте текущего года предполагается создать Совет по исламскому образованию, куда войдут все университеты и медресе всех централизованных исламских организаций.

Затем свое мнение выразили «тяжеловесы» мусульманского сообщества России. Муфтий Равиль Гайнутдин просуммировал предыдущие выступления: «Гусман Исхаков и Алексей Гришин высказались об объединении мусульман и защитили эту идею. 12 лет назад Президент Татарстана Минтимер Шаймиев настоял, чтобы в республике не было раскола среди мусульман, был один муфтият и это было благо и для государства тоже, так как легче находить механизмы решения возникающих проблем, когда мусульмане едины».

Тезис о том, что объединение мусульман имеет очевидные выгоды и для мусульманского сообщества, и для российского общества и органов государственной власти в целом (как это и было подтверждено на примере Татарстана) стал ключевым в выступлении шейха Равиля Гайнутдина. В качестве подтверждения его правильности, муфтий сослался и на мнение министра иностранных дел России Сергея Лаврова, который буквально за два дня до съезда на приеме в Кремле сам подошел к главе СМР и поддержал объединительный процесс. Глава МИД РФ считает, что объединение мусульман (без указания в какой именно форме) будет иметь очевидные положительные последствия и для возглавляемого им ведомства, и для всего российского государства.

Равиль хазрат четко дал понять: ни одно из централизованных духовных управлений в финансовом ли, в идеологическом или политическом ли смысле не нуждается в объединении как способе укрепить свои позиции – все они самостоятельны, имеют свою базу и могут вполне успешно работать и в существующем формате. Он указал, что, тем не менее, существующее положение дел является следствием политики «разделяй и властвуй» осуществляемой на протяжении последних 20 лет в отношении мусульманского сообщества России, не уточнив при этом, кто является источником этой политики.

«Объединение – это единое мнение, единая позиция, общие приоритеты», - заявил Равиль Гайнутдин. По его мнению, объединение неизбежно, вопрос лишь во времени, новое поколение муфтиев, которое придет на смену нынешним, пусть и через 20 лет, но все же, скорее всего, эти планы осуществит.

Характерно, что идея единого Духовного управления мусульман прорывается и в словах Гусман-хазрата и Равиль-хазрата. И здесь упоминается пример РПЦ, как вертикали православной. Здесь уместно вспомнить теорию о том, что мусульманская вертикаль власти в Османской империи была сформирована по образцу Константинопольского патриархата после занятия города турками в 1453 г. В свою очередь турецкую модель использовали при создании Оренбургского магометанского духовного собрания в 1788 г.

Равиль-хазрат говорит о молодежи через 20 лет. Однако, если в России как сегодня будет процветать радикальное единство, эта молодежь сможет и эмираты организовать, как раз от Дербента до Тобольска. Соответствующие решения радикалы уже приняли и работают над ними в регионах как путем создания общин и ведения пропаганды, так и через увеличение рождаемости. В выпуске казанской газеты «Звезда Поволжья» от 25.02.-3.03.2010г. содержится анонимная аналитическая справка под названием «Салафиты». В ней ряд высокопоставленных сотрудников аппарата ДУМ РТ, преподавателей Российского исламского университета, мухтасибов, имамов мечетей Казани «подозреваются в создании нелегальных салафитских групп», связанных такими радикальными организациями как «братья-мусульмане» и «уйгурско-булгарским джамаатом».

В конце выступления Равиль хазрат свел всю суть вопроса к наличию или отсутствию в самой мусульманской среде на самом низовом уровне воли к объединению. Действительно выше общины-махалли в Исламе ничего нет, и никакие муфтии не смогут организовать и контролировать тысячи общин.

Глава ЦДУМ Талгат Таджуддин как самый старший по возрасту и по стажу в звании муфтия был наиболее осторожен: «В нашем государстве работает три духовных мусульманских центра – Центральное духовное управление мусульман, Совет муфтиев России и Координационный центр мусульман Северного Кавказа… Необходимо вести работу в согласии между ними… Подготовительной ступенью для нас мог бы стать Высший совет мусульман России, в президиум которой вошли бы представители каждой из трех структур».

Эта казанско-татарская осторожность не могла не повлиять на председателя КЦ МСК. Он в который раз подтвердил – кавказские мусульмане твердо за объединение, однако оговорился – Талгат Таджуддин и Равиль Гайнутдин говорят на одном языке, принадлежат одной нации, а значит одному менталитету, одной системе ценностей, и, по логике, раскол между собой преодолеть должны сначала они, а затем уже обращаться за союзничеством к КЦ МСК.

Стоит отметить, что на съезде ДУМ РТ присутствовала исключительно представительная кавказская делегация, прибывшая спецрейсом из Грозного, прямо с празднования с Мавлид-ан-Наби. Но кавказцы, уважая достоинство татар, не стали выступать в роли учителей.

Заключительное слово на правах хозяина вновь взял Минтимер Шаймиев, прекрасно знающий кавказскую специфику. В начале 1990-х гг. он сделал многое для сохранения мира в Чечне, однако в тот момент деструктивные силы оказались сильнее. Сегодня террористы и радикалы распространились уже по большей части Кавказа. Президент Татарстана подчеркнул – кавказцы как никто другой знают цену объединению и последствия центробежных усилий. Именно в современных реалиях единство мусульман приобретает значимость и «может сыграть выдающуюся позитивную роль».

Позиция М.Шаймиева вторит мнениям Г.Исхакова, Т.Таджуддина и И.Бердиева – объединение на первом этапе должно произойти в ареале европейской части России, Поволжья, Урала, Сибири. И здесь уместно обратиться к тезисам основного доклада Минтимера Шариповича в самом начале съезда. В нем говорилось о том, что единение мусульман Татарстана – до сих пор на повестке дня, потому что, несмотря на то, что формальный раскол был преодолен 12 лет назад, раскол идеологический все еще играет свою негативную роль. Преодолеть этот раскол можно лишь активным укрепление ханафизма и ханафитского вероубеждения.

Высказался Минтимер Шаймиев и по теме исторического наследия Волжской Булгарии. Назвав его колыбелью современной татарской цивилизации, татарстанский глава подчеркнул, что возрождение этого наследия является важнейшей задачей на ближайшие годы.

Почему в Татарстане и других регионах традиционный толк ислама если не проигрывает, но, как минимум, не может одержать уверенную победу над деструктивными течениями? Потому что невозможно противостоять идеологии лишь наличием мечетей, медресе, книг и газет (хотя это тоже исключительно важно). Идеологии можно противостоять лишь другой идеологией, более адекватной, сильной. В Татарстане, да и нигде в России эта задача не решена, так как не сформирована современная татарская мусульманская идентичность, имеющая исторический базис и соответствие современным реалиям. Символом этой идентичности должен быть Булгар. А выразителем идей – татарская мусульманская интеллигенция, которой сегодня, как сказал Шаймиев, нет. Булгар необходимо возрождать не только как памятник истории, но и его идеологическую, культурную составляющую.

Все это в выступлении Минтимера Шаймиева было сказано применительно к Татарстану. Но не может аксакал не понимать, что сделать хорошо только в отдельно взятом Татарстане, тогда как подполье не имеет никаких границ и барьеров своему распространению, невозможно. Это подтверждает и опыт Кавказа. Поэтому, для того, чтобы квинтэссенцию татарской мусульманской цивилизации – Казань, защитить от нападок радикалов, необходимо работать везде, во всех регионах.

Итак, подведем итоги: участниками съезда в Казани были озвучены три основные точки зрения: Алексей Гришин и Талгат Таджуддин высказались за создание координационного совета, Равиль Гайнутдин считает, что время консультативных советов прошло, необходима интеграция на новом уровне; тогда как Минтимер Шаймиев, Гусман Исхаков и Исмаил Бердиев говорят о поэтапном развитии объединительного процесса.

«Если духовные лидеры ставят выше личных амбиций служение Аллаху, мы обречены на успех», - сказал Минтимер Шаймиев. Эти слова патриарха российской политики даже не хочется комментировать. Ответственность перед Богом и людьми должна стать выше личных амбиций.

Дамир Мухетдинов



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2022 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.