Издательский дом «Медина»
Поиск rss Написать нам
Главная » Материалы форумов и конференций
Пятый всероссийский мусульманский форум.О. Н. Сенюткина
11.11.2011

О. Н. Сенюткина

профессор НГЛУ им. Н. А. Добролюбова,
доктор исторических наук

 

Нижегородцы и бухарцы — исторические соприкосновения

Летом 2007 года делегация нижегородских мусульман во главе с Умаром-хазратом Идрисовым отправилась в Среднюю Азию — в Бухару и Ташкент, чтобы восстановить братские мусульманские связи, разрушенные развалом СССР. Затем поездка в Казахстан с той же целью — укрепления братских контактов. Обе поездки были удачными и эффективными. Они напомнили о том, что во взаимодействиях наших народов, когда-то живших в рамках одного государства, было много доброго, человечного, что наши истории тесно переплетались и имели много общих точек соприкосновения. Вот об этих сходных моментах жизни нижегородцев и бухарцев, наших исторических соприкосновениях и рассуждает историк О. Н. Сенюткина

Бухара... Когда звучит это слово, в сознании нижегородца, жителя центральной России, оживают картины, наполненные экзотикой восточных сюжетов, образы классического исламского мира. Сегодня слово «бухарцы» употребляется только по отношению к жителям города Бухара. Но исторически так было не всегда.

Есть и другие значения этого понятия. Под бухарцами могли понимать всех жителей Бухарского ханства, включавшего в себя и узбеков, и уйгуров, и таджиков, и даже иногда казахов, каракалпаков, евреев. Выходцы из Средней Азии, торговавшие за пределами Бухарского ханства, именовались также бухарцами и обозначали себя, оседая на других землях, чтобы не смешиваться с другими народами, именно этим словом. Это обозначение воспринималось как этническое. До начала 30 х годов XX века в документах можно было указывать национальность «бухарец». Представители других народов воспринимали бухарцев как народ по преимуществу торговый.

Бухара — город с богатой историей, истоки которого уходят в глубокую древность. Еще в доисламский период своего развития в VI–VII вв. она была крупным городом, широко известным в соседних землях. Сначала не желавшая покоряться арабам, Бухара пыталась сопротивляться во время их завоевательного натиска, но постепенно сама, пройдя исламизацию, стала исламским центром культуры. Не случайно ее называют жемчужиной мусульманского Востока.

В середине IX столетия Бухару окружили могучие стены с одиннадцатью воротами для защиты от набегов врагов. Но не всегда стены могли защитить от сильного противника. В феврале 1220 года Бухару захватили полчища Чингизхана. Вспомним, что именно в те времена, с 1221 года, в устье Оки, впадающей в Волгу, строится нижегородская крепость, которой суждено было также почувствовать на себе удар мощного противника.

Это некоторые детали сходства нашей с Бухарой давней истории.

Когда же и как начались первые и непосредственные контакты нижегородцев и бухарцев? Логично предположить, что через торговлю — и никак иначе — могли налаживаться первые связи наших предков с бухарцами. Это были, конечно же, прежде всего, ярмарочные встречи.

В каком облике мог предстать бухарец, житель среднеазиатских земель, в сознании нижегородца XIV века? XIV столетие — это для Руси времена золотоордынские, времена, когда Русь вошла в состав единой огромной Евразийской державы. Это времена позитивных взаимодействий, активной торговли по Волжскому торговому пути, соединявшему разные народы Золотой Орды.

В 1370 году, когда Золотая Орда переживала тяжелейший кризис, Бухара вошла в состав империи Тимура, но это не нарушило торговых связей бухарцев со средневолжскими землями.

Первое летописное упоминание о ярмарке близ Нижнего Новгорода относится к 1366 году, и уже тогда, по сведениям краеведов, на торги съезжались среди иностранных гостей (купцов) — и бухарцы, и хивинцы и другие азиаты. По-прежнему бухарец для нижегородца — это человек из дальних краев, торговец, приплывший по Волге, чтобы предложить свой товар и купить то, что приглянулось с местных торгов.

На своей родине в XIV–XV вв. бухарцы активно развивали исламскую культуру. Это проявлялось по-разному. Например, в Бухаре с 1318 по 1389 год жил шейх Бахаутдин Накшбанди, идеи которого впоследствии будут усвоены теми нижегородскими имамами, кто пройдет обучение в Бухаре и передаст свои знания учения шейха рядовым нижегородским мусульманам. В тот период в Бухаре строились новые мечети, мавзолей Сайфитдина Бохарзи, медресе Улугбека и другие шедевры исламской архитектуры.

В XVI–XVIII вв. Бухара являлась столицей государства Центральной (Средней) Азии (Бухарского ханства). Знаменательным событием было строительство в 1535 году медресе «Мир-Араб», которое даст образование впоследствии целому ряду нижегородских имамов.

Базары Бухары того времени стали хрестоматийным символом представлений об этом городе. Торговля разворачивалась по центральной магистрали, по обеим сторонам которой тянулись бесчисленные лавки, как правило, покрытые куполами со световыми люками. Это делалось для удобства торговцев, которые работали и жарким летом и холодной зимой.

До наших дней сохранилось три торговых сооружения, именуемых «ток» — арка, свод. По ним можно ярко представить, что открывалось взору гостей, приезжавших в Бухару того времени. Сложное многосводчатое и купольное перекрытие (ток) создавало особую атмосферу торга и общения. До нашего времени сохранились Токи-Саррафон (купол менял), Токи-Заргарон (купол ювелиров) и Токи-Тильпак — купол продавцов головных уборов. Через арочные проемы этих сооружений свободно проходили навьюченные верблюды. Торговля же разворачивалась по обходному вокруг центрального зала кольцу коридоров.

К торговой магистрали в центре города примыкали караван-сараи, носящие имена городов и стран, откуда были купцы, в них останавливающиеся. Наряду с индийским, китайским, хорезмским, самаркандским караван-сараями красовался и русский.

Купцы, приезжавшие из христианских стран и городов, окунались в экзотическую для них атмосферу Бухары XVI века. Караван-сараи и торговые здания, бани и хаузы (огромные бассейны), крепостные стены и укрепленные ворота, мечети и медресе, ханаки и усыпальницы, отдельные сооружения и крупные ансамбли — все это, создававшее неповторимый облик города, оставалось в памяти навсегда.

Мусульмане из России могли молиться в бухарских мечетях со своими братьями по вере, исповедующими Ислам. Например, в обширном дворе мечети Калян, возведенной еще в первой половине XV века, укрываться от летнего зноя и зимнего дождя в большом зале или окружающих двор галереях. Могли полюбоваться на минарет Калян, построенный еще в XIII столетии. На фундаменте соборной мечети XIII века поднялась мечеть Калян XV века. Где бы ни находились гости Бухары, они могли видеть внешний купол этой мечети, один из самых массивных и высоких в городе. Кроме соборной джума-мечети, было много других мечетей, готовых открыть свои двери гостям-мусульманам.

Ребристые и звездчатые купола и своды, изысканные мозаичные вставки, глазурованные прокладки «в швах», стенные росписи, наборные панели, расписная майолика — все это видели наши предки, нижегородские купцы, приезжая в Бухару. Все, что было создано зодчими в XVI веке и составляло суть выдающейся архитектуры Бухары. В XVII веке мощный всплеск творческой энергии мастеров нашел свое развитие. Изменилась цветовая гамма: в XVI веке черно-фиолетовая, в XVII веке — желто-зеленая с бело-черным рисунком. Тем не менее, самая талантливая архитектура относилась к XVI столетию. Впоследствии были лишь «перепевы», повторы. Выдающиеся по замыслу и исполнению здания стали уходить в прошлое.

Многих удивляло и то, что в XVI веке Бухара была местом сосредоточения дервишей, которые в высоких шапках, с посохами и неизменными чашами для сбора подаяния бродили по «святым местам». Для них в городе строились сооружения с кельями для жилья и молельными залами. Эти сооружения получили названия «ханака». По улицам Бухары сновали водоносы, которые в кожаных мешках—бурдюках разносили воду по базарам и дворам.

Серьезным моментом взаимоотношений с Россией было то, что в 1557 году из Бухары в Москву отправилось посольство с просьбой разрешить свободную торговлю с Россией.

В 1624 году близ Макарьевского монастыря на Волге начал складываться крупный торг, просуществовавший до начала 1817 года. «Макарьевская ярмарка, — писал татарский историк и просветитель Ш. Марджани, — возродила традиции великих средневековых базаров Булгара и Казани». Результатом налаживания отношений стало то, что в XVII веке Бухару знали уже не только торговцы больших ярмарок, например, Макарьевского торга, но и по всей России и Западной Европе, благодаря оживленной торговле, закрепленной официальными посольствами. Торговля продолжала укрепляться и в дальнейшем в годы правления в Бухаре Мангитской династии ханов Бухарского эмирата (1753–1920).

Торговые контакты на нижегородской земле осуществлялись не только с самими бухарцами, но и бухарцами Западной Сибири, то есть выходцами из Средней Азии, осевшими в западносибирских городах.

Своеобразное историческое взаимодействие нижегородских татар-мишарей с бухарцами началось не позднее XVI столетия на территории Западной Сибири.

Еще в середине XVI века часть служилых татар Нижегородчины была переведена на службу в Тобольск и Тару. С этого времени потомки нижегородских татар продолжали служение Отечеству в военных гарнизонах Сибири.

Удобное географическое положение и природные богатства Западной Сибири издавна привлекали внимание предприимчивых уроженцев Средней (Центральной) Азии. Они устремились туда в целях развития торговли. Местные жители Сибири — сибирские татары — позднее стали называть приходящих «бухарлык» или «сарты». Они приходили в Сибирь в разное время, но цель была одна — занятие торговлей.

В число «бухарцев» входили группы узбеков, уйгуров и таджиков, реже — казахов и каракалпаков из Бухары, Самарканда, Ташкента, Ургенча, Хивы, Коканда и т. д. Слово «бухарец» у жителей Сибири приобрело иное содержание, более широкое, нежели житель города Бухары.

Как отмечали исследователи проблемы «Бухарцы в Западной Сибири» А. Ярков и Б. Гарифуллин, мигранты «отличались от местного тюркского населения не столько языком, особым антропологическим типом, а, прежде всего, ментальностью — как способом мышления, образом мыслей и коллективными представлениями данной группы людей. Различные этнические компоненты варьировали состав бухарцев, к которым нередко относили купцов из числа казанских татар и даже среднеазиатских евреев. Сословный состав тоже был пестрым: купцы, крестьяне, священнослужители, ремесленники и наемные рабочие, предприниматели».

На этом основании можно утверждать, что бухарцы — это устойчивая (на протяжении относительно длительного времени) этносоциокультурная общность людей с присущими только им культурно-психологическими признаками и сознанием.

С этими людьми татары-мишари неизбежно столкнулись в Таре, Тобольске и других населенных пунктах Сибири еще в XVI столетии. В дальнейшем те и другие продолжали жить в рамках одних и тех же сибирских центров.

Торговые караваны уроженцев Средней Азии шли по Иртышу или по суше. В Тобольск, а затем и в Тару, Тюмень, Томск из Средней Азии торговые караваны стали приходить регулярно, а бухарцы — оседать. Товары они везли добротные: искусно сделанную разноцветную хлопчатобумажную, шелковую и атласную ткань (китаек, зендень, киндях), дорогую китайскую посуду, фрукты (в основном сушеные).

Бухарцы нередко селились вместе с сибирскими татарами, а также и татарами-мишарями. Иногда создавались особые «бухарские» слободы в Тобольске, Таре, Тюмени, или отдельные от татар поселения. Их названия образуют иногда причудливые сочетания. Упомянутые А. Ярков и Б. Гарифуллин применительно к началу XVII века пишут о том, что в Тюменском уезде появляются юрты Ембаевские (Енбаевские, Улуг-Манчил), Тураевские, Ново Шабанинские (основатель Ашман Шабанин), Мадьяровские (в честь знатного и богатого бухарца Мадьяра Досаева). В Тобольском уезде тогда же появились Меримовские юрты и поселение с русским топонимом Комарово.

В документе, недавно обнаруженном в тюменском архиве, есть интересные ответы на вопросы столичных чиновников, заданных мусульманам Сибири еще в XVIII столетии. Черновой вариант рукописи «Ведомость, учиненная на вопросные пункты геодезии прапорщика Павлуцкого по силе присланного указа из Сибирской губернской канцелярии, о состоянии города Тюмени и о протчем» содержит, по сути, первое научное описание этнической истории сибирских татар и проживающих в Тюмени бухарцев. Документ был составлен канцелярскими служителями Тюменской воеводской канцелярии и направлен в Тобольск, в Сибирскую губернскую канцелярию, в августе 1746 г.

Начиная со второго раздела анкеты, со 108 вопросного пункта, тюменские ответы написаны не только несколькими русскими почерками, но и арабской вязью (тоже по крайней мере двумя почерками).

Например, при ответах на вопросы «Об ученых людях и учителях» было описано следующее:

«Тюменские татаре и бухарцы имеют учителей у себя абызов.

Абызов здесь выбирают из ученых грамотных людей по мусельманскому закону между собою.

У тюменских бухарцов и татар служение отправляют абызы пять раз в день с пением и мольбою, а за труды дают тем абызам по силе своей.

Тюменские и уездные махометане по закону своему выбирают: ахунов определяют по приказу прежних ахунов, муллы и абызы определяются из ученых людей от оного ж ахуна».

Согласно материалам 5 й ревизии населения (1795 г.) на территории Западной Сибири насчитывалось 1370 тарских татар, 1218 бухарцев, 3 казанских татарина и некоторое количество лиц другой этнической принадлежности. Даже по этим неполным, как считают специалисты, данным, видно, насколько значительна численность бухарцев того периода.

В 2000 г. в ходе экспедиционных работ был проведен опрос в ряде поселений тарских татар (с. Уленкуль, дд. Черналы, Тузказань, Каракуль Большереченского района Омской области) для изучения этнического самосознания тюрского населения Сибири. Помимо этого собирались генеалогии жителей этих деревень для сравнения их с собранными в 1975 году родословными. Население этих деревень по переписным материалам XIX в. относилось к разным социально-этническим образованиям — ясашные (инородцы), бухарцы, государственные крестьяне (поволжско-приуральские татары). Материалы эти в настоящее время анализируются учеными.

В XVIII веке в Западной Сибири бухарским купцам, имевшим торговые связи не только со Средней Азией, но и с Китаем, было дозволено ведение коммерческих операций на исключительно выгодных условиях: беспошлинная торговля разрешалась во всех крепостях региона. Бухарцы все чаще оставались на постоянное жительство в Тобольске, Тюмени, Таре, составляли часть жителей татарских слобод. Они ездили на Макарьевскую ярмарку, откуда вывозили «русские товары».

Для России развитие торговли со Средней Азией имело особое значение. Российские подданные мусульманского вероисповедания по указанию правительства стали налаживать торговые отношения со среднеазиатскими государствами и с казахами. До завоевания Туркестана русские купцы не ездили в Среднюю Азию, а торговые операции вели через комиссионеров мусульман. Это было связано во многом с тем, что в среднеазиатских государствах за ввозимые в Азию и вывозимые оттуда товары взималась с христиан двойная (в Хиве) и даже четвертная (в Бухаре) пошлина.

В XVIII веке бухарцы, приезжавшие из Средней Азии, то имели право приезжать во внутренние районы России (1739–1752, 1755–1763), то лишались его. Допуск восточных купцов на внутренние ярмарки был возобновлен в XIX веке.

В 1802 году 63% русского вывоза товаров на Восток приходилось на Китай через Кяхту, 33,7% — на казахские степи и ханства Средней Азии, 3,3% — на Иран и Турцию. В 1807 году бухарские купцы официально царским указом получили право приезжать на три главные ярмарки страны: Ирбитскую, Коренную и интересующую нас Макарьевскую (на нижегородской земле). Это право подтверждалось в 1825 и 1832 годах. Показательно, что в первой четверти XIX века сальдо торговых отношений между Россией и среднеазиатскими государствами было в пользу последних.

Бухарцы, как и другие среднеазиаты, во время приездов на Макарьевскую ярмарку сами старались устроить свой традиционный религиозный быт. Молельный дом, а впоследствии и мечеть, давали им возможность исполнять соответствующие религиозные требы. Подчеркнем, что бухарцы-сунниты составляли значительную часть приезжавших на ярмарку из-за границы.

Большинство наблюдателей отмечало присутствие на ярмарке в большом количестве бухарцев. Один из современников (Г. Реман) писал в 1804 году о торгах: «половина разговоров слышится на бухарском, армянском или татарском языках».

Количество бухарцев на Нижегородской ярмарке с момента ее переноса из-под Макарьевского монастыря на нижегородскую Стрелку ничуть не уменьшилось — напротив, увеличилось. В записке Н. Тярина 1827 года отмечалось, что бухарцы доставляют на ярмарку «большое количество хлопчатой бумаги, пряденую бумагу и так называемую бухарскую выбойку. Бухарской бумаги находилось в продаже от 500000 прудов от 17 до 20 рублей за пуд, пряденой — до 200000 пудов от 40 до 70 рублей за пуд и выбойки до 1000000 концов от 5 до 7 рублей за конец».

Если до вхождения Средней Азии в состав России (до 1860 х гг.), бухарцы воспринимались нижегородцами как люди других, очень непохожих на русские земель, представители другого государства, то в дальнейшем это, хоть и люди другой среднеазиатской культуры, но вместе с тем и торговцы с окраины империи, подданные того же государства, что и они сами.

Разговоры на торгах в ходе общения — не только разговоры о цене товара, но и возможное обсуждение, откуда пришел человек, что за места, где он живет, что интересного в них. Конечно, любой торговец из среднеазиатских мест и не только, говорил об особом своем отношении к Бухаре и Самарканду, где сосредоточено большинство местных святынь, почитаемых мусульманами, рассказывал о мечетях, медресе, мектебе, которыми Бухара славилась и славится как давний центр мусульманской культуры. Содержательность рассказа, конечно, зависела от уровня образованности рассказчика, но в любом случае, в сознании слушателя возникал образ тех далеких краев.

Для татар, торговавших на нижегородских торгах, Бухара не была чужим понятием. О ней рассказывали в мусульманских приходах Нижегородчины те имамы, кто получал образование в бухарских медресе. А таких было немало: например, Хабибулла-ишан Альмухамятов из деревни Овечий Овраг, Фятхулла Альмушев из Петрякс и другие.

Для русских людей, интересовавшихся Востоком, в частности, Бухарой, были небезынтересны вышедшие в XIX — начале XX вв. книги. Например, работа востоковеда П. С. Савельева «Бухара в 1835 году» была издана в 1836 году. В 1853 году была опубликована книга А. Н. Попова «Сношение России с Хивой и Бухарой. Выход в свет работы востоковеда Н. Залесова «Очерки дипломатических сношений России с Бухарой с 1836 по 1843 года» относится к 1862 году. В 1909 году читатели могли познакомиться с книгой Д. Логофета о Бухарском ханстве.

Военные действия между Россией и Бухарой, развернутые в 1868 году закончились заключением мира 23 июня 1868 года. Через некоторое время, в 1873 году, по Договору России и Бухары были уточнены границы между Туркестанским краем и Бухарским эмиратом.

Об активизации торговых отношений с Буха­рой говорят следующие цифры. С 1868 по 1869 годы вывоз из Бухары в Россию хлопка составил 250 тысяч пудов. В 1890 году ввоз из России в Бухару зерна и муки насчитывал 660 тысяч пудов.

Первая железная дорога, проложенная по территории Бухары (от Красноводска до Самарканда), в 1877–1888 годах, способствовала укреплению экономических отношений.

В XX веке контакты Бухары и Нижнего Новгорода происходили в рамках единого государства: сначала имперского, затем советского.

Рабочие разной этнической и конфессиональной принадлежности в условиях резкой политизации общественной жизни единовременно бастовали как на всех железнодорожных станций Бухарского ханства, также и на всех предприятиях Нижнего Новгорода. 15 дней выступали против самодержавного режима бухарские ремесленники. Речь идет о Всероссийской политической стачке 1905 года.

1912 год был отмечен выходом первой в Бухаре газеты на узбекском языке — «Туран» и первой в Бухаре газеты на таджикском языке — «Бухорои Шариф» («Священная Бухара»).

Совет народных назиров во главе с Файзуллой Ходжаевым стал началом укрепления в Бухаре идей социализма. Результатом явилось провозглашение Бухары 6–8 октября 1920 года Народной Советской Республикой на Первом Бухарском курултае. В 1924 году Бухара становится Бухарской социалистической республикой и входит в СССР в составе вновь образованных Узбекской, Туркменской и Таджикской ССР.

В социалистические времена советские реставраторы раскрыли и восстановили в Бухаре мавзолей Саманидов и портал мечети Магоки-Аттари.

Что касается бухарцев Сибири, то Декрет о земле вдохнул надежды в тех, кто входил в число безземельных. Одной из первых на сибирской земле возникла коммуна «Бухарец», показывая хорошие результаты: грамотные по-арабски и по-русски бухарцы живо осваивали новые агроприемы.

Тяжелее стало положение других бухарцев: купцов, предпринимателей, зажиточных ремесленников и землевладельцев — советская власть видела в них противников.

Не все бухарцы уехали из Сибири — иные живут в былых «бухарских» деревнях, но смешались с сибирскими и казанскими татарами. О былой принадлежности к среднеазиатским народам они особенно не заявляют. Таким образом, оставшиеся понесли, пожалуй, самую серьезную потерю — утратили былое этническое самосознание...

Пока работала Нижегородская ярмарка в первые годы советской власти бухарцы как из Сибири, так и из собственно Бухары продолжали приезжать в Нижний Новгород с целью торговли.

Нижегородцы ездили и продолжают ездить в Бухару, не переставая удивляться древней ее архитектуре, настолько высокой, настолько своеобразной, отличной от всего известного, такой, что ее невозможно забыть. Нижегородцы интересуются Бухарой как древнейшим центром исламской культуры.

Летом 2007 года, вспоминая о своей «бухарской юности», Умар-хазрат Идрисов записал: «Бухарцы и ташкентцы заложили первые камни в будущее религиозное возрождение России и поделились с нами всем дорогим, чем сами обладали, — исламскими знаниями и примерами нравственности».

 



Контактная информация

Об издательстве

Условия копирования

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2020 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.