Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №100 — Объединение. Точка старта
30.12.2009

Д. А. Медведев в Московской Соборной мечети с главами Духовных управлений мусульман России. 15 июля 2009 г.

С тех пор как муфтий Талгат-хазрат Таджутдин сделал в Уфе свое сенсационное заявление с призывом мусульманам объединяться, прошел почти месяц, и бурные обсуждения перспектив начатого в прессе поутихли. И это, безусловно, хорошо, потому что дает возможность обсудить заинтересованным сторонам все возможные варианты без суеты и давления со стороны. Всем участникам процесса, а также политическим деятелям и представителям общественных движений целесообразно провести мониторинг позиций и мнений ключевых игроков.

ЦДУМ, из недр которого и вышла данная идея, через некоторое время после ее озвучивания конкретизировал свою позицию: консолидация должна происходить в ключе объединения всех региональных духовных управлений с ЦДУМ, за исключением муфтиятов Северного Кавказа, консолидация с которыми является вторым шагом. Первый пункт в вольной трактовке может звучать и как присоединение муфтиятов в составе СМР к ЦДУМ, при этом предоставив двум ключевым фигурам – главе СМР Равилю Гайнутдину и его сопредседателю муфтию Татарстана Гусману Исхакову пост верховного муфтия и председателя ЦДУМ соответственно. В соответствующем документе – письме Т. Таджутдина президенту Д. Медведеву это преподносится в довольно обтекаемых формулировках, да и сам текст стал доступен широкой общественности не сразу, поэтому поначалу относительно концепции объединения по Таджутдину ходили кривотолки.

Получается, Талгат Таджутдин ценой отказа от руководящей позиции в главном едином муфтияте страны стремится вернуть в лоно единой организации «раскольников» из СМР, какими их принято считать во внутрикорпоративной идеологии ЦДУМ. А в обмен на это обретшие чересчур много самостоятельности и укрепившие свои позиции бывшие ученики шейх уль-ислама Таджутдина должны отказаться от сконструированной ими модели совета муфтиев (объективно более современной и адекватной схеме разделения полномочий от вершины пирамиды к ее основанию, так как это союз лидеров, а не союз муфтиятов) в пользу иерархического строения ЦДУМ (разработанного еще в царские времена).

Совершенно очевидно, что идея отказаться от собственных достижений и наработок и прийти с покаянной головой в ЦДУМ не воспринимается муфтиями СМР на ура. Но и не отвергается, поскольку просто так пройти мимо такого исторического момента было бы глупостью и даже преступлением. В конце концов на ситуацию можно взглянуть и под другим углом зрения: и в структуре СМР в последние годы появилась четкая тенденция к централизации и иерархизации, отождествлению всего СМР только с личностью его председателя (вспомним решение ограничить количество сопредседателей четырьмя, в то время как первоначально каждый вступавший в совет муфтий автоматически становился сопредседателем). У этого процесса могут быть свои плюсы и минусы, но очевидно: когда вся структура работает на усиление позиции своего лидера, этот лидер приобретает значимость и вес в обществе, позволяющий ему лоббировать интересы группы, которую он представляет на всех уровнях. А в ситуации, когда противники межрелигиозного согласия то и дело выдвигают все новые и новые антимусульманские и антиконституционные инициативы и заявления, это очень и очень важно. То, что концепция усиления позиции лидера работает, было доказано летом 2009 года, когда именно резиденцию Равиля Гайнутдина посетил президент России Дмитрий Медведев и именно там встретился с главами других централизованных мусульманских духовных организаций.

Каков же был отклик СМР на предложение главы ЦДУМ? 15 декабря в Казани проект обсуждался и по его итогам было обнародовано заявление, суть которого сводится к следующему: в СМР готовы рассматривать и обсуждать различные варианты, но оптимальным им видится первоначальное объединение многочисленных дублирующих муфтиятов в регионах. Хотя, на первый взгляд, идея и кажется невыполнимой, она не лишена смысла: объединение с головы может окончиться провалом, если не найдет отклика в низах, о чем говорили и эксперты в комментариях по поводу объединения. И разумеется, это вариант подстраховки для муфтиев из СМР.

Что же третий участник – КЦ МСК? Изначально бывшая однозначно «за» позиция по истечении нескольких дней скорректировалась следующим образом: поддержать предложение Таджутдина при условии сохранения КЦМСК, наделения его правом вето и сохранения доминирующей роли в Совете. Другими словами, кавказские муфтии готовы к слиянию при условии сохранении собственного влияния на том уровне, на каком оно находится сейчас.

Как мы видим, все участники процесса предпочитают перестраховаться, нежели ввязываться в непонятный для себя процесс с неизвестным результатом. Не секрет, что решения подобного уровня в нашей стране принимаются по результатам консультаций и по согласованию с органами государственной власти, и в этом отношении важную роль играет позиция руководителей основных «мусульманских» регионов. Но последние в силу того, что у нас государство и церковь формально отделены, не имеют возможности вмешиваться в происходящие процессы напрямую и даже воздерживаются от комментариев.

Известно, что президент Татарстана Минтимер Шаймиев встречался с Равилем Гайнутдином, а затем и с Гусманом Исхаковым. Из анонимных источников сообщается, что Шаймиев поддержал идею объединения. Главы Дагестана, Башкортостана и других республик молчат, не комментирует происходящее и Рамзан Кадыров, которому некоторые СМИ поспешили приписать авторство концепции объединения. 21 декабря Юнус-Бек Евкуров, за рекордно короткий срок завоевавший огромный авторитет и сильные позиции как в системе российской власти, так и в глазах мусульманской общественности, дал свою оценку происходящему. Он призвал исключить из проекта по объединению любые политические спекуляции, а объединением муфтиятов заниматься только муфтиям, без вмешательства третьих сил.

Для тех, кто следит за развитием событий, понятно, что речь идет о попытках представить объединительный процесс как передел сфер влияния между «татарскими» и «кавказскими» центрами. Мысль эта изначально не очень конструктивная, поскольку если допустить, что посредством объединения одна группа хочет перетянуть у другой власть, непонятно, почему для этого необходимо именно объединение, ведь при сегодняшнем положении дел сделать это гораздо проще: там, где нет единой структуры, проводить дезинтеграционные махинации гораздо удобнее и эффективнее.

Свежий пример из действительности: в Мордовии на протяжении нескольких лет работало два параллельных муфтията, и вдруг непонятно откуда появился третий муфтий, за которым нет ни реальных общин, ни признания со стороны населения, но пользующийся поддержкой третьих сил. Можно такое представить в регионе с единым и сильным муфтиятом? С большим трудом.

Собственно, этот же пример и является подтверждением здравости идеи к объединению. Позиции ключевых игроков, какими бы разными они ни казались на первый взгляд, не противоречат друг другу. СМР и ЦДУМ хотят первоначально договориться меж собой (то есть объединить дублирующие структуры в регионах, поскольку с КЦ МСК ни одна из них в рамках отдельного региона не конкурирует), а затем подключить КЦ МСК, что последнему также выгодно, поскольку, имея дело с единым мусульманским центром от европейской части России и Сибири, ему не придется лавировать и сделает правила игры прозрачными и понятными.

В прессе звучали мысли о приоритетности единения мусульманских лидеров перед объединением. Вообще спор о том, что первично – единение (в смысле единомыслие) или объединение, можно продолжать до бесконечности по аналогии с известными дискуссиями о курице и яйце. Но, объективно рассуждая, нам совершенно очевидно, что объединение не может и не должно исключать здоровой конкуренции между мусульманскими лидерами, конкуренции, которая держала бы всех в тонусе, но не имела разрушительного характера. Конкуренция идей и концепций в мусульманской среде появилась еще во времена праведных халифов, и безответственно было бы отказываться от золотой идеи объединения под предлогом столкновений интересов различных личностей.

Не будем подробно обсуждать выгоды от такой консолидации – о них много писали, да они и лежат на поверхности. Вместе с тем создание единого центра принятия решений для всей российской уммы было бы колоссальным имиджевым достижением российской власти в глазах исламского мира и всей мировой общественности. Это также открыло бы совершенно новую страницу взаимоотношений мусульман России с мировой умой, породив качественно иной уровень сотрудничества с исламскими просветительскими, научными организациями. Это дало бы шанс российской умме наверстать то, что было упущено за 70 лет господства атеизма, а российскому государству – выработать совершенно новую модель оперирования с единым мусульманским центром, чего не было в истории России никогда ранее.

Диляра АХМЕТОВА



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.