Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Краеведение и региональные исследования
Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв.-Этнодемографические процессы среди мусульман
22.12.2011

Глава II
Численность, расселение и социально-экономическое положение уммы

1. Этнодемографические процессы среди мусульман

Во второй половине XIX — начале XX вв. демографические процессы
в Самарской губернии приобрели новую динамику в связи с усилением переселенческого движения из малоземельных центральных губерний на юго-восток и восток страны. После отмены крепостничества, реформ 1863 и 1866 гг. в удельной и государственной деревнях по итогам прирезки земли в условиях естественного прироста населения и усиления земельного голода в центральных губерниях активизировалось вольное переселенческое движение, главный вектор которого был направлен на юго-восток и восток, где имелись значительные запасы плодородных целинных земель.

В пореформенный период прирост населения в Самарской губернии был самым высоким среди других поволжских губерний. С 1859 по 1897 г. здесь оно увеличилось с 1 512 291217 до 2 751 336 чел.218 — то есть на 82%, что было следствием не столько естественного прироста, сколько большого притока переселенцев219.

Переселенческому движению на юго-восток страны способствовало
и строительство железных дорог220.

Самарская губерния по росту населения продолжала лидировать
и в начале XX века (38% переселенцев). С 1900 по 1912 г. численность населения увеличилась на 83%. Пик переселений приходится на время проведения столыпинской земельной реформы. Достижение равновесия в начале XX в. между приходом и выходом переселенцев свидетельствует о формировании устойчивого аграрного строя в губернии.

Население Самарской губернии изначально формировалось как поликонфессиональное, изменение численности которого во второй половине XIX — начале XX вв. позволяет проследить табл. 1 (c. 44).

Как видно из табл. 1, во второй половине XIX — начале XX вв. наибольшее количество среди поликонфессионального населения Самарской губернии, как и в других губерниях Поволжско-Приуральского региона, составляли православные, численность которых увеличилась с 1 224 956 чел. в 1859 г. до 2 126 755 чел. в 1910 г., но доля среди населения губернии в указанный период уменьшилась с 81% до 77,3%.

Второе место по данным показателям занимали мусульмане, численность которых в указанный период увеличилась с 151 229 чел. до 283 384 чел., но доля среди населения губернии не претерпела значительных изменений (10% в 1859 г. и 10,3% в 1910 г.).

В указанный период наблюдался рост численности представителей других конфессий: протестантов с 55 199 чел. (3,6%) в 1859 г. до 176 083 чел. (6,4%) в 1910 г., католиков с 21 172 чел. (1,4%) до 57 777 чел. (2,1%), иудеев с 222 чел. (0,01%) в 1862 г. до 2751 чел. (0,1%) в 1910 г.

Таблица 1

Численность поликонфессионального населения в Самарской губернии во второй половине XIX — начале XX вв.221

Вероисповедание

1859 г.

1862 г.

1870 г.

1897 г.

1910 г.


 

человек

%

человек

%

человек

%

человек

%

человек

%

Православные и единоверцы

1 224 956

81

1 354 821

80,8

1 270 690

77,5

2 126 755

77,3

2 126 755

77,3

Раскольники и староверы

45 369

3

35 787

2,1

63 944

3,9

96 296

3,4

93 544

3,4

Католики

21 172

1,4

33 198

1,9

37 711

2,3

79 788

2,8

57 777

2,1

Протестанты

55 199

3,65

81 576

4,9

90 178

5,5

156 824

5,6

176 083

6,4

Иудеи

222

0,01

2751

0,8

2751

0,1

Мусульмане

151 229

10

166 279

9,9

165 600

10,1

280 887

10,3

283 384

10,3

Прочие исповедания

4201

0,25


 

0,18


 


 

Итого

1 512 291

100

1 676 074

100

1 639 670

100

2 751 336

100

2 751 336

100

Таблица 2

Численность населения в Самарской губернии во второй половине XІX — начале XX вв.222

Год

Население губернии

Прирост в %
(по сравнению с 1851 г.)

В том числе мусульман

Прирост в %
(по сравнению с 1851 г.)

1851

1 341 147

100

98164

100

1866

1 645 771

123

179208

182

1870

1 639 670

121

166279

169

1886

2 412 887

180

233007

237

1897

2 751 336

205

288655

294

1900

2 595 517

194

280316

285

1910

2 751 336

205

283384

288

1851–1910

1 410 189

3,5

185220

4,9

 

Табл. 2 позволяет сравнить изменение общей численности населения и мусульман в Самарской губернии во второй половине XIX — начале XX вв.

Численность населения Самарской губернии с 1851 по 1910 г. увеличилась в два раза, а мусульман за этот же период — в 2,9 раза, то есть рост их численности был выше общегубернских показателей.

В среднем ежегодно население губернии увеличивалось на 3,5%, мусульман — на 4,9%. В указанный период наблюдалось совмещение внутренней и внешней колонизации края. Главными мотивами перемещений становились экономические причины, которые объяснялись обезземеливанием крестьян и наличием здесь значительного запаса целинных земель, а также строительством железной дороги. В пореформенный период происходит процесс формирования городского мусульманского населения. Численность мусульман в уездных городах Самарской губернии с 1862 по 1897 г. увеличилась в среднем с 355 до 895 чел. 223.

Наиболее значительное увеличение численности мусульман — на 82% наблюдалось с 1851 по 1866 г. Объяснением данного факта, по-видимому, является продолжение процесса переселения мишарей с правобережья Волги на территорию Николаевского и Новоузенского уездов, численность которых с 1833 по 1857 г. увеличилась в Новоузенском уезде с 2636 до 6632 чел., а в Николаевском уезде — с 1400 до 2176 чел., а также возвращением самарских и саратовских башкир на вотчинные земли в Имилеевской и Кузябаевской волостях Николаевского уезда224 в 1865–1868 гг. из Уфимской губернии и Новоузенского уезда225.

На демографические процессы пореформенного периода оказывали влияние как положительные (постоянный приток переселенцев до начала XX в., естественный прирост населения), так и отрицательные факторы — при экстенсивном характере земледелия сельское хозяйство находилось
в сильнейшей зависимости от случайностей погоды и климата, вызывавших неурожай хлебов226.

Неурожаи в Поволжье в 1864–1865, 1873–1874, 1877–1879, 1880, 18821883, 1885–1888, 18901892 и 1898 гг.227, в начале XX в. — в 1901, 1905, 1906, 1911 гг.228 — отрицательно влияли на естественный рост населения губернии, в том числе и мусульман. Обсуждая возможные последствия голода 1873–1874 гг. на экстренных уездных земских собраниях в Бузулукском, Бугурусланском и Николаевском уездах в августе — сентябре 1873 г., земские гласные отмечали, что "невозможно даже определить, в какой степени явится нужда«229. Современники отмечали, что «татары, за весьма малым исключением, живут в ужасной бедности, нуждаются гораздо больше, чем самые бедные русские крестьяне. Скот и лошади почти все распроданы, деревянные крыши с мазанок, двери, рамы сняты и проданы; ходят татары в рубищах, едят хлеб с лебедой» — и это в Самарской губернии, которая в экономическом отношении считалась благополучной230. С 1866 по 1879 г. произошел спад в росте численности мусульман с 182 до 169%. С 1897 г. по 1900 г. рост численности населения губернии уменьшился с 205 до 194% (на 11%), мусульманского — с 294 до 285% (на 9%).

Во время голода 1906 г. в наиболее тяжелом положении оказалось население Самарской, Казанской и Симбирской губерний. Пищей крестьян стали лебеда и оставшийся в поле прошлогодний картофель231, в Бугурусланском уезде земство не выдало вовремя озимые семена для посева, который был проведен только 16–19 сентября, когда начались необычные для этого времени холода, выпал снег, а весной не было дождей, что привело к голоду232. Другим страшным бедствием являлись пожары, наносившие непоправимый вред крестьянскому хозяйству: в 1906 г. только в трех татарских деревнях Бугурусланского уезда сгорело 596 домов233,
в д. Нижние Чершилы Бугульминского уезда за ночь сгорело более
100 домов, мечеть и медресе. Даже при таких неблагоприятных экономических условиях МВД требовало от губернаторов обеспечения своевременной выплаты недоимок крестьянами. В 1906 г. самарский губернатор был вынужден констатировать тот факт, что "с народа даже насильно нечего взять. Все голодают«234. Подобные явления, отрицательно влиявшие на демографическую ситуацию среди мусульман, наблюдались и в последующие годы.

Если увеличение численности мусульман во второй половине XIX в. было следствием продолжающихся переселений, то в начале XX в. наблюдался рост численности, который присходил в основном за счет естественного прироста235.

Примечательно, что в городах во второй половине XIX в. наблюдалось превышение смертности над рождаемостью, объяснением чего, возможно, является низкое социально-экономическое положение большинства горожан, перена­селенность жилищ, развитие пауперизма, существование
в городе большого числа вредных для здоровья профессий, но главным образом то, что санитарные и гигиенические условия жизни городского населения были намного хуже, чем у сельского236.

В целом соотношение между рождаемостью и смертностью в пользу первой среди мусульман в Самарской губернии в начале XX в. было несколько выше среднего показателя среди мусульман (1,58:1) по европейской России в 1896–1904 гг.237 Различия в соотношении рождаемости и смертности объясняются, по-видимому, колебаниями благоприятных природных, социально-экономических, правовых, бытовых и других факторов жизни в разные годы в городах и уездах Самарской губернии.

В начале XX в. наблюдалось превышение рождаемости над смертностью, причем показатели у мусульман выглядели более предпочтительно, чем общегубернские. Если в уездах в 1906 г. соотношение между рождаемостью и смертностью было 1,4:1, то среди мусульман — 1,8:1. У горожан эти показатели составляли 1,2:1, среди мусульман-горожан — 2,2:1, всего в губернии — 1,3:1, среди мусульман — 1,8:1238. В 1912 г. в уездах губернии соотношение между рождаемостью и смертностью было 1,5:1, среди мусульман — 1,8:1, в городах губернии — 1,2:1, среди мусульман-горожан — 1,3:1, всего в губернии — 1,5:1, среди мусульман — 1,8:1239.

Материалы Первой всероссийской переписи 1897 г. позволяют проанализировать особенности расселения мусульман на территории Самарской губернии240.

Распределение мусульманского населения в уездах губернии было неравномерным. Наибольшая группа мусульман расселилась в Бугульминском уезде — 47,3%, они компактными группами проживали в Азнакаевской, Александровской, Алькеевской, Альметьевской, Бавлинской,
Варваринской, Каратаевской, Кряжлинской, Кузайкинской, Масягутовской, Нижне-Чершилинской, Салиховской, Спиридоновской, Стерлитамакской, Сумароковской волостях.

Значительная группа мусульман проживала в Бугурусланском уезде — 15,2% на территории Подбельской, Байтуганской, Емельяновской, Аманакской, Матвеевской, Сарай-Гирской волостей, а также в Ставропольском уезде — 13,2% в Филипповской, Аллагуловской, Старобесовской, Высоко-Колковской, Бряндинской, Озерской, Мулловской волостях.

Примерно одинаковыми по доле мусульман были Новоузенский — 7%
и Бузулукский — 6,9% уезды. В Бузулукском уезде мусульманское население локализовалось на территории Богдановской, Любимовской, Юмурань-Табынской волостей, в Новоузенском — в Осиново-Гайской волости.

Наименьшей была доля мусульман в Самарском уезде — 4,3%, они проживали преимущественно в Шламской и Степно-Шалтинской волостях,
в Николаевском уезде — 2,3%, в Имилеевской и Кузябаевской волостях241.

Мусульманская умма в этническом плане была представлена различными этническими группами, которые в материалах Первой всероссийской переписи 1897 г. были объединены в «турецко-татарскую» группу языков242.

Известно, что национальная принадлежность респондентов в ходе
переписи определялась через показатель родного языка. При определении национальной принадлежности мусульман в анкетах переписи выступали как равнозначные показатели отдельные языки («чувашский»), диалекты («мещерякский») и даже вообще не существующие языки ("тептярский«)243. Счетчики, определяя национальность, часто были вынуждены действовать на свое усмотрение, и в группу «турецко-татарских» языков были включены как представители этносов — татары, башкиры, чуваши, казахи, туркмены, так и социальных групп, например тептяре.

Наибольшую часть среди народов «турецко-татарской» группы составляли татары (42,3%), численность которых была самой высокой в Бугульминском уезде (37,8%), их доля среди единоверцев была самой высокой
и в Ставропольском (77,7%), Самарском (59,8%), Новоузенском (38%) уездах.

В «турецко-татарскую» группу в ходе переписи были включены чуваши (24,4%), хотя большинство их фактически являлись язычниками или христианами. Больше всего чувашей было в Бугурусланском уезде (44% среди представителей «турецко-татарской» группы в уезде), затем в Самарском (40%), в Бузулукском (38,6%) уездах, меньше всего — в Николаевском (0,2%).

Башкиры составляли 15,2% уммы, наибольшая их численность была
в Бугульминском уезде (18%), но доля среди единоверцев была самой высокой в Николаевском (67%), затем в Бузулукском (30%) и Бугурусланском (12%) уездах. Высокая доля башкир среди мусульман в Николаевском уезде была связана с переселениями башкир в 1865–1868 гг. из Уфимской губернии и Новоузенского уезда244.

Башкиры вели полукочевой образ жизни: зиму проводили в зимовках — деревнях, а летом выезжали на летовку — яйляу; "кочевые жили летом
в войлочных кибитках, составленных из прутьев и жердей; кочующие вблизи лесов вместо кошевных юрт складывали бревенчатый шести или восьмиугольный низкий небольшой дом с полуконическою крышею, имеющий очаг или чувал"245.

Тептярами назвались 13% мусульман. Наибольшая их доля была в Бугульминском (26,6%), затем в Бугурусланском (5,2%) уездах.

Основная масса мишарей вследствие особенностей процесса хозяйственного освоения края проживала в Новоузенском уезде (25,7%), также они были отмечены в Бугульминском (0,8%) и Бузулукском (0,06%) уездах.

В 1852 г. населению Самарской губернии было объявлено о недопустимости предоставлять казахам Внутренней Киргизской Орды землю, работу, чтобы предотвратить организацию хозяйств и переход к оседлости на территории Самарской губернии246. Известно также, что в 1853 г.
85 казахских кибиток, находившихся в Бузулукском уезде, были высланы за пределы Самарской губернии в "различные орды«247. Вместе с тем, казахам было позволено менять и продавать скот в ближних к их аулам селениях Новоузенского уезда. Они приезжали в торговые центры. На ярмарке
в г. Новоузенске была предусмотрена должность базарного старшины из числа казахов, которую в 1855 г. исполнял Давлетгирей Шигаев248.

В конце XIX в. самая большая группа казахов была зафиксирована
в Новоузенском уезде (6326 чел., или 31,5% среди мусульман уезда). В их временном владении находилась местность между реками Малым Узенем, Торгуном и Горькою. Ежегодно летом и осенью казахи прикочевывали на указанные территории в количестве 150 или 200 кибиток, зимою они удалялись к Камыш-Самарским озерам или на Рын-Пески249. Помимо них, группа казахов находилась в Николаевском (5,5% среди мусульман уезда) и Бузулукском (1,6% среди мусульман уезда) уездах, прибывая преимущественно для торговли скотом на базары.

Под названием «туркменов» и «турков», как правило, следует под-разумевать татар, заявивших русским счетчикам, что их язык «тюрки», что и было зафиксировано в разных вариантах в материалах переписи. Так, «туркмены» были отмечены среди мусульман в Бугульминском (1,1%), Николаевском (11,5%), Новоузенском (0,9%) и Бугурусланском (0,2%) уездах. «Турки» (3,6%) были зафиксированы в Бугурусланском уезде.

Согласно «Списку населенных мест Самарской губернии» 1859 г., составленному по материалам X ревизии, татары в Бугульминском уезде проживали в 40 селениях, башкиры совместно с тептярами (преимущественно из числа татар) жили в 71 деревне. В Бугурусланском уезде было 19 татарских деревень, а также 6 башкиро-тептярских деревень. В Бузулукском уезде татары жили в 7 деревнях, башкиры — в 19 селениях250.

В контексте исследуемой проблемы представляют интерес этнические процессы во второй половине XIX — начале XX вв., которые пережили так называемые «башкиры» Бугульминского и Бугурусланского уездов251.

Башкирское население Самарской губернии в предреформенный период проживало в следующих уездах: Бугульминском — 29% населения, Бузулукском — 1,8% и Бугурусланском — 1,7%.

Из-за незнания или плохого знания местной администрацией языковых особенностей мусульманских народов, слабости административного регулирования наблюдается определенная путаница при определении этнического и социально-сословного состава сельского населения. Унификация
в 60-е годы XIX в. административного управления и правового положения не отразилась на разрешении этой путаницы в силу сохранения за башкирским сословием вотчинных прав на землевладение, что явилось причиной стремления полиэтнического населения башкирского сословия при каждом удобном случае подтверждать свою принадлежность к данной группе населения.

К концу XIX в. в результате этнических процессов в состав татарского этноса включилась значительная масса «башкирского» населения252, что нашло отражение, например, в материалах Первой всероссийской переписи 1897 г., в ходе которой было зафиксировано уменьшение в целом, доли башкир в губернии с 5% в 1889 г. до 2% в 1897 г. В Бугульминском уезде в указанный период наблюдалось увеличение доли татар с 15 до 21%
и уменьшение доли башкир с 30 до 10%, в Бугурусланском уезде произошло увеличение доли татар с 4,7 до 7% при незначительном увеличении доли башкир с 1,8 до 2%, которые в ходе переписи назвали себя татарами.

По переписи 1926 г., когда учитывалась не только языковая, но и этническая принадлежность, на территории бывших Бугульминского, Елабужского, Сарапульского и Мензелинского уездов было выявлено всего 1,5 тыс. башкир, тогда как по переписи 1897 г. там было зафиксировано (по языку) более 166 тыс. «башкир». Данный факт свидетельствует о том, что представители тюркоязычного населения самой северо-западной части Приуралья уже не имели башкирского этнического самосознания253. В Бузулукском
и Бугурусланском уездах по переписи 1926 г. большинство представителей тептяро-башкирской группы назвались татарами, но часть предпочла отнести себя к башкирам — население деревень Нижнее Кутлумбетево, Новое Султангулово, Старое Мукменево Бугурусланского уезда, Кундузлы-Тамак, Ишмурзино, Красная Мечеть (Кызыл Мечеть) Бузулукского уезда. Однако во время последующих переписей в этих селениях фиксировались одни татары254.

В Новоузенском уезде мусульмане были представлены преимущественно мишарами, переселившимися с правобережья Волги в середине XIX в.
и проживавшими в деревнях Осиново-Гайской волости: Лятошинке, Осиновом Гае, Верхазовке, Алтате, Пенделке.

В Николаевском уезде татары проживали лишь в д. Елюзани255, большинство мусульман составляли поволжские башкиры, проживавшие в Кузябаевской и Имилеевской волостях.

В Самарском и Ставропольском уездах мусульманское население было представлено татарами256.

Данная картина расселения мусульман и этнического состава в связи
с историческими особенностями колонизации края сложились в основном уже ко времени образования Самарской губернии. Переселения мусульман на территорию Самарской губернии во второй половине XIX в. были не столь значительными и масштабными, как в предыдущие периоды, и не приводили к кардинальным изменениям этнотопографии.

В результате изучения этнодемографических особенностей мусульманского населения в уездах Самарской губернии во второй половине XIX — начале XX вв. можно сделать следующие выводы:

1. Мусульмане Самарской губернии являлись составной частью уммы Волжско-Уральского региона. В пореформенный период рост численности населения, в том числе мусульманского, был примерно одинаковым
и являлся результатом продолжающихся переселений. В начале XX в. наметилась тенденция роста численности мусульман за счет увеличения естественного прироста.

2. Мусульмане компактными группами неравномерно были расселены во всех уездах губернии. Наибольший удельный вес среди единоверцев представляли мусульмане Бугульминского, затем Бугурусланского и Ставропольского уездов.

3. В результате исторически сложившихся особенностей хозяйственного освоения края для мусульман Самарской губернии был характерен неоднородный этнический состав. Наиболее пестрой в этническом плане умма была в Бузулукском уезде (татары, башкиры, казахи). Подобный этнический состав мусульман, за исключением казахов, имели Бугульминский и Бугурусланский уезды. Однородностью этнического состава отличалось мусульманское население в Ставропольском и Самарском уездах, где татары составляли соответственно 77,7 и 59,8% уммы.

4. По образу жизни мусульман выделяются три группы: первую составляли татары и сословие башкир, которые вели оседлый образ жизни; для этнических башкир до 70–80-х годов XIX в. был характерен переходный этап с элементами оседлого и кочевого образа жизни; «кочевой ислам» был представлен казахами.



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2019 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.