Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Мусульманские приходы в Самарской губернии во второй половине XIX – начале XX вв.-История формирования мусульманского анклава в Самарском крае
22.12.2011

Глава I
История формирования мусульманского анклава в Самарском крае

Самарская губерния была образована указом Николая І 6 декабря
1850 г.126 На севере Самарская губерния граничила со Спасским и Чистопольским уездами Казанской губернии и Мензелинским уездом Уфимской губернии, на востоке — с Белебеевским и Оренбургским уездами Оребургской губернии и землями Уральского казачьего войска, на юге — с Царевским уездом Астраханской губернии, а на западе — с Камышинским, Саратовским, Вольским и Хвалынским уездами Саратовской губернии. С западной стороны границы губернии были обозначены течением р. Волги, остальные границы были условны127.

Природно-климатические особенности самарского Поволжья, наиболее привлекательными среди которых для хозяйственного освоения края были значительное количество плодородной земли и почвенное разно-образие128, волжский торговый путь явились комплексом условий, вызвавших активную колонизацию края, в которой приняли участие как народы Поволжья — татары, чуваши, мордва, башкиры, так и русские крестьяне, немцы-колонисты, калмыки, эсты, литовцы, поляки, латыши и представители других национальностей.

В раннее средневековье самарское Поволжье было территорией расселения различных племен, в том числе тюрко-язычных этносов.

В X — первой трети XIII вв. северные районы самарского Поволжья — Самарская Лука и бассейн р. Черемшан — представляли собой южную окраину Волжской Булгарии, жители поселений которой в основном состояли из мусульман129. В Золотой Орде с 1313 г. ислам довольно быстро распространился среди различных этнических групп130.

В период Казанского ханства земли, находившиеся под его контролем, включали крайние северо-западные районы самарского Поволжья131. Основная часть огромной территории принадлежала Ногайской орде132. Однако до середины XVI в. закрепление оседлого мусульманского населения в крае не наблюдалось133.

С падением Казанского (1552 г.) и Астраханского (1556 г.) ханств кардинальным образом изменилась геополитическая ситуация. В новых условиях ключевое значение приобрели военно-стратегические мероприятия российского правительства, направленные на укрепление границ посредством строительства крепостей и засечных черт для противостояния ногайцам
и башкирам134.

Вхождение в середине XVI в. Среднего и Нижнего Поволжья, Южного Приуралья в состав России являлось номинальным, и было еще далеко до включения жителей основной его территории в систему традиционных социально-политических и экономических отношений Московского государства. Наиболее активно эти процессы происходили в казанском Поволжье. Остальное огромное пространство, располагавшееся между Волгой
и Яиком, — восточная часть Дикого поля — оставалось зоной кочевий Ногайской (а затем Большой Ногайской) орды, редких казачьих стоянок.

Видный самарский общественный деятель и краевед П. В. Алабин, характеризуя процесс колонизации Самарского края, отмечал, что ко времени строительства крепости Самары (1586 г.) его территория была практически незаселенной135.

В процессе формирования мусульманского населения самарского Поволжья можно выделить два периода. Первый период охватывает хронологические рамки с середины XVI до конца XVIII вв. и условно делится на три этапа:

первый: вторая половина XVI — середина XVII вв;

второй: середина XVII — первая треть XVIII вв;

третий: первая треть XVIII–XVIII вв;

Второй период — первая половина XIX в.

Каждому периоду и этапу колонизации присущи характерные признаки (степень участия и роль государства, причины переселения, этнический состав переселенцев, места их выхода и т. д.).

Особенностью начального этапа колонизации мусульманами самарского Поволжья (вторая половина XVІ — середина XVII вв.) является то, что здесь происходил процесс формирования казачества, большую часть которого поначалу составляли отколовшиеся от своих орд крымцы, ногаи, казанцы. Сами термины «казак», «есаул», «атаман» являются тюркскими по происхождению.

Вольные казаки, по мнению центральных властей, в оплату боевых припасов, снаряжения и продовольствия должны были беречь перевозы на Волге, служить проводниками и разведчиками, не допускать кочевников на русские окраины. Однако волжские казаки часто выходили за отведенные им рамки поведения, считали себя полностью независимыми и свободными людьми. Они нападали на ногайские улусы, что приводило к обострению русско-ногайских отношений.

Строительство Самары, Царицына и Саратова (1590 г.) позволило Москве установить более действенный контроль над Понизовым Поволжьем, и потребность в волжских казаках исчезает. В поисках новой постоянной базы они перебираются на Яик. Во второй половине XVІІ в. на Яике возникла единая войсковая организация. В 20–30-е годы XVІІ в. среди населения волжских городов появляется казачество, но уже оседлое, служилое. В Самаре, например, это были юртовые, т.е. промысловые казаки, других крепостях — городовые, несшие военную службу наравне со стрельцами и другими представителями гарнизона136.

Появление же первых поселений татар на территории края было связано с тем, что после падения Казанского ханства правительство, стремясь обеспечить себе надежную социальную опору, стало жаловать землей, различными льготами и привилегиями служилых татар. Так, в 1613 г. служилому татарину Казанского уезда Ногайской дороги, д. Кугарчины Булату Монашеву были пожалованы бобровые ловли по р. Кинель до р. Савруши. О данном историческом факте сохранились и некоторые топонимические названия на территории современной Оренбургской области: правый приток Бузулука р. Бобровка в Курманаевском районе, а также левые притоки Ика реки Кандыз и Кандызка в Северном и Абдуллинском районах, левый приток Кинеля р. Кондузла в Бугурусланском районе, правый приток Киндельки р. Контузла в Новосергиевском районе, правый приток Боровки р. Кондузла в Бузулукском районе, названия которых восходят к общему тюркскому корню «кандыз» и означает "бобер«137.

Промысловую деятельность служилых татар Монашевых продолжили их ближайшие потомки: внуки Ишея Тахтарова, двоюродные братья Башир Шарыпов и Юмагул Кильмаметев, правнук Сулеймана Монашева, сотник Кутлугуш Досаев и др., которые на протяжении всего XVІІ и первой половины XVІІІ вв. несли военную службу на условиях тарханства сначала по Казанскому, а затем и по Уфимскому уезду138.

Поначалу промысловое использование угодий по рекам Большой и Малый Кинель с притоками осуществлялось без возникновения здесь постоянных населенных пунктов, наездами, с целью добычи бобров, выдр, сбора дикого меда, охоты и рыбной ловли. Впоследствии потомками Монашевых на территории вотчинного владения были основаны старейшие татарские деревни Асекеево, Старосултангулово, Старокульшарипово и Старомукменево139 Бугурусланского уезда.

История формирования мусульманского населения Самарского края имеет свои особенности, связанные с политическим и социально-экономическим положением башкир.

По мнению некоторых современных татарских историков, «башкиры» Бугульминского и Бугурусланского уездов были не столько этническими башкирами, сколько сословием башкир. В середине XVI в. под названием «Башкирия» понималась территория, до которой не дошла русская армия в ходе покорения Казанского ханства. Казанский историк Д. М. Исхаков считает, например, что «башкиры» северо-восточных территорий Самарской губернии — это тюркизированные угорские формирования и большие группы золотоордынских татар с клановым делением при преобладании
в их составе кыпчакских преобразований, которые прошли длительный этап вхождения в ногайские этнополитические образования и в XVІ—XVІІ вв. выступавшие уже то как «башкиры», то как "ногайцы«140, подтверждением чего является распространенность этнонима «нугай» в исторических преданиях и родословных татар юго-восточных районов Татарстана.

Его мнению созвучна точка зрения И. Р. Габдуллина, который также считает, что башкирских населенных пунктов на территории юго-востока Татарстана не было, а водораздел между реками Зай и Шешма мог быть идеальным коридором для летних перекочевок как для населения Кыпчакской, Кыр-Иланской, Байлярской волостей, так и неким общим владением родоплеменных единиц, населявших Закамье141. Все эти племена, а также племенные группы, населявшие земли к востоку от них по обе стороны Уральского хребта, русские стали называть «башкирами». Кроме названия, их объединял довольно высокий социальный статус, который они приобрели, добровольно приняв русское подданство, главное из достоинств которого — право владения вотчинными (общинными) землями. Ясачные татары, тептяре и бобыли всеми путями стремились войти в башкирское сословие, то есть приобрести положенные коренным «башкирам» привилегии в пользовании землей и налогообложении. Как правило, просьбы представителей этих групп удовлетворялись царской администрацией. При этом этническая принадлежность просителей не играла существенной роли.
В документах XVIII в., относящихся к восточным районам современной Республики Татарстан, под названием «башкиры» часто фигурируют татары, чуваши и марийцы142.

Башкирский исследователь У. Х. Рахматуллин отмечает, что за башкирами-вотчинниками были закреплены довольно широкие земельные права и они самостоятельно решали, кому позволить поселиться на их земле и вести там хозяйство. Такие же права закреплялись за теми пришлыми людьми, которые попали в ряды башкир143, поэтому они стремились записаться башкирами.

Самарские исследователи также считают, что во второй половине XVІ — первых десятилетиях XVІІ вв. постоянных поселений этнических башкир на территории Самарского края не существовало, однако в документах того времени сохранился целый ряд известий о закрепленных за башкирами
в качестве вотчинных угодий по рекам Соку, Большому Кинелю и Самаре, которые башкирское население использовало как свои пастбища, охотничьи угодья, места «бобровых гонов», как территории, природные богатства которых использовались «наездом», время от времени144.

Процесс пожалования земель башкирам в вотчинное владение, начавшийся во второй половине XVI в. продолжался на протяжении всего
XVІІ в.

Так, в 1672 г. башкиры Мишар-Юрматынской волости Кусей Бикишев с товарищами по купчей записи от башкир Курпеч-Табынской волости получили вотчину в бассейне рек Самары и Кинели. В 1676 г. башкирский тархан Табынской волости Бока Чермышев получил жалованную грамоту на свою старинную вотчину «на левой стороне Волги пониже Самары города в степи к Яику по речке Лопатке по обе стороны да от речки Мочи по Соленое озеро (т. е. озеро Илек)... ему же Боке государева жалованья дана была вотчина выше речки Сартовки по Караману речки в ту Караману речку до вершины...». В 1685 г. тархан Киргизской волости Явгильдака Мурзагалдиев получил владенную грамоту на вотчину по реке Самаре от Кинельского сырта и от Красного Яра до Теренгинского верхнего сырта145.

Во второй половине XVІІ в. все междуречье Волги и Яика от Каспийского моря примерно до течения рек Самары и Большого Кинеля было завоевано калмыками, изгнавшими поволжских башкир с вотчинных земель. Саратовские и самарские башкиры были вынуждены переселиться в Уфимскую провинцию на реки Белую, Сакмару и Ик146. На свои вотчинные земли на левобережной Волге башкиры вернулись лишь после откочевки с тех мест калмыков в 1771 г.147

Таким образом, первый этап колонизации края мусульманами стал следствием расширения политического влияния Московского государства на юго-восточные окраины, проявившегося в учреждении нескольких военных крепостей: Мензелинска, Уфы, Самары и др. Для него характерно участие волжского казачества, среди которого были и мусульмане, выделение правительством земельных угодий в крае служилым татарам Казанского уезда, формирование башкирского вотчинного землевладения, промысловое использование природных богатств края.

Второй этап (середина XVІІ — первая треть XVІІІ вв.) был ознаменован военно-фортификационными мероприятиями Москвы — строительством Симбирско-Корсунской (1640–1650 гг.) и Закамской (1651–1656 гг.) оборонительных линий, которое сопровождалось заселением администрацией территорий будущих Бугульминского, Бугурусланского, Бузулукского, Самарского и Ставропольского уездов.

Результатом земельного пожалования за службу является появление татарского населения на территории Ставропольского и Самарского уездов. В 1661 г. служилый татарин Симбирского уезда Янганайка Кадышев «выхлопотал себе и товарищам» пахотные земли с сенными покосами по реке Уреня, обязуясь нести за это государеву службу. На берегу р. Урень
в 1661 г. поселилось всего 32 двора, основав здесь д. Янганайка. Вслед за ними на р. Красной поселились мордовские и татарские поселенцы, занимавшиеся земледелием и бортничеством. В конце XVІІ в. в северной части уезда поселяются татары из Свияжского уезда — 141 человек, деревню Чердаклы основали татары из Саранского уезда Пензенской губернии. Вслед за ними переселяются ясачные татары, чуваши и мордва из Свияжского, Саранского уездов Пензенской губернии, которые основали деревни Уренбаш, Войкино, Урень-Тюгаево, Ертуганово, Ураево, Еремкино148 — первые татарские селения на территории Самарского уезда.

Косвенные данные — сведения о мусульманских приходах Самарской губернии 1915 г. — подтверждают, что на территории Бряндинской волости Ставропольского уезда старейшими мусульманскими приходами являлись приходы деревень Ертуганово — 300 лет и Абдуллово — 200 лет149, что указывает на появление некоторых татарских селений еще в первые десятилетия XVІІ в.

В Самарском уезде татарами были основаны селения Спиридоновка, Мулловка, Нижний и Верхний Нурлат, Иглайкино, Вороний Куст, Старая и Новая Тюгальбуга, Фейзуллово150. Появление первых мусульманских общин здесь связано с появлением татарских селений Старая Тюгальбуга
и Старая Фейзуллова примерно в 1715 г.151

В ходе строительства в 1651–1656 гг. на западных границах Башкирии Закамской оборонительной линии формируется население военных крепостей и близлежащей округи. Гарнизоны закамских крепостей состояли вначале из белопашенных казаков и стрельцов, переведенных из городков Казанского уезда, или взятых на казачью службу окрестных крестьян примерно по 100–150 человек в каждой укрепленной линии, всего 800 человек. В 1655 г. они были пополнены за счет 482 человек смоленской шляхты
и казаков, в 1668 г. — 532 человек полоцкой шляхты152.

По выводам историков-демографов, в конце XVІІ — первых десятилетиях XVІІІ вв. происходит отток коренного населения (татар, чувашей, мордвы, удмуртов, марийцев) из региона Среднего Поволжья в западные районы Башкирии и Южное Приуралье. Татарское население уходило на земли Нижнего Поволжья и Сибири, а чувашское население заселяло территорию степного Заволжья153.

Это был результат общего ухудшения социально-экономического положения народов Среднего Поволжья, в том числе и в результате проведения петровских реформ, которые тяжким бременем легли на крестьянское население страны и проявились в усилении фискального гнета податного населения.

Наличие свободных земель на левобережье Волги и слабость административного контроля привлекали переселенцев. Мигранты надеялись улучшить свое материальное положение, избежать правительственных мероприятий по проведению политики насильственной христианизации. Освоив Закамье, переселенцы передвигались к югу, по течению рек Ика, Зая и Шешмы.

Во второй половине XVІІ в. служилыми татарами были основаны татарские поселения Кызыл-Яр и Татарская Тумбарла на верхних притоках Ика, с 1664 г. известно татарское селение Карабаш на р. Зай, в 1706 г. было основано селение Татарская-Дымская на территории современного Бугульминского района Республики Татарстан154.

Переселенцы часто поселялись на землях, являвшихся вотчинными владениями «башкир». Они становились припущенниками-арендаторами. За разрешение пользоваться участками земли арендаторы брали на себя обязательство платить владельцам ясак, либо помогать в выплате башкирского ясака в московскую казну. Припущенники, платившие ясак башкирам или помогавшие им выплачивать царский ясак назывались тептярами155. Допущенные в вотчину переселенцы могли размещаться на отведенном им участке в башкирских аулах, чаще же ими основывались собственные поселения156.

При анализе «Ведомостей земских исправников» 1840 г., где приводятся сведения о количестве тептярей в Оренбургской, Пермской и Вятской губерниях и времени их заселения, становится очевидным, что наиболее ранние тептярские поселения на землях башкир-вотчинников на территории будущей Самарской губерниии находились в Бугульминском и Бугурусланском уездах.

Так, тептяре д. Нижнее Якеево Бугульминского уезда проживали «по припуску башкир» в данной деревне 170 лет, то есть с 1670 г., в селениях Сарабеккулово, Верхние Чершилы, Чупаево, Митряево, Асеево, Сасыкулево, Еланкулево, Куптяки, Урсаево, Тумутуково проживали более 150 лет, то есть с 1690 г., в Кудашеву жили по припуску жителей 140 лет, в Минлибаеве — 130 лет, то есть с 1700–1710 гг.157

Тептяре деревень Новое Ермаково, Надырово Бакаево, Новое Усманово, Камышлы, Старое Ермаково Бугурусланского уезда владели землей Камышлинской дачи Надыровской волости совместно с ясачными татарами деревень Бакаево, Новое Усманово, Камышлы и Старое Ермаково158, то есть со второй половины XVІІ в.

Несмотря на то что при сборе сведений использовались сообщения жителей, требующие критического анализа, архивные материалы ГАСО косвенно подтверждают данную информацию. Так, в Бугульминском уезде функционирование одного из первых мусульманских приходов показано
в д. Нижние Чершилы с 1665 г.159, в д. Карабаш приход существовал
с 1670 г., в д. Сулеево — с 1676 г., в деревнях Асеево, Агирзя, Сапеево, Алькеево — с 1696 г.160

С 20-х гг. XVІІІ в. начинается активное заселение татарами верховьев рек Шешмы и Зая на территории нынешних Альметьевского и Лениногорского районов РТ. По подсчетам Н. А. Фирсова, за 4 года (1710–1714 гг.) из Казанской губернии выбыло более 35 тысяч ясачных крестьянских дворов, причем большая часть семей направилась в Уфимскую провинцию161.

В истории возникновения значительного количества татарских поселений на территории Бугульминского, Бугурусланского и Мензелинского уездов важное значение имеет так называемая Надыровская волость — земельное владение служилого татарина Надыра Уразметова, поселившегося вместе с другими инородцами ранее 1719 г. между уездами Казанским и Уфимским, по рекам Заю, Шешме и Черемшану162.

Деревни были заселены в основном, тептярами, ясачными и служилыми татарами, а также новокрещеной мордвой и служилыми чувашами. Известно также, что первопоселенцами в селах Шерлама, Новое Надырово на р. Урсала, Надырово на р. Сок, Старое Надырово на р. Сугышлы, Кама-Исмагилово, Миннибаево, Кичучат и Альметьево были в основном выходцы из Арской даруги Казанского уезда. В Тайсугане и Абдрахманове преобладали выходцы из Казанской даруги Уфимского уезда163.

На экономическое положение сельского населения влияла не только земледельческая деятельность, но и близость к рынкам сбыта сельскохозяйственной продукции, а также другие факторы. Так, на территории будущего Бугульминского уезда не позднее XVІІ в. было основано селение Байряково164, в начале XVIII в. — д. Альметьево165, в которых проживали торговые татары. Подобные поселения поощрялись правительством — торговые татары были наделены землей и освобождены от рекрутской повинности; им разрешалось арендовать и покупать земли у башкир.

Среди причин переселения мусульман на территорию Самарского края важное значение имело стремление избежать правительственные мероприятия по насильственной христианизации. С упразднением Казанского ханства борьба с «инородцами» в самой Казани и ее ближайшей округе проявилась в уничтожении мечетей, строительстве церквей, выселении татар в сельскую местность, ликвидации непокорных новой власти духовных лиц, экспроприации вакуфов. Игнорирование мусульманского духовенства и исламских институтов привело к потере исламом статуса государственной религии.

На окраинах Российского государства эти изменения не имели столь разрушительного характера, поскольку контроль власти над духовной жизнью иноверцев носил номинальный характер вследствие распыленности населения на больших территориях и слабости коммуникаций. Особенностью крещеного инородческого населения на территории самарского Поволжья являлось то, что оно переселялось из других губерний и получало возможность в новом регионе организовывать свой повседневный быт
в рамках традиционной культуры.

Так, например, стремлением избежать правительственные мероприятия по насильственному крещению объясняются переселения татар из Саратовской губернии на территорию будущего Новоузенского уезда. Согласно устным преданиям, деревня Алтата была основана в 20-е годы XVІІІ в. переселенцами из татарских селений Кикино, Кочкаровка, Мочалейка, Кобылкино, Телятино, Решетино, относившихся к Пензенской провинции Саратовской губернии. Первыми жителями села были шесть глав семей: Алтынбай, Саид, Сафар, Хабби, Башай, Арыслан. Отсюда и название села — Алтата (алты ата — 6 отцов)166. Известно, что часть крестьян указанных деревень Саратовской губернии была вынуждена принять крещение, и многие, спасаясь от миссионеров, бежали из обжитых мест, основывая новые поселения.

Таким образом, на втором этапе формирования мусульманского
анклава на территории самарского Поволжья переселения татар осуществлялись преимущественно с запада на восток и были связаны как с правительственными мероприятиями по освоению присоединенных территорий, так и вольными переселениями, явившимися результатом ухудшения социально-экономического положения народов Поволжья, ростом прямых и косвенных налогов, политикой насильственной христианизации. Наличие свободных земель на левобережье Волги и слабость административного контроля привлекали переселенцев. К 30-м годам XVІІІ в. переселенцы достигли Бугульминско-Белебеевской возвышенности, являвшейся границей между кочевым и оседлым населением, и вышли на южную окраину лесостепной зоны.

Начало третьего этапа (первая треть XVIII–XVIII вв.) было связано
с установлением протектората над Младшим и Средним казахскими жузами, учреждением Оренбургской экспедиции, спровоцировавшей башкирское восстание 1735–1736 гг., и строительством новых засечных черт.

Экономическая жизнь страны в это время характеризовалась развитием мануфактурного производства, расширением товарно-денежных отношений, распространением земледелия на вновь осваиваемых окраинах государства. В эти годы Россия вела активную внешнюю политику с целью обеспечения своих экономических и политических интересов на северо-западных и юго-восточных границах. Назревшие внутренние и внешнеполитические задачи требовали пересмотра политики правительства в Приуралье, перехода к широкому хозяйственному освоению этого обширного региона страны167. После окончания Северной войны Петр I планировал превратить Башкирию в плацдарм для наступления на Казахстан и Среднюю Азию. Для реализации поставленных задач предполагалась целая система мероприятий, включавшая основание города на р. Орь, укрепление юго-восточной пограничной линии, привлечение башкир к постоянной воинской службе по охране границ, колонизацию Башкирии земледельческим и торгово-промышленным населением из центральных районов России.

В рамках реализации правительственного курса осуществляется строительство комплекса оборонительных линий, среди которых Ново-Закамская (1731–1736 гг.) и Самарско-Оренбургская (1736–1742 гг.), а также Оренбургская крепость (1743 г.), имевшая выгодное геополитическое положение, которое позволяло приступить к освоению природных богатств Башкирии и создать плацдарм для экономического и политического проникновения в Казахстан и Среднюю Азию.

На данном этапе формирования мусульманского населения края важное значение имеет история строительства военных крепостей и слобод, являвшихся передовыми рубежами в процессе колонизации края. В годы строительства Новой Закамской линии (1731–1736 гг.) на земли, находившиеся вблизи укрепленных пограничных «дистанций» и оказавшиеся под их защитой, переселялось население, определенное к содержанию ландмилиции. Так появились слободы Кондурча, Аманакская, Сарбайская, Криволуцкая, Кувацкая, Бугурусланская, Бугульминская.

Бугульминская слобода было организована на месте одноименного башкиро-тептярского поселения168. В ландратских книгах 1747 г. здесь зафиксированы ясачные татары в числе 12 душ мужского пола169 — переселенцы из Среднего Поволжья.

Важную роль в заселении округи Бугульмы сыграла прокладка с мая по июль 1743 г. транзитной дороги из Оренбурга на Казань, получившей впоследствии название Большой, или Новой, Московской дороги, что было необходимо для развития коммуникаций развивающейся окраины с центром страны, почтового сообщения и перевозки грузов, улучшения административного управления, оперативности исполнения принятых решений.

Через каждые 25–40 верст (расстояние дневного перегона) устраивались почтовые станции (ямы) и оставлялись на поселение группы людей в 10–20 семей. Сенат указом от 30 апреля 1743 г. утвердил представление начальника Оренбургской комиссии И. И. Неплюева и уфимского вице-губернатора П. Д. Аксакова о заселении нового тракта беглыми людьми, осевшими на башкирских землях, тептярами и бобылями. Лица, записавшиеся к поселению на Большую Московскую дорогу, освобождались от уплаты налогов и всех государственных повинностей сроком на один год для обустройства на новом месте170.

Активная переселенческая политика властей привела к тому, что три года спустя после прокладки новой дороги вторая ревизия (1747 г.) зафиксировала здесь 2602 души мужского пола, в том числе: татар — 1940, вотяков — 19, киргизов — 1, башкир — 1, черемис — 1, русских — 54, «не помнящих родства и помещиков», поселенных деревнями «яко государственные крестьяне» — 586 человек. Наиболее представительную группу ясачных
и служилых татар составляли переселенцы из густонаселенных земледельческих районов севера и востока Казанского уезда171.

Татары-ямщики, состоявшие главным образом из казанских татар, по данным начала XІX в., проживали в пяти селениях Бугурусланского уезда — Наурузово, Кутлумбетево, Якупово, Тирес-Усманово, Шалты и в четырех Бугульминского уезда — Альметево, Карабаш, Дымская и Кандыз Татарский. Перечисленные деревни были «чисто» ямщицкими. На самом деле «ямские татары» были расселены гораздо шире. Так, в Бугульминском уезде в конце XVІІІ в. они, кроме отмеченных, имелись еще в 12 селениях, а в Бугурусланском уезде — в четырех172. Самостоятельная сословная группа ямских или «чемоданных» татар, получивших свое название от самодельных кожаных сумок, в которых возили почту, указом Сената от 8 февраля 1829 г. были обращены в государственных крестьян и уравнены с ними в правах и обязанностях, но должны были поставлять государству рекрутов173.

Таким образом, Бугульминская слобода возникла как своего рода экономический и административный центр в освоении и заселении восточных от Камы территорий. Первые дома тептярей, как и первые поселения вольных яицких казаков, явились результатом вольных поселений. Важную роль
в формировании населения слободы сыграл ямщицкий извоз, почтовая гоньба. Переселения в слободу солдат, ссыльных, крестьян из центральных губерний России способствовали формированию поликонфессионального населения Бугульмы.

Поселение, положившее начало будущему уездному городу Бугуруслану, начало заселяться в связи с реализацией проекта строительства Ново-Закамской линии как слобода в 1742 г. на месте башкирской деревни, сохранив ее название, которое образовано от тюркского уруслан — лев174.

Географическое положение слободы располагало к заселению. Она располагалась на плато, которое с трех сторон было окружено холмами, на севере граничило с лесом, а на юге спускалось к р. Большой Кинель. В северо-восточной части поселения с самого начала его возникновения жили татары, которые вели оседлый образ жизни, занимались торговлей, скотоводством и земледелием175.

Узаконена была Бугурусланская слобода в 1748 г., когда Оренбургская губернская канцелярия издала указ, по которому предписывалось селить здесь "в котловине Кинельских гор на вечное житие разных выходцев
и называющих себя непомнящими родства и имени«176.

Закон от 11 февраля 1736 г., разрешавший продажу вотчинных земель, открыл дорогу переселенческому движению на территорию будущих Бугульминского и Бугурусланского уездов.

За 1735–1770 гг. в Бугульминском уезде было основано 25 селений, расположенных вдоль Закамской засечной черты. Все они были заселены служилыми татарами, тептярами, беглыми людьми177.

В Бугурусланском уезде служилыми татарами из-под Казани были основаны такие селения, как Старые Шалты (1762 г.), Абдулловский завод (1762 г.), Новое Ермаково (1782 г.), Шалтинский Выселок (1790 г.)178. С 1795 г. известна д. Новая Кульшарипова на р. Кинель. Она была основана татарами из с. Верхняя Мактама Альметьевского района Республики Татарстан179.
К концу XVІІІ века в Бугульминском уезде в 66 из 97 татарских селений тептяри составляли большинство, а в Бугурусланском уезде — в 18 из 30180.

На рубеже XVІІІ—XІX вв. в Бугурусланском уезде наблюдалось образование новых татарских деревень за счет деления старых населенных пунктов. Так, по указу Уфимской казенной палаты часть жителей деревни Староякуповой Бугурусланского уезда во главе с тептярем Кутлу Юзеевым перешла с первой половины 1791 г. на правый приток Большого Кинеля и основала деревню Кармалка, где в 1795 г. проживало 132 человека. Другая группа тептярского населения Староякуповой обосновалась неподалеку
и с 1791 г. числилась как деревня Новоякупова. В этом же году на реке Большой Кинель выходцы — тептяре из деревни Старой Кутлумбетьевой — основали деревню Новую Кутлумбетьеву. 22 сентября 1791 г. возникла деревня Новый Тирис, в которой поселились тептяре, ушедшие из деревни Тирис-Усмановой. По-видимому, образование новых деревень за счет деления старых селений является следствием естественного хозяйственного развития. Несовершенные методы ведения сельского хозяйства, господство переложной системы земледелия вызвали высокую подвижность населения, которое по мере истощения плодородия земель было вынуждено распахивать все новые и новые участки нетронутой целины181.

В результате подобных переселений в этническом отношении многие деревни были смешанными и разнородными. Так, например, в конце
XVІІІ в. в Бугурусланском уезде при общей численности населения более 77 тысяч человек 189 являлись башкирами, которые проживали в деревнях Мукменево, Султангулово, Учалы и хуторе Рахмангулово. В Бузулукском уезде было 7 башкирских деревень. Общее число дворов в них равнялось 134, а количество жителей — 1068. В деревнях Халитово, Салихово и Сорока среди жителей наряду с татарами упоминаются башкиры. По пятой ревизии в Бузулукском уезде было всего 1298 башкир, тогда как общее число населения составляло 36 158 человек182. В начале XІX в. в Бугульминском уезде численность башкир составляла 3131 чел. — 5,25% всего населения уезда. Кроме башкир, в деревнях Бугульминского уезда проживали татары и тептяре. Так, в деревне Урсаево Юрминской волости по данным 1800 г. было 40 дворов башкир-вотчинников, 7 — тептярей, и 1— татар. В деревне Еланкуль было 10 дворов башкир-вотчинников, 10 — тептярей и 11 — татар. В деревне Сарлы — 31 двор башкир, 15 — татар и 5 — тептярей. Такая же картина наблюдалась в других 15-и деревнях Юрминской волости, в трех деревнях Киргизской волости и семи деревнях Киргизиланской и Байлярской волостей. Только в деревне Караярыково Киргизской волости жили одни башкиры. Там в 1803 г. насчитывалось девять дворов с населением
67 человек183.

Мусульманское население Бугульминского и Бугурусланского уездов имело пестрый не только этнический, но и сословный состав184.

В связи с антиправительственным выступлением башкир в 1736 г. началось сооружение Самарско-Оренбургской линии, которая протянулась от Самары до Оренбурга цепочкой крепостей: Красносамарская, Борская, Ольшанская, Бузулукская, Тоцкая, Сорочинская и Новосергиевская185.

Бузулукская крепость была основана И. К. Кирилловым 10 сентября 1736 г. на пути его следования из Сакмарского казачьего города в Самару, куда решено было перенести штаб Оренбургской экспедиции186.

В своем донесении Сенату от 27 октября 1736 г. И. К. Кириллов сообщал, что им определено на поселение в Бузулукскую крепость 156 из 400 человек, положенных по штату, в том числе яицких и сакмарских казаков 78 человек, калмык крещеных и некрещеных 12, разночинцев 41, татар уфимских и ногайцев 19 и ссыльных 6 человек. В 1740 г. татарское население Бузулукской крепости с женами и детьми составляло 30–35 человек187.

По сведениям В. Н. Витевского, Бузулукская крепость была многолюдной, состав поселенцев разнообразным, что объясняется «сбродностью
и разноплеменностью края»: тут были уфимские, яицкие и самарские казаки, крещеные и некрещеные калмыки, ногайцы, ссыльные из разных мест, «сибирские недоросли», мещеряки188.

Бузулукская крепость, возникшая как укрепленное поселение в ходе строительства Самарско-Оренбургской линии, одновременно служила военно-стратегическим пунктом по охране приграничных территорий
и центром перевалки грузов из России в Башкирию и Казахстан. Среди поликонфессионального населения Бузулука с самого начала заселения присутствовали мусульмане.

В 80–90-е годы XVІІІ в. служилыми татарами из Казанской и Симбирской губерний активно заселяются вотчинные владения башкир на территории Бузулукского уезда, поскольку здесь были свободные земли, а территория Бугульминского и Бугурусланского уездов была уже достаточно плотно заселена. Это была преимущественно вольная колонизация.

В 1788 г. выходцы из д. Чечекле Спасской округи Казанского наместничества во главе с ясачным татарином Саином Ишметевым основались
в вершинах р. Бузулук в деревне Саиновка. В 1795 г. к ним подселились ясачные татары из д. Тимяшево Бугульминского уезда и трое тептярей из д. Суерметово Ермекеевского района современной Республики Башкортостан.

Переселенцами из Спасского уезда Казанской губернии в 1788 г. была основана д. Белогорская на территории Бузулукского уезда. С самого начала здесь проживали не только татары (ясачные, служилые, новокрещеные), но и русские (пахотные солдаты, экономические и ясачные крестьяне),
а также крещеные чуваши. Из 174 жителей деревни Белогорская в 1795 г. 105 человек составляли татары. В 1795 г. 85 ясачных татар д. Белогорской выделились и основали неподалеку д. Вершины Бузулуцкие. В 1805 г. сюда были причислены 63 новокрещеных татарина мужского пола из Спасского уезда Казанской губернии. В 1795 г. ясачные, служилые и новокрещеные татары д. Белогорской, всего 71 человек, основали поблизости д. Иртецкие Вершины189.

Данные факты косвенно подтверждаются и архивными материалами,
в которых зафиксированы сведения о наличии магометанского прихода
в д. Новой Белогорке с 1785 г.190

2 ноября 1794 г. поверенные служилых татар деревни Верхней Чепкасовой Буинской округи Симбирского наместничества мулла Башир Килметев и Усман Мендеев заключили договор с башкирами Сынрянской волости, командой старшины Исянгула Каипкулова, Кидрясом Зиякеевым
«с товарищи», по которому приобрели участок земли от вершин Бузулука до речки Тальянки за 1000 рублей с обязательством платить впредь с каждого двора по 10 копеек в год. Их доверители в количестве 112 человек перешли сюда в следующем, 1795 году и основали селения Баширово, Мулюково, Бикулово, Абдулову и Усманову. В 1804 г. они припустили на купленную ими у башкир землю служилых татар из Буинского уезда Симбирской губернии, которые основали деревню Ахмерову.

Со временем возникновения Бузулукской крепости совпало и строительство Ставрополя. Православная церковь, начав в XVІІ в. миссионерскую деятельность среди калмыков, достигла значительных успехов. Часть рядовых калмыков и некоторые их правители-тайши переходили из ламаизма в православие. Желая устранить поводы к религиозным конфликтам
и возможность возвращения окрестившихся в прежнюю веру, правительство решило изолировать крещеных калмыков и передать их под управление княгини Анны Тайшиной. Для нее на левом берегу Волги выше Самары и была построена в 1738 г. крепость, названная Ставрополем. Сюда переселялись из астраханских степей крещеные калмыки.

В возникновении будущих уездных городов — Николаевска и Новоузенска большую роль сыграло переселение старообрядцев на территорию самарского Заволжья в 70-х годах XVІІІ в.

4 декабря 1762 г. Екатерина II издала манифест, в котором призывала всех бежавших за границу старообрядцев (раскольников) вернуться в Россию с целью освоения малозаселенных территорий государства. В числе мест для поселения возвращающимся старообрядцам отводились и земли по Большому Иргизу. Тогда и были построены слободы Мечетная, Каменка, Преображенская и др. В последующем слобода Мечетная, получившая свое название от развалин мечетей, существовавших в золотоордынский период, была преобразована в г. Николаевск. В 1760 г. в татарской деревне Чертанла (в переводе с татарского — Щучья река), расположенной на землях по Большому Иргизу, поселились старообрядцы. В последующем данное поселение получило статус уездного города Новоузенска. Тюркские названия поселений, на месте которых были основаны Николаевск и Новоузенск, предполагают существование более раннего мусульманского населения на данной территории.

Заметным явлением в процессе формирования мусульманского населения будущей Самарской губернии на третьем этапе является переселение в конце XVІІІ в. на левобережье Волги лашман — особой сословной группы служилых татар, надеявшихся в результате переселения избавиться от этой тяжелой повинности.

В ходе реализации петровских реформ жители Среднего Поволжья широко привлекались к различным общественным работам, например бесплатной заготовке и вывозу корабельных лесов для строительства русского флота. По указу Петра I от 31 января 1718 г. "к рубке, к теске и вывозке корабельных лесов и для других к тому принадлежащих работ, брать на работу Казанской, Нижегородской и Воронежской губерний, также и с Симбирского уезда служилых мурз, татар, мордву и чуваш«191. Они составили особую этносословную группу «лашманов», принадлежность к которой подразумевала одновременно служилое происхождение и связь с одним из вышеназванных народов. В указе отсутствовали положения, устанавливавшие продолжительность действия новой повинности. Фактически она объявлялась бессрочной192.

В конце XVІІІ в. лашманы стали в массовом порядке переселяться на левобережье Волги, надеясь избавиться от этой тяжелой повинности.

В состав будущей Самарской губернии представители данной сословной группы вошли в качестве жителей Самарского и Ставропольского уездов Симбирской губернии, включенной в группу губерний, на территорию которых распространялось действие указа 1718 г., а также бывших жителей Казанской и Симбирской губерний, переселившихся на территорию Бузулукского и Бугульминского уездов, сохранивших свою сословную принадлежность и активно привлекаемых государством к заготовке корабельного леса. По имеющимся в нашем распоряжении сведениям 1856 г., лашманы были зафиксированы в дд. Нижний Нурлат (245 муж. и 266 жен. душ, проживавших совместно с удельными крестьянами), в Фейзуллове (402 муж.
и 443 жен. души) и в Моисеевке (134 муж. и 166 жен. души) в Самарском уезде, а также в Абдуллово (447 муж. и 459 жен. душ), Уразгильдино
(444 муж. и 482 жен. души) и Урайкино (345 муж. и 350 жен. души) в Ставропольском уезде193. В Бугульминском уезде лашманы проживали в одноименной д. Лашманка194.

Подавляющее большинство переселенцев из Буинского уезда Симбирской губернии и Спасского уезда Казанской губернии на территории Бузулукского уезда были служилыми татарами и ежегодно отправлялись за сотни верст от родного дома на заготовку и вывоз корабельного леса. Волостные правления, получив наряд от правления Низового округа корабельных лесов, обязались обеспечить очередность в поставке работников из отдельных селений, проследить за их проездом на сборные пункты. Данная организация выполнения лашманской повинности была характерна и для Самарской губернии195 вплоть до освобождения от лашманщины в 1860 г.196

Трудовая повинность лашман была сопряжена с высоким травматизмом, огромными физическими и материальными затратами, которые подрывали крестьянское хозяйство. По-видимому, переход служилых татар
в отдаленную Оренбургскую губернию как раз и объясняется стремлением избавиться от этой тяжелой повинности. На новом месте татарские переселенцы в массовом порядке подавали прошения о причислении их в Оренбургское казачье войско. Служилым татарам деревень Бикуловой, Мулюковой, Башировой, Имангуловой, Усмановой, Абдуловой, Белогорской Бузулукского уезда удалось освободиться от лашманной повинности в 1817 г., когда служилые татары, живущие вдали от мест вырубки лесов, были освобождены от лашманных работ197.

На третьем этапе не потеряли свою актуальность и переселения татар
в связи со стремлением избежать насильственную христианизацию, активно осуществлявшуюся православной церковью в 1740–1764 гг.

Так, татарская д. Ильбяково в Бугульминском уезде была основана до 1756 г. татарами из д. Решетино Пензенского уезда, известной по попыткам насильственного крещения в 1744 г. ее жителей. По легендам жителей чувашского селения Суркино (Бугульминский уезд), они бежали от насильственного крещения с правобережья Волги198.

Таким образом, на третьем этапе формирования мусульманского населения Самарской губернии административный ресурс выступал эффективной мерой процесса колонизации края, главным образом при устройстве поселений военно-служилого сословия. В рамках строительства укреп-ленных линий в регионе были расселены мусульмане из числа казаков и служилых татар. Введенная в 1798 г. кантонная система была призвана создать дееспособное управление башкирами и мишарами, оренбургским и уральским казачеством. Закон от 11 февраля 1736 г., разрешивший продажу вотчинных владений башкир, активизировал переселенческое движение. Вольные переселения татар из Среднего Поволжья происходило в общем миграционном потоке полиэтнического населения. Для мусульман своеобразным «катализатором» стала массовая христианизация, осуществлявшаяся православной церковью в Среднем Поволжье в 1740–1764 гг.

Специфические условия многопланового хозяйственного освоения региона мусульманами привели к формированию здесь различных социальных групп: казаков, служилых, ясачных, торговых и «чемоданных» татар, башкир, тептярей, мещеряков, лашман, часть которых не вписывалась
в традиционную социальную градацию сельского населения России.

Особенностью расселения мусульман в Самарском крае являлось проживание их подавляющего большинства в моноконфессиональных селениях. В результате реализации законов от 22 июня 1744 г. и 23 августа 1756 г. о раздельном расселении представителей различных конфессий, согласно которым, если новокрещеные составляли менее 1/10 части жителей иноконфессионального села, они должны были переселяться в другое селение. На окраинах Российской империи стало правилом расселение изолированно от мусульман не только русских, но и новокрещеных.

Во второй половине XVIII в. 142 селения из 165, или 86%, где проживали мусульмане, являлись моноконфессиональными. Существовали и смешанные селения, в которых татары проживали совместно с представителями других этнических групп, но их количество было незначительным: татарско-чувашских деревень было 12 (7,3%), мордовско-татарскими являлись 4 селения (2,4%), русско-татарских селений было 3 (1,9%), 2 мордовско-русско-татарско-чувашских (1,2%) и 2 мордовско-русско-татарско-чувашских селения (1,2%)199. Не произошло кардинальных изменений в особенностях расселения мусульман и в последующие периоды освоения края.

Мотивация второго периода (первая половина XIX в.) колонизации сводится к экономическим причинам и объясняется относительной перенаселенностью центральных губерний, обезземеливанием крестьян и правительственной протекцией, изменившими вектор переселенческого движения.

Наиболее крупные переселения государственных крестьян в самарское Заволжье начались с 1825 г. и продолжились до 1833–1834 гг.200 В связи с перенаселением центральных губерний и земельной нехваткой центр зернового производства перемещается из Центральной России на юг Среднего Поволжья. Самарский край становится крупнейшим производителем товарного зерна, центром хлеботорговли, мукомольного дела, скотоводства, салотопенного производства.

Российское правительство пыталось упорядочить переселенческое движение. Министр финансов граф Е. Ф. Канкрин 11 июля 1825 г. издал распоряжение о строгом соблюдении казенными палатами 15-десятинной пропорции при наделении переселенцев землей и об освобождении их от всех податей и рекрутской повинности в течение трех лет. 7 октября 1826 г. Министерство финансов направило в Департамент государственных имуществ предписание о том, чтобы казенные палаты на местах оказывали содействие переселенцам, 31 января 1831 г. император утвердил новое Положение Комитета министров о переселении государственных крестьян из губерний малоземельных в губернии многоземельные.

Согласно этому документу, казенные палаты должны были по прибытии поверенных от крестьян заранее выделять переселенцам землю из расчета 15 десятин на ревизскую душу. Специально оговаривалось право переселенцев на получение в пути следования квартир, пользование пастбищами и на бесплатную медицинскую помощь. Они освобождались на 3 года от уплаты всех податей, денежных и натуральных повинностей, рекрутских наборов и на 6 лет — от воинского постоя. Предусматривалось также сложение с переселенцев недоимок за прежние годы. По прибытии на место предполагалось выдавать им пособия на первоначальное обустройство: строительными материалами стоимостью 50 рублей или деньгами 100 рублей на одну семью201.

Татарские мигранты, прибывшие в начале XІX в. на территории Бугульминского и Бугурусланского уездов, были выходцами преимущественно из Краснослободского уезда Пензенской губернии и Темниковского уезда Тамбовской губернии. Места выхода обусловили абсолютное преобладание среди переселенцев носителей западного (мишарского) диалекта.

В 1827 г. выходцами из различных деревень Керенского уезда Пензенской губернии была основана д. Кряжлы на территории бывшего Бугульминского уезда202. С 40-х годов XІX в. на территории Бугульминского уезда возникло мишарское село Ибряево, основанное выходцами из Инсарского уезда Пензенской губернии203.

С 1834 г. известно село Абдрахманово в Бугурусланском уезде, среди основателей которого были выходцы из д. Дербишевой Темниковского уезда Тамбовской губернии. Свое название селение получило по имени ясачного татарина Абдрахмана Темирбулатова204.

Более масштабным по численности переселившихся татар в начале XІX в. было переселение мишарей на территорию Новоузенского и Николаевского уездов в числе 1634 семей и 9628 чел. обоего пола205 с правобережья Волги из Пензенской, Саратовской и Тамбовской губерний206.

Так, выходцами из д. Старой Елюзани Кузнецкого уезда Саратовской губернии были татары, основавшие д. Новая Елюзань в Николаевском уезде в начале XІX в.207 В данных о мусульманских приходах 1915 г. наличие мусульманского прихода в деревне указано с 1825 г., а мусульманской школы — еще с 1750 г., что указывает на существование более раннего поселения на месте основания Новой Елюзани208.

В 30–40-е годы XІX в. вблизи Алтаты Новоузенского уезда крестьянами-переселенцами из северных Кузнецкого и Хвалынского уездов Саратовской губернии были основаны еще 3 татарских селения: Верхазовка, Сафаровка, Осинов Гай, вошедшие в состав Осиновогайской волости на восточной границе Новоузенского уезда. Главной причиной переселения в данном случае было крестьянское малоземелье. Кроме того, два татарских селения — Лятошинка и хутор Аюпов находились в Салтовской волости. Данное переселение осуществлялось с разрешения и под контролем губернской администрации209.

Во втором периоде продолжается процесс формирования башкирского населения Николаевского уезда. Вернувшиеся из Уфимской провинции после откочевки калмыков с левобережья Волги (вторая половина XVІІ в.) башкиры основали в районе рек Большого и Малого Узеней, трех Чижей и озера Сакрыль несколько деревень: Хасаново, Кучакбаево, Янабердино, Костяново, Баисево, Юмагузино. Ближайшими их соседями были казаки Уральского казачьего войска, претендовавшие на башкирские земли самовольно захватывавшие их сенокосные и пастбищные угодья.

В 1815 г., когда все взрослые башкиры находились на пограничной службе, казаки напали на башкирские деревни, расположенные на порогах р. Б. Узень, и разграбили их.

Согнанные с давно обжитых мест башкиры переселились на территорию Саратовского уезда по р. Б. Иргиз, создав селения под прежними названиями, или обосновались на окраинах уже существовавших башкирских деревень по рекам Камелик и Каралык.

В результате этих переселений башкиры вошли в состав жителей поселений, основанных здесь во второй половине XVІІІ в. Среди них: Утекаево, получившее название по имени основателя Утекая в 80-х годах XVІІІ в., Дингизбаево, основанное в конце XVІІІ в. Дингизбаем Юлумбетовым, выходцем из д. Хасаново, разграбленное и разрушенное уральскими казаками в 1815 г., Имелеево, основанное Имилеем Акировым в конце 80-х годов XVІІІ в., Кинзягулово, известное с 70-х годов XVІІІ в., Хасаново, основанное выходцами из Усерганской волости Оренбургского уезда, Каскиново, Муратшино, основанное Муратшой Акировым в 1797 г., д. Ташбулатово, возникшая в 1806 г. как хутор Ташбулата (с 1784 г.), и Ишмухамета Бикназаровых (с 1794 г.), жителей д. Ишмухаметово Бурзянской волости 6-го кантона210.

Рядом с хутором Ташбулатово в 1815 г. образовалась д. Кустяново из переселенцев с чиж-узинских мест, д. Байрамгулово возникла в 1833 г., когда из 6-го кантона Верхнеуральского уезда прибыло 12 семей, из 9-го кантона Оренбургского уезда — 7 семей. Деревня под названием Зяльмамбетово образовалась в 1838 г., через 4 года ее население достигло 80 человек. Они переселились из деревень Хасаново, Мамбетово Бурзянской волости 6-го кантона. Башкиры 9-го кантона Оренбургского уезда во главе с Шафеем Кулдавлетовым в 1833 г. создали д. Шафеево. Переселившиеся в 1815–1820 гг. с Узенских долин саратовские башкиры д. Кучакбаево сохранили название своего поселения на реках Иргиз и Каралык. В 1827–1834 гг. выходцы из 6-го и 9-го кантонов Оренбургского уезда пополнили население Кучакбаево211. Перечисленные деревни вошли в состав Имилеевской волости Николаевского уезда Самарской губернии.

Деревня Кузябаево, основанная выходцами из Юрматынской волости 7-го кантона Стерлитамакского уезда, с 20-х годов XІX в. стала центром одноименной волости. Байгундино было основано выходцами Карагай-Кипчакской волости в 1811 и 1815 гг., деревни Кучембетово, Ишимбаево были основаны выходцами Табынской волости Стерлитамакского уезда, Кунакбаево возникло в конце XVІІІ в. башкирами одноименной деревни Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии. Бегеняш, или Бобров Гай, был основан переселенцами из д. Бегеняш — Абуканово 7-го башкирского кантона Стерлитамакского уезда212.

Основной повинностью поволжских башкир, вошедших в 1798 г. в состав 9-го башкирского кантона под названием трех юрт Башкирского отделения, являлась пограничная служба вдоль р. Урал и участие в войнах и походах России в составе башкирских полков. Из-за отдаленности 9-го кантона, расположенного в Оренбургском уезде, в 1832 г. самарских и саратовских башкир передали под власть Уральского казачьего войска, созданного в 1734 г. для обороны южной границы Русского государства от набегов кочевников.

По закону о земле 1832 г. поволжским башкирам, как и всем башкирам-вотчинникам других губерний, отвели земли по 40 дес. на каждого мужчину (всего 119 840 дес.) из 2996 душ. Кроме того, на случай роста народонаселения им выделили еще 40 тыс. дес. земли213, что является фактом признания башкир вотчинниками земли (припущенники военного звания получили по 30, гражданского — по 15 дес. на душу мужского пола)214.

Все башкирские населенные пункты по рекам Камелик, Иргиз и Каралык во второй половине XIX в. вошли в состав Кузябаевской (селения по Камелику ныне Саратовсой обл.) и Имилеевской (деревни по рекам Иргиз и Каралык ныне Самарской обл.) Самарской губернии.

В первой половине XІX в. изменился вектор миграции мусульман. Освоившие новую местность мигранты по мере укрепления хозяйства и естественного прироста начали хозяйственное освоение близлежащих территорий, в том числе городских поселений. Этому способствовала и либерализация российского законодательства в отношении казенного сельского податного сословия — главного источника формирования мещанского и купеческого сословий в городах215.

Таким образом, во втором периоде колонизации края мусульманами главными являются экономические причины, которые объясняются относительной перенаселенностью центральных губерний, обезземеливанием крестьян и наличием значительного запаса целинных земель на территории самарского Поволжья. Благодаря стабильному социально-экономическому положению татарских крестьян крайне слабо проявилась миграция из Среднего Поволжья, динамика колонизации определялась переселенческими потоками из центральных губерний и хозяйственным освоением постоянным населением округи. Во втором периоде продолжается процесс формирования башкирского населения Николаевского уезда, завершившийся после ликвидации кантонной системы в 1865 г. переводом башкир из военного в гражданское сословие и переходом их к мирному труду. Формированию исламского анклава способствовала и либерализация российского законодательства в отношении казенного и сельского податного населения, проявившаяся в начале процесса формирования исламского анклава в городах.

В целом процесс формирования мусульманского населения во второй половине XVI — середине XIX вв. характеризуется следующими отличительными особенностями:

1. В первом периоде колонизации (вторая половина XVІ — XVІІІ вв.) ключевое значение играли геополитическая ситуация, мероприятия правительства по укреплению русского военного присутствия на юго-восточной окраине, благодаря чему со второй трети XVІІІ в. самарское Поволжье выступало «внутренней окраиной», социально-экономические и общественно-политические катаклизмы в России, от которых население бежало в поисках лучшей доли. Поэтому этот период нам представляется возможным назвать «военно-феодальной колонизацией», в рамках которого формирование оседлого исламского анклава в регионе происходило прежде всего как пассивная форма протеста татар против внутриполитического курса правительства.

2. Переселение в регион мусульман из Среднего Поволжья происходило в контексте единых миграционных процессов поликонфессионального населения из внутренних губерний, усилившихся в начале XVІІІ в. в результате ужесточения фискального гнета правительства, введения новых повинностей, в том числе рекрутской. Для мусульман своеобразным «стимулятором» стала массовая христианизация, осуществлявшаяся православной церковью в Среднем Поволжье в 1740–1764 гг.. Самарское Поволжье, как и Приуралье, оказалось вне орбиты активной миссионерской деятельности православной церкви. Поэтому крещеные татары, расселенные в регионе, являлись главным образом переселенцами из других регионов.

3. На территории Самарской губернии успешно сосуществовали в связи с административным разделом военные и гражданские системы правления. Территории, подчиненные Оренбургскому генерал-губернатору, можно разделить на две части: представленные управлением через уездные центры и системой кантонов Башкирско-мещерякского войска, Уральского и Оренбургского казачьих войск, упраздненных для башкир
в 1865 г. Вследствие этого часть мусульман, представленных этническими башкирами и приписанными различными путями к регулярному сословию других категорий населения, имели обособленную сословную принадлежность и вотчинное право на землю, хотя среди них были и припущенники. В отдельные сословные группы на основе локальных законодательных актов и инструкций, регулировавших повинности и налоги, оформились припущенники — мишаре и тептяре. Основная масса тептярей являлись переселенцами — татарами, которые исповедовали ислам.

4. Второй период колонизации — первая половина XІX в., когда правительство стремилось регулировать переселенческие потоки, обеспечивая крестьян нормированным земельным наделом, предоставляя определенные льготы. Онако переселения татар в указанное время не носили такого массового характера, как в предшествующий период. Новый этап в миграционной политике правительства в связи с переселением населения
внутренних губерний на юго-восток страны проявился в начале XІX в. в переселениях мишарей с территории Пензенской, Саратовской и Тамбовской губерний на территорию Николаевского и Новоузенского уездов.

5. В результате исторически сложившихся особенностей колонизации края для мусульманского населения Самарской губернии был характерен неоднородный этнический и сословный состав.

Татары Ставропольского, Самарского, Бугульминского, Бугурусланского и Бузулукского уездов, составлявшие большинство мусульманского населения, входили в так называемую юго-восточную группу казанских татар. В этническом плане она представляля собой менее синтезированную и более конгломеративную часть этноса.

Территория Николаевского и Новоузенского уездов является зоной достаточно позднего заселения татарами (начало XІX в.). Их принято относить в южную (смешанную) группу татар-мишарей216. Решающую роль здесь сыграли переселения с правобережья Волги (из Пензенской, Саратовской и Тамбовской губерний).

6. Кроме татар, в крае проживали башкиры, мишари. Среди сословных групп — служилые татары, сословие башкир, тептяре, казаки, торговые татары, лашманы.

7. Разное время заселения отдельных уездов, которые, в свою очередь, относились к различным административно-территориальным образованиям и имели свои особенности процесса колонизации, дисперсность расселения, большая удаленность различных групп мусульман, этническая и сословная пестрота явились характерными особенностями мусульманского анклава на территории Самарской губернии.



М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

 
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Тебе, восток, я шлю привет... Исламский Восток в зеркале русской поэзии
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • A modern perspective on jihad
  • Коранический гуманизм как основа системы просвещения российского мусульманства в XXI веке. Третьи Фахретдиновские чтения
Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.