Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Драй киндер (Беляев Ф. А. Дорога жизни)
20.05.2014

Драй киндер

Незаметен бег времени, в суете бесконечных дел и забот подходит к концу год 2011-й. 9 Мая все мы чествовали живых участников войны, а 22 июня — вспоминали земляков, погибших защищая нашу свободу. К сожалению, неприкаянной толпой между живыми и мертвыми все это время по-прежнему стоят редко упоминаемые нами защитники Родины, волею судьбы оказавшиеся в немецком плену. Этот рассказ об одном из них — бывшем директоре школы села Новый Мочалей Сабитове Умяре-абый.

ОТСТУПЛЕНИЕ

10 июля 1941 года. Полдень. Подчиняясь немецкой точности, умолк не только гром артиллерии, но и рев двигателей вражеских танков. Наступила долгожданная тишина. «Фрицы сели обедать», — подумал Умяр-абый и сел отдохнуть на прохладную траву лесочка. Компенсируя отсутствие пищи, услужливый мозг увлек бойца к анализу грустных событий последнего времени.

Почему мы все время отступаем? То, что войны с немцами не избежать, танкисты, сослуживцы Умяра абый, поняли еще 24 апреля 1941 года, когда их часть, дислоцированную в г.ороде Гомеле, затребовали в Западную Белоруссию, поближе к границе. «Для предотвращения возможной агрессии со стороны фашистской Германии», — объясняли тогда командиры. Об этом же говорили и частые тактичес-кие учения на местности возле границы.

Война действительно началась в 4 часа утра 22 июня 1941 года, то есть спустя два месяца после дислокации. Немцы обрушили на головы танкистов настоящий град снарядов и бомб. Все кругом горело, гибли друзья и товарищи. Непонятно прозвучал в такой обстановке приказ командования: «Ответный огонь не открывать; возможно, это просто провокация!» Когда опомнились и разобрались, стрелять было уже не из чего и нечем — танки и боеприпасы были разбиты, склад с продовольствием, штабы и средства связи уничтожены. Растерянность, суматоха и страх быть окруженными оставили танкистам в подобной ситуации единственный маневр — отступать вглубь страны; вернее, бежать на восток. Голодные, уставшие, без связи с командованием и другими частями, они бегут уже 19-е сутки с начала войны, теряют друзей и товарищей от бесконечных обстрелов и бомбардировок. В отличие от немцев, движущихся по шоссе, красноармейцы вынуждены бежать по оврагам, лесам и болотам, поэтому дыхание смерти или плен становились с каждым днем все ближе и ближе...

«Эх, не идет, так не идет, хоть пару впрягай», — прошептал Умяр-абый, вспоминая свое трудное детство.

Родился Сабитов Умяр Сабитович 15 февраля 1916 года в селе Красный Остров тогдашней Петряксинской волости. Едва мальчику исполнилось 6 лет, умер отец, Сабит-абый, а еще через 2 года умерла и мать, Муслима-апа, оставив сироту на попечении дяди Сарк-абый. Система воспитания дяди оказалась прямой, как оглобля. Окончив 4 класса в местной школе, хлопотами ее первого директора, Гафура-абый Ахтямова, маленький Умяр в 1926 году был отправлен учиться в город Нижний Новгород. Как жилось сироте в большом городе одному в течение 8 лет, известно лишь ему самому. А 1935 год повзрослевший учитель Умяр Сабитович встретил уже на посту директора школы в Новых Мочалеях. Еще через год женился на молодой учительнице Алии, которая еще до войны родила ему троих детей. Не совсем понятно, почему в мирный 1940 год отца и кормильца 3 детей и сельского учителя призвали в армию, но он оказался в танковых войсках в Гомеле Белорусской ССР.

ПЛЕНЕНИЕ

Много чего любил Умяр-абый в жизни, но больше всего любил детей. Любил своих учеников. Дети отвечали ему взаимностью. Более того, именно дети позже дважды спасут его от неминуемой смерти, помогут выжить в нечеловеческих условиях плена.

Грозный рев фрицевских танков, доносившийся с шоссе, оборвал воспоминания Умяра-абый о детях. «Закончили обедать, гады», — с досадой подумал боец, осмотрелся по сторонам и, пригнувшись, побежал дальше, на восток. Где-то неподалеку взорвался снаряд, выпущенный из миномета. Солнце как-то странно покачнувшись, упало на землю и... погасло. Последнее, что увидел теряющий сознание раненый боец, были образы трех его детей...

«Клац, клац» — этот до боли знакомый звук взводимого зат-вора автомата вновь вернул Умяра-абый к действительности. С большим трудом открыв глаза, он увидел над собой пожилого немца, собирающегося добить его, тяжелораненого, из автомата.

«Драй киндер» («Трое детей»), — еле слышно прошептал Умяр абый, вспомнив уроки немецкого языка в училище, ткнул себе в грудь и показал немцу три пальца. Вспомнились, видать, пожилому немцу и свои дети. «Цвай киндер», — произнес он в ответ и — не застрелил раненого. Так, на 19-й день войны наш тяжелораненый земляк оказался в немецком плену. Сначала был концлагерь в городе Слонин в Западной Белоруссии, затем концлагеря в Данцигском воеводстве Польши. Лагеря были разные, но условия в них, по воспоминанию ветерана, были одинаково ужасающие. Я не стал теребить его вопросами о «той» жизни, сам он сказал только одно: «Мы, живые, утром завидовали тем, кто умер ночью». Спасение из неволи пришло только 24 апреля 1945 года, за 2 недели до Дня победы. Освободили французские солдаты.

СЕКРЕТ ДОЛГОЙ ЖИЗНИ ВЕТЕРАНА

По словам Умяра-абый, в первую очередь, всегда надо помнить о том, что можно, а что нельзя. Тщательная проверка органами госбесопасности не нашла в действиях бойца ничего противоправного. К сожалению, сумев выжить в немецком плену, многие наши защитники Родины пропали после войны в советских лагерях. Согласно установке Верховного Главнокомандующего: «У нас нет военнопленных, есть только предатели», большинство наших солдат и офицеров, из 5 млн побывавших в немецком плену, отправлялись отбывать наказание в лагеря. Скорее всего, такая же участь ждала и Умяра-абый, но вновь дети выручили его. В начале 1945–46 учебного года обнаружилась острая нехватка учителей в школах страны, поэтому учителей-мужчин отправляли не в лагеря, а в свои же довоенные школы. В 1946 году Умяр-абый вернулся в Новый Мочалей, проработал здесь еще 4 года, а в 1950 году навсегда вернулся в родное село Красный Остров.

Я много раз встречался с ветераном в его доме и не помню случая, чтобы он лежал, сидел, ничего не делал. Труд в течение всей жизни, с юных лет, во время плена, после вой-ны, на пенсии — стал его спутником жизни. Довольствуясь только необходимым, он привык больше давать другим, нежели брать себе. После войны у них с Алия-апа родились еще 5 детей, то есть стало 8. Всем им Умяр-абый старался давать то, чего не хватало ему самому в детские годы — заботу и внимание, любовь и ласку.

К сожалению, трое детей по разным причинам умерли в детском возрасте, зато оставшиеся пятеро радовали своих родителей успехами в учении и в жизни, рождением внуков, а затем и правнука. Так, в трудах по обучению и воспитанию подрастающего поколения красноостровцев, за детьми и внуками шло время. В 1986 году большой семьей отметили золотую свадьбу ветеранов, через 10 лет в 1990 году — бриллиантовую свадьбу. Лучшим подарком для себя Умяр-абый считает рождение 11 внуков и 1 правнука. Судьба отвела ему большую жизнь. В окружении родных и близких он ушел в мир иной в 2001 году в возрасте 85 лет. Всего на 6 лет пережила его супруга, Алия-апа. При подготовке этого материала мне довелось прочитать их завещание детям. К своему удивлению, я не нашел там ни одной строчки о материальном, скажем, о доме, деньгах или автомобиле. Оба они завещали своим детям только любовь друг к другу, к жизни, родным, труду, к Всевышнему. Пусть Он примет молитвы детей, читаемые ими в дни поминовения отца и матери.

Сельская трибуна.
17 декабря 2011 года



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.