Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Материалы форумов и конференций
Шестой всероссийский мусульманский форум.6
14.11.2011

М. Ш. Айдагулов
советник председателя ДУМНО по экономическим вопросам

Вакфы на нужды образования: проекты развития российских вакфов округа Оренбургского магометанского духовного собрания в начале XX в.

В начале XX в. в связи с развитием общественного движения российских мусульман возникли планы реформы Духовных управлений мусульман. Следует отметить, что властные структуры в Петербурге-Петрограде предпочли вариант сохранения существующего законодательства вплоть до Февральской революции. Так не были изменены полномочия Духовных собраний, не произошло ни разделения старых, ни возникновения новых структур 1. Ни само Оренбургское магометанское духовное собрание (ОМДС), ни подчиненные ему мечети не получили права юридических лиц и соответственно права на создание вакфов и контроля над ними. Соответственно не было обеспечено стабильное финансирование мусульманских образовательных учреждений округа ОМДС.

Инициатива реформы в сфере вакфов принадлежала собраниям, как созываемым ОМДС, так и самой общественностью. Важнейшими из них стали Всероссийские мусульманские съезды 1905–1914 гг. Татары Казани первыми перешли к устройству массовых собраний по общероссийскому образцу. 29 января 1905 г. состоялось собрание, где присутствовало более 2000 человек. Оно единогласно приняло петицию на имя председателя Кабинета министров, включавшую требование об избрании муфтия и всех казыев из числа духовных лиц самими мусульманами. Все функции ОМДС, включая контроль «за духовными школами, надзор за вакфами, должны быть изъяты из других учреждений и подчинены МВД через посредство Духовного собрания» 2.

В своем прошении в Комитет министров предоставление доверенные от двух башкирских сельских обществ Третьей Усергановской волости и трех обществ Пятой Усергановской волости Орского уезда Оренбургской губернии (1905 г.) высказались за предоставление Духовному собранию «исключительного, устраняющее всякое вмешательство административной власти, право управления и заведования вакуфами как имуществом, предназначенным всецело на удовлетворение церковных и благотворительных нужд», назвав ее на одну из неотлагательных проблем, требующей разрешения 3.

10–15 апреля 1905 г. в Уфе при ОМДС под председательством муфтия М. Султанова прошло заседание «Улама жэмгыяте» («Общества улемов»). Совещание было созвано по указанию Председателя Кабинета Министров Сергея Витте для составления официального доклада, касающегося проблемы мусульманской общины 4. Первым докладчиком был муфтий ОМДС М. Султанов. В качестве возможно образца для реформы ОМДС он предложил рассмотреть высочайше утвержденное положение об управлении Закавказского мусульманского духовенства 5 апреля 1872 г., вошедшие в состав Свода законов Российской империи. Здесь М. Султанов рекомендует руководствоваться томом 11 м (Ч. 1) в лице «Свода учреждений и уставов Управления Духовных Дел иностранных исповеданий Христианских и иноверных (Издание 1896 г.) 5. Для обсуждения он предлагает раздел третий (О управлении Закавказского Мусульманского духовенства шиитского и суннитского вероисповеданий), входящий в книгу шестую «О управлении духовных дел магометан». Причем М. Султанов рекомендует руководствоваться статьями 1558–1672, образующими главу вторую «О управлении Закавказского Мусульманского духовенства Суннитского учения» 6. Для лучшего уяснения проблемы данная глава была целиком напечатана на татарском языке в «Ислахат асаслары» 7. Как указывалось в параграфе 1 главы 2 (с. 92–94) в Положении 1872 г. был зафиксирован порядок управления вакуфным имуществом на местах: «Непосредственное заведование всем имуществом, принадлежащим какой-либо мечети, училищу или иному установлению, вверяется комиссии из наличных приходских духовных лиц и местного сельского старшины или одного из депутатов мусульман городского общественного управления или иного избранного приходским (мечетского) духовного» (ст. 1670) 8. О приходе и расходе сумм, поступающих от вакуфов, а также о сборах и пожертвованиях в пользу исламских институтов Духовным правлением ежегодно составлялась общая смета, согласно представленной Министерством внутренних дел форме. Документ получал силу закона с момента утверждения министром (ст. 1667) 9. Таким образом. М. Султанов предложил воспользоваться Закавказским вариантом решения вакуфной проблемы.

Более подробный анализ статуса вакфов дан в проекте казыя ОМДС Р. Фахретдинова. Именно он с 1891 г. подробно занимался в ОМДС данной проблематикой. В четвертой главе под название «Махкама исламия» (буквально «Исламский суд», реально Духовное Управление) указывается, что оно управляет вакфами (п. 37) 10.

Характерно, что пожертвование вакфов дает право на участие в избрание муфтия и заместителя (наиба). Приведем фрагмент из списка выборщиков: 11) люди, пожертвовавшие в одно из благотворительных обществ единовременно не меньше 3000 рублей, 12) люди, завещавшие в вакф медресе имущества на сумму 3000 рублей, 13) люди, организовавшие на свои средства приют и воспитывающие не менее 10 сирот, 14) члены городских дум, 15) один из членов мутаваллията деревни 11.

Р. Фахретдинов так определяет "обязанности мутаваллията 12: управление мечетью, вакфами мечети, доходами и расходами мектебов и медресе, санитарно-гигиеническим состоянием мектебов и медресе. Ежегодно мутаваллият представляет отчет о доходах и расходах в собрание. За справедливую, честную, усердную службу каждый мутавалли достоин наград (пункт 68). При этом «население каждой махалли согласно пунктам правил издает приговора... избирает мутаваллиев. Комиссия мутаваллиев называется мутаваллият. Приговор махалли заверяет ахунд и отправляет список мутаваллиев в Уфу в Собрание (пункт 67) 13.

Непосредственно вакфам посвящена девятая глава. В пункте 75 дается определение: «вакфы, определенные для содержания мектебов и медресе, распространения среди народа хорошей морали, помощи мечетям, духовенству, сиротам, шакирдам — управляются Собранием. Вакфы: имущество, такое как земля, вода, дом, деньги на правах собственности. Это пожертвование, которое мусульманин завещание во имя Аллаха собственноручно или завещанием» 14. Тем самым в лице казну вакфов (вакф хазинесе) Собрание получает независимый источник существования.

Десятая глава посвящена положению мектебов, медресе, образовательных учреждений. В пункте 82 указывается: «финансирование образования обеспечивается из следующих источников: суммы, выделяемые правительством из государственной казны; пожертвования мусульман; вакфы, специально назначенные для образования; доли, выделенные на образование из общих вакфов, имущество, завещанное мектебам и медресе благотворителями» 15. Тем самым выделяются два типа вакфов: вакфы, специально назначенные для образования и общие (гомуми) вакфы.

В выработанном в губернском совещании с приглашением доверенных башкирских волостей для обсуждения вопросов, касающихся мусульманской религии и нужд башкирского населения, состоявшегося в г. Уфе 22, 23 и 25 июня 1905 г. в проект законов для мусульман-суннитов Оренбургского магометанского духовного округа. Исходя из близости нижеприведенных пунктов, проекту Р. Фахретдинова можно сказать, что в нем изложена позиция Духовного собрания. ОМДС приобретало «право образования капиталов, приобретения движимых и недвижимых имуществ, предназначенных на духовно-религиозные нужды и право распоряжения ими» (ст. 2, пункт 7). Управления окружных ахунов должны были наблюдать за деятельностью мутавалли, имели право требовать от них сведения и объяснения (ст. 34). В протоколе совещания вакфам был выделен отдельный раздел из 5 пунктов. Вакфами были названы имущества — движимые и недвижимые капиталы, пожертвованные или завещанные в пользу мечетей, мектебе и медресе, духовенству или мечети, для призрения сирот, бедных, умалишенных и неизлечимо больных и вообще для благотворительных целей. Вакфы принимались в ведение Духовного собрания в случае, если его учреждение соответствовало правилам Шариата. Вакфы были безусловные — назначенные для богоугодных духовно-просветительских целей вообще или обусловленные употреблением на конкретные цели, в определенном месте по воле жертвователя и завещателя, выполнение которых является обязательным для лица или учреждения, принимающего дар. В то же время завещатель мог сам назначить особого исполнителя своей воли — мутаваллия. Все безусловные вакфы передавались в ведение религиозного учреждения. Духовное собрание занималось переоформлением частной собственности в вакфную. Для принятия, управления, хранения капиталов, наблюдения за их использованием, сохранения их целостности и неприкосновенности были выработаны специальные правила, согласно которым религиозный орган должен был: 1) вести строгий учет имущества с указанием назначения вакфа, записывая в сведения в шнуровые книги, запрашивая при необходимости (с дозволения министра внутренних дел) «высочайшего» соизволения на принятие пожертвованного имущества; 2) осуществлять составление дарственных актов, переоформление капитала, принимать завещательные акты и обеспечить их сохранность; 3) заведовать, хранить и управлять вакфным имуществом через духовные учреждения и лица, контролировать расходование доходов, а также приходские попечительства или мутаваллиев, организовать их отчетность и проверку представленных сведений; 4) выдавать при необходимости своим подчиненным или посторонним лицам доверенностей на управление и ведение судебных дел по делам о вакфах 16.

В программе партии «Иттифак аль-муслимин», окончательно одобренной на III Всероссийском мусульманском съезде (16–21 августа 1906 г., Нижний Новгород), в пункте 27 («Права, находящиеся в ведении мусульман России) указывалось «вакфы, имущество мечетей, школ [мектебов и медресе], богоугодных заведений, мест особого почитания (дюрбе) возвращаются мусульманам, управление ими находится в ведении мусульман» 17.

В I Госдуме депутаты-мусульмане не создали отдельной парламентской фракции. Однако они обнародовали свою программу по земельному вопросу, где третьим пунктом значилась «неприкосновенность вакфных земель» 18.

III Всероссийский мусульманский съезд (16–21 августа 1906 г.) в Нижнем Новгороде, в свое постановление по реорганизации управления духовными делами мусульман включил пункты, предоставляющие право (или обязывающие) обновленное религиозное управление («Махкама-и Исламие») «заведовать вакуфными имуществами и заботиться об увеличении их» (пункт В), а также «наблюдать за благоустройством мечетей и медресе» (пункт Д) 19.

В программе мусульманской фракции во II Госдуме в разделе III «Религиозный строй» (параграф 28, пункт г)) указывалось, «что русским гражданам, мусульманам, в частности, представляется... право полного распоряжения всеми вакуфными и другими имуществами, принадлежащими мечетям, учебным и богослужебным заведений и мусульманским святыням, причем вакуфы имущества должны быть немедленно возвращены соответствующим мусульманским обществам» 20.

Однако как в ходе революции 1905–1907 гг., так и вплоть до Февральской революции 1917 г. никакой реакции со стороны Министерства внутренних дел не последовало. Были проигнорированы и другие обращения мусульманских общин по этому поводу.

IV всероссийский мусульманский съезд, состоявшийся в Санкт-Петербурге в июне 1914 г., высказался за легализацию земельных вакуфов как среди башкир, так и в степных областях. В итоге была принята резолюция о предоставлении надельных участков пользу мечетей степных областей там, где казахи оседают, а также «о предоставлении башкирам-вотчинникам права отчуждать безвозмездно в пользу мечетей, мектебе и медресе свободные от душевых наделов земли». В справке по мусульманству, подготовленной Департамент духовных дел иностранных исповеданий (ДДДИИ) МВД для министра внутренних дел А. Н. Хвостова в феврале—марте 1916 г. указывается, что «отказы в разрешении принятия пожертвований имеют место в практике министерства и касаются исключительно тех случаев, когда жертвуемая недвижимость принадлежит к числу крестьянских надельных или башкирских вотчинных земель. В таком случае Министерство, руководствуется ст. 19 Общ. Пол. 21 о крестьянах и ст. 28 Пол. о башкирах 22, согласно коим участки могут быть отчуждаемы только лицам приписанным или приписывающимся к сельским обществам, а участки из свободных за душевым наделом башкирских земель могут быть продаваемы, а следовательно и даримы только в казну и сельским обывателям». Далее приводится текст вышеуказанной резолюции IV всероссийского мусульманского съезда 23.

После Февральской революции 1917 г. национальное движение в Волго-Уральском регионе приобретает преимущественно светское измерение. В соответствии с решениями II Всероссийского мусульманского съезда, принятыми 22 июля 1917 г. ОМДС становится Духовным ведомством (Диния назарат) в составе Национальное управление (Милли Идарэ) — правительства национально-культурной автономии мусульман тюрко-татар Внутренней России и Сибири. Параллельно на Чистопольском мусульманском уездном съезде июля 1917 г. принимается решение: «школьные дела передать в ведение местных мутаваллиев. Мутавалли избираются населением» 24. Тем самым попечительские советы, как предсказывал М. Пинегин взяли вопросы образования в свои руки. Однако в связи созданием Милли Идарэ вопросы образования перешли в руки единого Ведомство просвещения (Магариф назараты), а в руках Диния назарат остались медресе как чисто религиозные школы 25. Стоит отметить, что роль местных общин возросла под влиянием роспуска Милли Идарэ советским режимом в апреле 1918 г., Гражданской войны и распада всех централизованных властных структур. Не случайно, что все три всероссийских мусульманских съезда (1920, 1923, 1926) при Центральном духовном управлении мусульман (ЦДУМ) проходят как съезды улемов и мутаваллиев.

11 января 1918 г. Миллет Меджлисе (Нацио­нальное Собрание) в Уфе приняло Основные положения о национальной автономии мусульман тюрко-татар Внутренней России и Сибири. В разделе «Национальное управление» (Милли Идарэ) функции, связанные с вакфами делись между двумя ведомствами (назаратами). В ст. 28 указывалось, что в полномочия Духовного ведомства (Диния назарат) входят «утверждение вакуфных, дарственных и завещательных актов». В ст. 30 утверждалось, что Ведомству финансов (Малия назарат) принадлежит «управление вакуфами». На уровне регионов эти вопросы решались соответственно окружными национальными управлениями (ст. 63). На сельском уровне вопрос вакфов передавался ведению приходских имамов (ст. 71) 26.

Мусульмане округа ОМДС фактически развернули активную деятельность в пользу узаконивания института вакфов, начиная с 1860 х гг. В этот период ключевую роль играл муфтий ОМДС С.-Г. Тевкелев. В начале прошлого века ОМДС в лице муфтия М. Султанова призывало использовать опыт суннитского Духовного управления Закавказья в деле легализации вакфов на территории ОМДС. Такие предложения получили широкую поддержку среди общественности, что нашло отражение в решениях Всероссийских мусульманских съездов 1905–1914 гг. и программе мусульманской фракции Государственной Думы в 1906–1917 гг. По ним ОМДС получало право на утверждение вакфов и стабильный контроль над ними. Однако все эти предложения в лучшем случае откладывались в долгий ящик. Таким образом, в отличие от других Духовных собраний Российской империи ОМДС было лишено возможности официального попечительства над вакфами и финансирования централизованной систем образования, потому что они не признавались на территориях его округа.

1 Арапов Д. Ю. Система государственного регулирования Ислама в Российской империи (последняя треть XVIII — начало ХХ вв.) / Д. Ю. Арапов. — М., 2004. — С. 185–228.

2 Хабутдинов А. Ю. Формирование нации и основные направления развития татарского общества в конце XVIII — начале XX веков / А. Ю. Хабутдинов. — Казань: Идел-пресс, 2001. — С. 195–196.

3 Загидуллин И. К. Вакуфы в имперском правовом пространстве / И. К. Загидуллин // Материалы всероссийского семинара: Ислам и благотворительность: сб.ст. — Казань: Институт истории АН РТ, 2006. — С. 96.

4 Хабутдинов А. Ю. История Оренбургского Магометанского Духовного Собрания (1788–1917): институты, люди, идеи. / А. Ю. Хабутдинов. — М. — Нижний Новгород: ИД Медина, 2010. — С. 154–156.

5 Цит по: Ислам в Российской империи (Законодательные акты, описания, статистика) // сост. Арапов Д. Ю. — М., 2001. — С. 190–254.

6 Биги М. Ислахат асалары. — Пг., 1917. — С. 16–17.

7 Биги М. Ислахат асалары. — Пг., 1917. — С. 17–35.

8 Свод уставов духовных дел иностранных исповеданий // Свод законов Российской империи. Издание 1896 г. — СПб., 1896. — Т. XI. — Ч. 1. — Ст. 1670. (Цит. по: Арапов Д. Ю. Система государственного регулирования Ислама в Российской империи (последняя треть XVIII — начало ХХ вв.) / Д. Ю. Арапов. — М., 2004. — С. 246).

9 Там же. Ст. 1667.

10 Биги М. Ислахат эсаслары. / М. Биги. — Пг., 1915. — С. 64.

11 Биги М. Ислахат эсаслары. / М. Биги. — Пг., 1915. — С. 68.

12 Приходского совета.

13 Биги М. Ислахат эсаслары. / М. Биги. — Пг., 1915. — С. 71.

14 Биги М. Ислахат эсаслары. / М. Биги. — Пг., 1915. — С. 72–73.

15 Биги М. Ислахат эсаслары. / М. Биги. — Пг., 1915. — С. 73.

16 Протокол Уфимского губернского совещания, образованного с разрешения г. министра внутренних дел из доверенных башкирских волостей Уфимской губернии для обсуждения вопросов, касающихся магометанской религии и вообще нужд башкирского населения 22, 23 и 25 июня 1905 г. — Уфа: Губерн. тип., б. г. — С. 1–12.

17 Программа союза («Иттифак») мусульман России // Хабутдинов А. Ю., Мухетдинов Д. В. Всероссийские мусульманские съезды 1905–1906 гг. / А. Ю. Хабутдинов, Д. В. Мухетдинов — Нижний Новгород: НИМ Махинур, 2005. — С. 54.

18 Вакыт. — 1906. — 25 июня.

19 Аршаруни А., Габидуллин X. Очерки панисламизма и пантюркизма в России. — М., 1931. — С. 118.

20 Аршаруни А., Габидуллин X. Очерки панисламизма и пантюркизма в России. — М., 1931. — С. 131.

21 Общее Положение. — М. А.

22 «Положение о башкирах» от 14 мая 1863 г. (см. гл. 2, п. 2.). В реальности только за 1868–1878 гг. приобретено дворянами и купцами в башкирских дачах 1 047 469 дес. земли. Продажа земли без торгов башкирами только казне и сельским обществам была установлена указом от 15 июня 1882 г. «О порядке продажи свободных башкирских вотчинных земель». См. Акманов А. И. Земельные отношения в Башкортостане и башкирское землевладение во второй половине XVI — начале XX в. — Уфа: Китап, 2007. — С. 320, 331, 335.

23 Императорская Россия и мусульманский мир (конец XVIII — начало ХХ вв.) / составитель Д. Ю. Арапов. — М., 2006. — С. 357–358.

24 Кызыл байрак. — 1917–19 июля.

25 Хабутдинов А. Ю. История Оренбургского Магометанского Духовного Собрания (1788–1917): институты, люди, идеи. / А. Ю. Хабутдинов. — М. — Нижний Новгород: ИД Медина, 2010. — С. 195–202.

26 Основные положения о национальной автономии мусульман тюрко-татар Внутренней России и Сибири // Айда А. Садри Максуди Арсал. — М., 1996. — С. 334–340.



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2020 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.