Издательский дом Медина Официальный сайт
Поиск rss Написать нам

Новости партнеров:

Долгое молчание радиста Бедретдинова (Беляев Ф. А. Дорога жизни)
20.05.2014

Долгое молчание радиста Бедретдинова

Для целого поколения людей, своими глазами не видевших войну, героические будни наших защитников долгое время преподносились только в черно-белых крас-ках: здесь свои, там враги. Демократические перемены в обществе, рассекреченные материалы архивов и спецслужб говорят нам и о другом — порой приходилось защищать Родину будучи своим среди врагов.

Встречаясь с молчаливым человеком из села Петряксы Бедретдиновым Мансуром-абый, в первую очередь, всегда обращал внимание на его глаза, даже помимо своей воли. Может, мне тогда просто показалось, что в них навсегда застыла невыразимая словами тоска? Или неподвластная ему постоянная дума о своей судьбе, о которой он не имел права говорить? Только тогда загорались его глаза под густыми бровями. Казалось, вот-вот он заговорит со мной, но неясная тень пробегала по лицу его — и он, словно опомнившись, молча продолжал свой путь.

Век человека на земле не долог — в один из дней по Пет-ряксам прошла молва, что Мансур-абый ушел в мир иной. С тех пор прошло более 10 лет. Он, Мансур-абый, с февраля 1940 года находился в рядах Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА); начало войны встретил в составе 4 баталь-‑
она 8 бригады 4 воздушно-десантного корпуса. Элитные подразделения Красной Армии — воздушно-десантные вой-‑
ска (ВДВ) в июне 1941 года использовались в кровопролитных боях на реке Сож в качестве пехоты. К тому же, с 29 июля 1941 года тоненькая нить, связывавшая Мансура-абый с Родиной, оборвалась вовсе. Остатки его батальона около города Кричева попали в плотное вражеское окружение. Наступил, неизбежный в такой обстановке, плен. Немногословный воин только один раз признался вслух, что в плену людей низводили до положения скота с той лишь разницей, что скот не стал бы есть то, чем кормили их, пленных. Уверен, молодой, еще не успевший пожить, 22-летний рослый джигит, унаследовавший от своих дальних предков — нижегородских служилых татар — пьянящее чувство свободы, с первых же дней неволи стремился к освобождению от плена. Такой шанс появился лишь через 2 года, когда изрядно побитые советскими войсками под Москвой, Сталинградом, Курском немцы начали вербовать диверсантов из среды военнопленных. Имеющий незаконченное среднее образование, прошедший серьезную подготовку в воздушно-десантных войсках, молодой и серьезный Мансур-абый приглянулся немцам. Другой возможности перейти к своим могло и не быть, поэтому он согласился на сотрудничество.

В конце ноября 1943 года наш земляк был зачислен в отделение радистов разведывательной школы «Сатурн», расположенной в городе Малетене в Восточной Пруссии. В течение 6 месяцев его научили основам шифровки и дешифровки радиограмм, передачи и приему сигналов, искусству рукопашного боя и умению выживать в экстремальных ситуациях, основам конспиративной и подрывной работы. Зачислив его в зондеркоманду (спецкоманду) майора Арнольда в качестве радиста, 23 июля 1944 года забросили на самолете в тыл советских войск, на Брянщину. Ночной прыжок прошел в штатном режиме, и Мансур-абый тут же доложил об этом по рации руководству зондеркоманды. Как выяснилось, уже на следующий день это сообщение было перехвачено и группой контрразведки советских вой-ск «СМЕРШ» («Смерть шпионам»). Десантников начали тут же искать наши. Это облегчило задачу перехода к своим — группа из 6 десантников сдалась нашим контрразведчикам, а спустя 5 дней проверки и перепроверки Мансур -абый в должности сотрудника «СМЕРШа» начал в эфире радиоигру под кодовым названием «Десант». Она продолжалась до 9 мая 1945 года, ее итогами стали несколько десятков обезвреженных диверсантов, несколько тонн перехваченного у врага оружия и десятки миллионов рублей советских денег, предназначенных для подрывной работы. Вот скудные строки справки органов госбезопасности о тайной войне -"... принимая активное участие в составлении текстов радиограмм для передачи центру германской разведки, проявлял при этом личную инициативу, называя ценные в оперативном отношении, предложения, направленные на получение наибольших результатов«, «... Все поручения органов контрразведки „СМЕРШ“ выполнял с исключительной серь-езностью и точностью». И обо всем этом не было известно никому, кроме органов госбезопасности. Не говорил ничего Мансур-абый и жене, Бедретдиновой Рашиде-апе, с которой воспитали и вывели в самостоятельную жизнь 5 замечательных детей. Кстати, не знали ничего и дети, равно как и члены партийной организации села, безуспешно рекомендовавшие председателю Петряксинского сельпо Бед-ретдинову вступить в ряды КПСС. Чтобы не разглашать свою тайну, Мансур-абый отверг рекомендации и остался беспартийным.

Все тайное рано или поздно становится явным. Всего один раз согласился рассказать о себе радист Бедретдинов главному редактору областной татарской газеты «Туган як» Ибрагимову Рифать-абый лишь спустя 45 лет со дня окончания войны, в конце 1990 года, с условием, что в их беседе будет лично присутствовать чиновник высокого ранга — начальник Сеченовского межрайонного отдела Управления КГБ по Горьковской области полковник КГБ Иксанов Асаят. Результатом беседы стала публикация «Зондеркоманда и «СМЕРШ» в газете «Туган як» от 22 февраля 1991 года.

В чем же причина столь долгого молчания радиста Бедретдинова? В первую очередь, в специфике его военной профессии — спецслужбы больше слушают сами, чем говорят. Есть срок секретности. С другой стороны, разговор предполагает наличие хотя бы двух людей: рассказчика и слушателя. Долгое время мы жили в идеологизированном обществе. Вслед за пропагандистами вешали ярлыки на репрессированных — «враги народа», на военнопленных — «предатели». Наверное, мы были плохими слушателями. Но времена изменились: репрессированные и военнопленные реабилитированы законом и государством. Осталась самая малость — установить имена и биографии всех без исключения участников войны, разместить их фотографии на видном, почетном месте, рассказать об этих людях подрастающему поколению.

Память нужна не им, совершившим свой подвиг и уже погибшим или умершим. Память нужна нам, живым.

Сельская трибуна.
24 апреля 2010 года

 



М

Медина аль-Ислам
Газета мусульман Евразии

М

Ислам Минбаре
Трибуна ислама —
Всероссийская газета мусульман

А

Аль-Минбар

И

Ислам в Российской Федерации

Серия энциклопедических словарей

Ж

Минарет

Ежеквартальный евразийский журнал мусульманской общественной мысли

Д
Ислам: Ежегодный официальный журнал Духовного управления мусульман Российской Федерации
Фаизхановские чтения
Мавлид ан-Набий
Форумы российских мусульман
 
Рамазановские чтения
Фахретдиновские чтения
Хадж российских мусульман
Современные проблемы и перспективы исламоведения и тюркологии
Ислам на Нижегородчине
Миграция и антропоток  на евразийском пространстве
КНИЖНЫЕ НОВИНКИ:
  • Вера и добродетель. Книга II из цикла «Проповеди» /И. А. Зарипов/
  • Коранический гуманизм. Толерантно-плюлистические установки /Ибрагим, Тауфик Камель/
  • История Корана и его сводов /Муса Бигиев/
  • Пустыня внемлет Богу: хрестоматия /сост. М. И. Синельников/
  • Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1(2016)
Х
В Вашем браузере не установлен компонент Adobe Flash Player, поэтому Вы не можете увидеть отображаемую здесь информацию.

Чтобы уставновить Adobe Flash Player перейдите по этой ссылке
Н

ИД «Медина» награжден почетной грамотой за активную книгоиздательскую деятельность

Р

Информационные партнеры

www.dumrf.ru | Мусульмане России Ислам в Российской Федерации islamsng.com www.miu.su | Московский исламский институт
При использовании материалов ссылка на сайт www.idmedina.ru обязательна
© 2009 Издательский дом «Медина»
закрыть

Уважаемые читатели!

В связи с плановыми техническими работами наш сайт будет недоступен с 16:00 20 мая до 16:00 21 мая. Приносим свои извинения за временные неудобства.