Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
Медина аль-Ислам №96 — Мечеть за колючей проволокой
28.08.2009

Параллельный мир — это про них, про заключенных. У них все те же привычки, чувства и повседневные нужды, что и у всех, только их мир — для нас невидимый, он ограничен решеткой и колючей проволокой. Но оттого, что мы, свободные люди, с их миром, их судьбами и трудностями почти не соприкасаемся, эта параллельная действительность не становится менее реальной, так же как и ее проблемы. Дело не только в том, что заключенным нужно помогать для того, чтобы они окончательно не озлобились в неволе и после освобождения не мешали жить нам, «нормальным» людям, хотя и этот аспект важен. Штука в том, что отношение к лишенным свободы по самым разным причинам — в силу молодости, родительского недосмотра и до психических расстройств — есть мера человечности всего остального человечества, это наше с вами великодушие или малодушие дать шанс, увидеть человека равного себе в том, кто сейчас в тюремной робе смотрит на небо в клеточку как на единственный отголосок обычной — свободной — жизни.

Мечеть в исправительной колонии №9 г. Дзержинска
Мечеть в исправительной колонии №9 г. Дзержинска

Очень многим для того, чтобы повернуться лицом к Всевышнему, осмыслить цель своего нахождения на этой земле и пойти по пути духовного восхождения, нужно сначала опуститься на самое дно, коим и является лишение свободы как лишение права жить среди людей. Зайдя в этот тупик, человек имеет шанс расставить свои жизненные приоритеты в ином порядке, и задача общества — сделать так, чтобы этот шанс появился, чтобы время, проведенное в неволе, не осталось просто временем, проведенным за решеткой, а стало этапом, за которым последует другой, лучший этап земной жизни.

Первым просветом новой жизни, переключателем на новую программу может стать многое — встреча, беседа, письмо. Главное, чтобы они состоялись и потенциальные возможности превратились в реальные. И здесь требуется участие общества. Необходимо кому-то позвонить, прийти поговорить, ответить на письмо, объяснить, дать совет. Но это не может быть человек с улицы, необходимо «уполномоченное» лицо. В нашем случае это сотрудники духовных управлений мусульман.

Имамы во многих регионах России добровольно взяли на себя обязательства по работе с заключенными, призыву их к вере. Во многих духовных управлениях мусульман имеются сотрудники, ответственные за работу с заключенными. Как правило, все начинается с первой встречи — по договоренности с руководством пенитенциарного учреждения имам проводит беседу со всеми желающими, независимо от вероисповедания. Если налажен контакт, есть заинтересованность обеих сторон, тогда общение продолжается в виде переписки с имамом. Речь идет об объектах особого режима, поэтому для приобретения статуса более или менее постоянных встречи должны доказать свою эффективность, полезность для самих заключенных в глазах руководства учреждения. Измеряется целесообразность таких встреч прежде всего улучшением дисциплины их участников, ведь исправительное учреждение и вся пенитенциарная система заинтересованы прежде всего в том, чтобы заключенные под воздействием духовного воспитания соблюдали дисциплину в стенах заведения, а выйдя за его пределы, покончили с криминальным прошлым. И действительно, руководство многих колоний, в которых проводятся занятия по основам ислама и встречи с имамами, отмечают, что члены мусульманских общин отличаются хорошим поведением.

Опять-таки с разрешения руководства учреждения имаму разрешается приносить религиозную литературу. В некоторых колониях, например, к сегодняшнему дню сформированы библиотеки, видео- и фонотеки с материалами об исламе, которые доступны любому из заключенных.

В ряде колоний, где общины зарекомендовали себя с наилучшей стороны, проводятся и пятничные, и праздничные намазы. Из числа наиболее грамотных мусульман избирается имам общины, и дальнейшая религиозная жизнь может проходить без обязательного участия имама «с воли».

Что касается строительства специального здания мечети, оно упирается в объективные препятствия. Во-первых, средства на строительство религиозная община должна найти сама, во-вторых, на территории колонии нужно подобрать место для нее. Что до открытия молельных комнат, по словам Ахмета хазрата Абдуллина, в течение многих лет работающего с заключенными Нижегородской области, в исправительно-трудовых колониях ощущается острая нехватка свободных помещений, так как, согласно новому закону, все осужденные, не имеющие среднего образования, должны получить его в исправительном учреждении и, таким образом, все имеющиеся помещения отдаются под учебные классы.

Возникают и субъективные препятствия. Например, в конце 2008 года, когда в прессе было объявлено, что между Духовным управлением мусульман Нижегородской области и Главным управлением Федеральной службы исполнения наказания по Нижегородской области было подписано соглашение, согласно которому нижегородские мусульмане получили возможность открывать молельные комнаты и строить мечети на территории всех исправительных учреждений региона, региональное отделение Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) выступило с заявлением о том, что якобы «экстремистские идеи ислама найдут благодатную почву в исправительных учреждениях». Невдомек было горе-провокаторам, что разрешению строить мечети предшествуют годы совместной работы конкретной мусульманской организации и ее имама с заключенными, в течение которых данное общение рекомендует себя только с наилучшим образом, принося очевидную пользу и заключенным, и всему учреждению. Далеко не люди «с улицы» получают доступ к общению с заключенными. Впрочем, судя по названию самой организации-провокатора, вполне вероятно, она как раз и преследует цель, чтобы как можно больше мусульман из числа мигрантов сидели за решеткой, попадали туда повторно.

Свежий пример — 3 августа на территории исправительной колонии № 9 города Дзержинска Нижегородской области состоялось торжественное открытие мечети, которую построили сами заключенные на средства меценатов. Причем в процессе строительства участвовали как мусульмане, так и православные. Начальник колонии Сергей Спиридонов признался, что предложение о строительстве мечети он принял без колебаний. По его убеждению, людей можно перевоспитывать как через принуждение и дисциплину, так и через религию — через чтение Корана и осмысление священных текстов.

Отвечая на вопросы журналистов, один из отбывающих наказание произнес такие слова: «Мы построили эту мечеть, чтобы молиться в ней. Мечеть нужна, чтобы наши братья действительно вставали на путь исправления. Я не хочу, чтобы осужденные мусульмане и в будущем совершали ошибки и попадали сюда повторно». Думается, эта реплика и есть самый весомый аргумент против выходки ДПНИ.

Повторюсь, таким хэппи-эндам с торжественными разрезаниями ленточек и вознесением молитв во вновь открытых мечетях предшествует длительная, кропотливая работа, в которой самая трудная задача даже не решение материальных вопросов, главное — заслужить доверие и уважение в глазах заключенных, а затем и руководства казенного дома. Ведь заключенные — это особый контингент, к которому нужно уметь найти подход и войти в доверие. Здесь имеет значение все: и личностные качества проповедника, и его жизненный опыт, и авторитет той духовной структуры, которую он представляет.

Работа по духовному воспитанию заключенных-мусульман активно началась в середине 2000-х годов, хотя первые шаги в данном направлении были начаты много ранее. Так, в 2001 году на средства фонда «Историческая мечеть» в Москве была открыта молитвенная комната в СИЗО «Бутырская тюрьма», в 2003 году впервые в России на территории колонии была открыта мечеть — это случилось в колонии строгого режима № 33 Саратовской области.

На сегодняшний день в семи колониях на территории Татарстана имеются мечети, пять мечетей работает в колониях Свердловской области, имеются мечети в Ульяновской, Самарской, Челябинской областях, Калмыкии, Кабардино-Балкарии, Башкортостане, Северной Осетии. Большую работу проводят фонд «Историческая мечеть», Духовное управление мусульман Республики Карелия в лице Ибрагима-хазрата Милушкина и многие другие имамы. Однако практически не начатой остается работа с наиболее сложными группами заключенных — подростками и женщинами.

В дело проповеди среди заключенных свою лепту может внести каждый — в виде денежного пожертвования на нужды заключенных или передав для заключенных литературу, диски, религиозную атрибутику. Для этого можно обратиться в фонд «Историческая мечеть» (www.manar.ru) или зайти на блог о заключенных-мусульманах www.asir.biz.

По данным Федеральной службы исполнения наказаний РФ за 2008 год, в местах лишения свободы функционировало 23 мечети и 87 молельных комнат, еще несколько было в стадии строительства. Несколько были открыты в конце 2008 и в текущем году. Итого как минимум 115 помещений, в которых заключенные имеют возможность совершать намазы, в том числе праздничные и пятничные, собираться на занятия и беседы. 115 — это, безусловно, уже не единицы, как было 5–10 лет назад, но это очень мало по сравнению с другой цифрой: не включая тюрьмы, воспитательные колонии и следственные изоляторы, одних только исправительных колоний в России 755. Надо ли стремиться к тому, чтобы в каждом из таких учреждений были мечеть и исламская библиотека, если в них имеются заключенные-мусульмане? Безусловно, да. Но конечная цель — чтобы и мусульман, и мечетей в местах лишения свободы было как можно меньше, да и самих таких учреждений меньше в десятки раз.

Диляра АХМЕТОВА



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2022 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.