Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Газета «Медина аль-Ислам»
«Медина аль-Ислам» №81
26.09.2008

ЧАЙХАНА

Исламские цвета Осетии

Надежда Емельянова: Наконец-то Осетия и Абхазия получили нашу поддержку!

Трудно разобраться в трагедиях, обрушившихся на народ Осетии: сначала беспрецедентный теракт в Беслане в 2004 году, затем агрессия войск Саакашвили против Южной Осетии в августе 2008 года. Если в первом случае террористы действовали под «зеленым стягом Ислама», то во втором случае геноцид был спланирован от лица легитимного государства — Грузии, на флаге которого пять крестов, символов Христианства.

Увидеть истоки случившегося невозможно без анализа истории. Об этом мы беседуем с Надеждой Емельяновой, востоковедом, многие годы занимающейся историей мусульман Северного Кавказа, и в частности осетин, кандидатом исторических наук, ученым секретарем Института востоковедения Российской академии наук.

— Как вы вышли на саму эту тему — Ислам на Северном Кавказе, в результате чего написали две монографии о мусульманах Кабардино-Балкарии и Осетии?

— Все начиналось с кабардинцев как представителей адыго-абхазской группы народов. В Кабарду я попала студенткой первого курса Института стран Азии и Африки при МГУ в Москве, потом сделала доклад о кабардинцах. Позднее история мусульман-кабардинцев стала темой диссертации в Институте востоковедения.

Затем сотрудник Института этнографии доктор исторических наук Ирина Бабич стала заместителем директора Института культурологии и пригласила меня туда работать. Мне предложили командировки на Кавказ — и я выбрала Северную Осетию. Совершенно не зная этот край, я приехала и остановилась в гостинице Североосетинского университета. На следующий день села в автобус и поехала в Дигорский район, в ущелье — искать там осетинских мусульман. Но вот по дороге жители посоветовали мне не забираться так далеко и высоко, а ехать до Чекалы, где живет муфтий. И я туда приехала уже ночью: вокруг горы, декабрь, гостиница с выбитыми окнами, где жили беженцы из Чечни, горел огонь, я еще подумала: «Вот хорошо, Вечный огонь горит». Утром выяснила, что это местное кладбище…

Потом познакомилась с муфтием Дзанхотом-хаджи Хекилаевым, и это стало отправной точкой в написании книги. Передо мной всегда был образ Дзанхота-хаджи как человека, который воссоздавал Ислам в Осетии, удивительно светлого и прекрасного по душевным качествам, и чувство ответственности перед ним как перед будущим читателем моей книги, мнение которого я хотела бы узнать в первую очередь. Я очень рада, что успела это сделать и передать ему только что изданную книгу (она вышла за два месяца до его ухода из жизни!). Он прочитал ее уже на больничной койке, высказал мнение, и я была очень этому рада.

— Есть ли у вас в этой сфере коллеги и конкуренты, иначе говоря, специалисты, которые профессионально исследуют феномен Ислама в Осетии?

— Когда только начинала работать, отправной точкой были работы московского историка Дамира Хайретдинова.

А дальше я уже смотрела все сама и исследовала на месте все, что делалось в Осетии. В России, к сожалению, мало знали об этой республике и традициях ее народа, говорили, что «все осетины — православные». В самой республике об Исламе тоже говорилось немного. Приходилось по крупицам собирать — начиная с ЦГАДА (Центрального государственного архива древних актов в Москве), где хранятся фонды крещения осетин, фонды Ермолова периода Кавказских войн…

Думаю, что сейчас трудно найти что-то новое по Исламу в Осетии, потому что я работала честно и собрала по этой теме буквально все, что было в открытом доступе. Однако сейчас журналисты могут писать про современное состояние Ислама в республике, описывая происходящее на наших глазах, — со временем это станет основой для будущих страниц истории.

Был также, если можно так выразиться, «забавный случай»: мы с коллегами приехали как-то в Осетию, еще до Беслана, и в руки попался журнал, изданный парламентом республики, где была статья как раз про Ислам в Осетии. Я ее открыла и обнаружила… знакомый до буквы текст моей книги, даже абзацы абсолютно не менялись, а были взяты из книги один в один. Статья была немаленькая, и мне было очень приятно.

— Ваше имя упоминалось при этом?

— Нет!

— А что же тут приятного? Это же научно называется «плагиат», а в просторечии — воровство!

— Это неважно. Мы отпустили наш труд в вольный полет. Почему я все свои работы выставляю в Интернете? Потому что люди — при современных тиражах научных книг и статей тиражом в 1000 или 500 экземпляров — не видят плоды наших усилий! В конце концов давайте разберемся, что такое наука. Это ведь не мы делаем, это делается через нас. Там стоит мое имя, потому что я составила книгу, а сделано это все другими людьми, которые собирали архивы, а я всего лишь проводник. История — это плод труда огромного числа людей.

— Верно ли, что грузинские националисты пытаются стереть осетинский след в истории Кавказа, уничтожая архивы и преследуя людей, которые профессионально занимаются историей осетин?

— Я попытаюсь в ближайшие дни оказаться в Осетии и узнать про архив в Цхинвале, потому что ко мне поступила информация, будто архив во время последних событий сожжен. Увы, у нас уже имеется наглядный пример — это Абхазия, где Центральный архив был просто превращен в руины. Также был уничтожен и архив Абхазского института истории, языка и литературы.

В прошлом году к нам в московский институт обратилось руководство из Сухума: они хотят восстанавливать архив. Мы помогали, писали письма в бывший архив ЦК КПСС, наш институт помогал в пересъемке документов, в определении архивных фондов, и буквально несколько месяцев назад абхазы издали книгу, где описали фонды и упомянули о сотрудничестве с Институтом востоковедения в области восстановления архивных фондов Абхазии.

Если с Осетией произошло то же самое, это очень печально, потому что там была целая коллекция документов, описей, и теперь искать и восстанавливать все это по архивам России и Северной Осетии очень сложно. К тому же в региональных архивах могут быть документы, которые не передавались в Центральный архив, и, таким образом, мы можем утратить уникальные пласты нашей исторической памяти.

— Хотелось бы услышать ваш комментарий о событиях в Южной Осетии, но не как гражданина и сочувствующего человека, а историка. Есть ли какие-то исторические предпосылки, корни того, что произошло в августе 2008 года в Южной Осетии? Согласитесь, что такая вспышка агрессивности не собирается за один час и даже за один год…

— Горные регионы по своей природе очень сложны — это некое пересечение точек, расположение кристаллов, залегание горных пород, которые моделируют совершенно по-иному поведение человека. Человек здесь начинает себя вести по-другому.

Грузинские феодалы, уже будучи в составе России, желали расширить свои владения и манипулировали российскими властями, натравливая их на осетин. С другой стороны, между грузинами и осетинами всегда было много династийных браков, знаменитые Давид и Тамара, например. Это проблема не грузинского народа, а проблема манипулирования особенностями психики кавказских народов — на Кавказе уже несколько лет идет расширение плацдарма интересов США.

До меня как историка, который занимается Осетией, доходили сведения о том, что на Военно-Грузинской дороге выставлены американские посты, и так далее, — осетины давно об этом говорят. Грузинские солдаты были явно под воздействием транквилизаторов, когда атаковали Осетию. Конечно, и во время Второй мировой войны были свои «100 грамм водки», без которых трудно было поднять бойцов на смертный бой. Но здесь налицо какое-то совершенно искаженное сознание тех, кто этим занимается.

Поэтому повторю: на Кавказе проблема не этих малых народов, а тех, кто пытается ими манипулировать. Опять-таки к Кавказу всегда был огромный интерес, потому что рядом Турция, Иран. А Российское государство было ослаблено после распада СССР и упустило из-под контроля процессы, происходящие на Кавказе.

Может быть, теперь эти события станут, наконец, для нас некой исторической точкой отсчета, когда мы уже обратим внимание на происходящее на Кавказе, и в частности в Осетии и Абхазии, и осознаем, что есть временное, преходящее, а есть вечное. Что сейчас мы и так уже очень многое потеряли. И если мы уступим и там, то можем терять до бесконечности.

Отвечая на вашу постановку вопроса, все же скажу, что и как историк, и как человек я не могу быть оторвана от тех процессов, которые происходят в государстве. Абхазы и осетины, которые ждали нашей поддержки многие годы, наконец-то получили ее!

Беседовал Джаннат Сергей МАРКУС




Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.